http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » ПРОШЛОЕ ВРЕМЯ » Дело семейное...


Дело семейное...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

--
Действующие лица:Adrianna Lestrange, Cantankerus Nott.
Место и время действия:Косой переулок, кафе-мороженное Фортескью. Время: условно 25 января (после покушения, до массовых беспорядков, враги еще не сожгли родную хату)
Описание событий: Родственники иногда пропадают из поля зрения. Вспомнишь о них, захочешь поговорить по душам - а где искать? Но, конечно, сестра всегда найдет способ связаться с братом и вызвать его на задушевный разговор о том, что её так беспокоит, в уютном кафе за чашкой горячего... шоколада.

Отредактировано Cantankerus Nott (2015-11-09 18:25:43)

+1

2

В Косом переулке, как обычно, кипела жизнь. Люди сновали туда-сюда, большинство уверенно шло по своим делам, но редкие зеваки коло ярких витрин всё же были. Немало было и тех, кто прятался от холода в уютных кафе и пабах, чтобы скоротать час-другой. Весёлые компании сменяли друг друга за столиками бесконечным потоком, в котором так легко затеряться. На это Адрианна и рассчитывала – большое количество людей, для которых останется незамеченной тихая беседа за одним из множества столиков в одном из множества кафе.

Последние события оставляли больше вопросов, чем ответов. Если некоторые исчезнут со временем, а с другими она ничего не может поделать, то в отношении своего родственника она могла рассчитывать хоть на какое-то разъяснения. Почему Нотт всё ещё жив? Почему он свободно разгуливает по улицам и живет, как будто ничего не произошло? Неужели уничтоженный дом – это вся плата за покушение, пусть и несостоявшееся? Спрашивать Гриндевальда было бесполезно и, неверное, рискованно для собственной сохранности. Оставалось только спросить самого Кантанкеруса. Пришло время задушевной беседы с троюродным братом.
Просто отправить ему сову было бы как-то неправильно, да и куда именно? Поэтому, недолго думая, Адрианна направилась прямиком на место его работы, в Министерство Магии. Идти лично к нему – тоже не вариант. К счастью, в Министерстве работал её родной брат, поэтому официально, для всех любопытных, её визит был к Джасперу. Поговорив какое-то время на темы от бытовых до политических, Адрианна попросила брата об одной услуге. Нужно было лишь отправить одно короткое послание одним из этих летающих писем, так популярных в Министерстве. Вскоре заветный листок сложился птичкой и полетел лично в руки адресату, Кантанкерусу Нотту. Содержание письма было лаконичным, но вежливым, и сводилось к тому, что Лестрейндж предлагает мирно встретиться в кафе Фортескью ровно в четыре часа. С условием: приходить без сопровождения и не использовать Оборотное.

Адрианна опоздала всего на десять минут, а вот её Джаспер пришёл на пять минут раньше и разместился за одним из столиков. Под Оборотным зельем, которые было заранее заказано в Лютном, он выглядел лет на девятнадцать. Среднего роста, худой, рыжеволосый парень в очках, уткнулся в книгу и тетрадь - обычный выпускник Хогвартса, по старой привычке, приходящий в это кафе. Таких было много. Присутствие Джаспера – просто подстраховка. Дань уважения способностям Нотта, которые Адрианна признавала, несмотря на откровенную нелюбовь к родственнику. Особенно после собрания РОБ, к нему тяжело было испытывать что-либо положительное.
Дверь в кафе открылась с тихим звоном колокольчика, впуская в тёплое помещение мисс Лестрейндж. Она огляделась и быстро заметила Нотта, который уже сидел за столиком.
Он пришёл – это уже что-то. Знать бы, хорошее или плохое. Насколько кошмарными будут последствия разговора?
Опасность была не только в самом Нотте, но и во всей этой встрече. Адрианна не поставила в известность Гриндевальда, который наверняка обо всём узнает. Если шанс оправдаться шпионажем, что не будет ложью. Однако так ли это важно, если она начала сомневаться в главе РОБ? Как он мог отпустить своего врага, едва не убившего его? Как мог позволить ему спокойно жить после этого? Как Нотт смог выкрутиться? Неужели Гриндевальд ничего не может сделать одному волшебнику, имея в своей власти множество?
- Нотт, - с радостной улыбкой протянула Адрианна, подойдя к его столику, - Рада видеть тебя. Я почти не надеялась на эту встречу. Как хорошо, что ты смог прийти, - она села напротив Нотта, не меняя раздражающе доброжелательную манеру поведения, - Мы так давно не беседовали, как родственники. Наверное, не стоит спрашивать, как у тебя дела. Я и так вижу, что лучше всех, ведь ты жив, здоров и даже смог прийти. Поделись с сестрой, в чём секрет?
К ним тут же подбежал официант и поставил на стол перед каждым по чашке ароматного горячего шоколада.

_

Как всегда, всё обсуждаемо и меняемо. А шоколад - это интрига хд

+1

3

Теоретически Нотт понимал, что делает что-то не так. Дело даже не в том, что ни один нормальный человек не стал бы в одиночку выступать против организации, подмявшей под себя половину Европы. Нет, не в том, Нотт ведь формально и не был один, и хотя поддержка Равенства Крови была в последнее время скорее моральной, чем какой-нибудь еще, он все еще считал себя частью весьма значительной политической силы. Нет, проблема скорее состояла... в непонимании.
Да, он перестал понимать многое, а может быть, просто впервые задал себе некоторые вопросы. Например, что он вообще делает, зачем он это делает и, главное, почему у него не получается. Раньше это казалось настолько очевидным, что и вовсе не требовало ответа, а теперь вдруг потребовало. Не странно ли?
Впрочем, мироздание не останавливалось на достигнутом и засыпало Нотта все новыми и новыми задачами. Очередная поступила в виде служебной записки. Такие прилетали в архив Отдела тайн регулярно. Запросы на документы, запросы на сведения о документах, запросы на возможность лично поработать с документами. Всем нужна была информация, и в этом не было ничего удивительного, потому что именно здесь, на нижних уровнях Министерства и была сосредоточена эта наиболее ценная неосязаемая субстанция. Но эта записка отличалась от множества других. Она была адресована лично Кантанкерусу. Без лишней суеты он вернулся за свой рабочий стол и расправил бумажный самолет, придавив его пресс-папье. Содержание умиляло, поражало и ставило новые вопросы. Мироздание опять саркастично оскалилось и попробовало взять Нотта на слабо. Нотт кивнул и принял вызов.

Он зашел в кафе, приветливо улыбнулся официантке и заказал лимонное мороженное с ванилью. Что, никто не есть мороженное зимой? Это был еще один повод заказать его. И задуматься о том, почему жизнь внезапно превращается в какую-то странную гонку, единственной целью которой было почувствовать себя ненормальным. Может быть, это просто способ по-своему оказаться над толпой? Или хотя бы в стороне от неё. Может и в самом деле, все эти порывы отнять у привилегированного меньшинства то, что позволяет им чувствовать себя выше - может быть все это и в самом деле ненастоящее? А хотя ладно, это всего лишь мороженное.
Все то время, пока ему пришлось ждать кузину, Нотт старался не думать о том, о чем думалось само собой. Помогало рассматривать людей. Люди были разные, в большинстве своем самые обыкновенные, насколько вообще могут быть обыкновенными волшебники. Много детей. Немного взрослых. На взрослых он и сосредоточился, рассматривая каждого с совершенно нескрываемым любопытством, пытаясь угадать, что привело их сюда в середине рабочего дня. С некоторыми было все более чем ясно: матери с отпрысками, с болезненным вниманием следящие за ними; министерские служащие, которых, наконец, отпустили на час пообедать; местные торговцы, зашедшие скорее поболтать о жизни с теми, с кем виделись здесь каждый день. Среди них выделялись просто случайные прохожие, которые, кажется, сами не совсем понимали, зачем завернули к Фортескью. Еще больше отличался человек за одним из соседних столов: молодой, но уже не школьник, время от времени бросающий быстрые взгляды на Нотта, и в отличие от последнего, старающийся скрыть свое любопытство. Кантанкерус остановился на нем, когда остальных рассматривать надоело. Просто уставился на того, пристально разглядывая, перехватывая его взгляд каждый раз, как тот поднимал глаза, заключая сам с собой пари, вытащит ли маг палочку раньше, чем на встречу придет Адрианна.
Нет, то ли она поторопилась, то ли у наблюдателя выдержка оказалась лучше, чем можно было подумать. Кантанкерус поднялся со своего места, приветствуя сестру и отодвигая для неё стул.
- Отчего же ты так рано отчаялась, Адрианна? У нас с тобой столько общих интересов, а теперь уже и общих знакомых, мы обязательно должны были так или иначе пересечься.
На столе рядом с ополовиненным и подтаявшим мороженным появился шоколад. Кантанкерус удивленно посмотрел вслед слишком быстро улетучившемуся официанту и взял чашку в руки. Она приятно грела пальцы и неприятно напоминала о недавних событиях. Идеальное равновесие.
- Ну что ты, от тебя - никаких секретов.
Он опять подозвал девушку, которая приносила мороженное, и заказал себе и собеседнице по чашке чая. Те, кто считают этот напиток банальным, просто не пробовали чай, который выращивался магами для магов. В этом Нотт вполне мог позволить себе быть снобом.
- Надеюсь, ты не против такой смены меню? В последнее время вокруг так много иностранцев... У них странные палочки, они сидят на столах, им так холодно в Британии, что они разводят огонь в самых неподходящих для этого местах. Просто иногда тянет вернуться к более традиционным ценностям, не замечала за собой такого? Так о чем мы говорили? А, кажется, о том, как мне удается оставаться здоровым в этой полной стрессов жизни. Даже не знаю, Адрианна, может быть, дело в том, что я по возможности избегаю медиков? Кстати, как поживает мистер Лестрейндж?

+1

4

Для большей реалистичности вида Джаспер не просто делал вид, что увлечённо читает книгу, но и действительно выхватывал из содержания пару строк. Иногда даже записывал их в лежащую рядом тетрадь. Книга была о мётлах, их международных стандартах и критериях - словом, не могла сообщить молодому Лестрейнджу почти ничего нового. От того он чаще, чем нужно бросал взгляд на Нотта. К огромному сожалению, шпиона быстро вычислили, поэтому резко менять тактику было поздно. Его ощутимо выручило появление сестры.

Сидя за столиком, Адрианна мельком оглядела помещение. Не в поисках брата, она не сомневалась, что он пришёл и тут же заметила мальчика, в которого его превратило Оборотное зелье. Лестрейндж искала кого-то подозрительного, по крайней мере более подозрительного, чем мог показаться её брат. Она не сомневалась, что Нотт нарушил условие договора и явился не один. Люди в кафе были вполне обычные: от маленьких детей и их мам, до министерских работников, устало уставившихся в чашки с горячим кофе. Одного быстрого взгляда оказалось недостаточно, чтобы найти компаньонов Нотта. Досада неприятно сжала лёгкие. Оставалось надеяться, что Джаспер заметил кого-то, а не отдал всё своё внимание Нотту и книге. Надежды обещали быть не напрасными- аврор был настороже и краем глаза следил за малейшим подозрительным изменением в общей обстановке. Никого явно подозрительного он тоже не нашёл.
- Вот так правда никаких секретов? - язвительно уточнила Адрианна, - Пожалуй, самое главное ты от меня утаил. Не скрою, я была шокирована, когда увидела тебя.
И это была чистая правда. Она не поверила своим глазам, вглядывалась в лицо шпиона и до последнего сомневалась в том, что видела. Позже она поняла, что следовало этого ожидать от Нотта, но первый шок всё был.
- Теперь ты не будешь скрывать от меня такие важные вещи? Кому доверять в этом мире, как не родственникам? - девушка улыбнулась в прежней доброй сестренкой манере.
Отличный чай - настолько по-английски, что даже отдаёт снобизмом. Не подобает это борцу за всеобщее равенство. "Отбрось всё аристократическое" - должно быть вашим первым правилом, иначе очарование идеологии теряется.
Это был тот редкий случай, когда мысль Лестрейндж были чётко написаны на лице красивым ровным почерком. Она молчаливо кивнула, не стала возражать против смены напитка. Не принципиально, в кафе она пришла не за этим.
- Ты не ценишь дружбу наборов? Международные отношения - это важно. Мы обмениваемся полезными идеями. Правда, сейчас идеи только приносят в Братанию, верно? Всех здесь вдохновил опыт континентальной Европы. Разница только в том, какой именно страны.
Упоминание об отце заметно озадачило Адрианну. Оно звучало так, будто Нотт знает о тайных экспериментах отца, но это невозможно. В силу собственной осведомлённости ей просто показалось. Сложно было сказать, что можно ожидать от Нотта теперь, когда она видела его под новым углом, как участника РК.
- О, отец лучше всех, - начала она так, как отвечала бы любому родственнику, праздно интересующемуся здоровьем членом её семьи, - как ты, наверное, знаешь. Он всегда живёт лучше всех. А в последнее время необычайно весел и общителен. Я бы посоветовала тебе заглянуть к нему на приём. У тебя в жизни и так много стресса из-за работы, а тут ещё вокруг столько плохих вещей творится... Это может сказаться за здоровье. Уверена, отец не откажется лично осмотреть тебя, чтобы удостовериться, что с дорогим родственником всё в порядке.
Только осмотр он проведёт не в Мунго, а в подвале поместья. Там жутко, но отец с любовью старался всё обустроить - это заметно сразу. Нотт, ты оценишь его труды, я уверена.

+1

5

Нотт легко улыбнлся девушке. Несмотря на то, что тет-а-тет был нарушен в её пользу, Адрианна, кажется, чувствовала себя весьма неуверенно. Во всяком случае об этом говорили постоянные перемены её тона от наигранного дружелюбия до сарказма и обратно.
- Хотел бы я сказать то же самое, дорогая кузина.
Впрочем, в самом ли деле он тогда не был удивлен? Сейчас, после того как благодаря мадам Крэбб воспоминания заняли положенные им места, принадлежность Адрианны к РОБ казалась самой естественной вещью на свете. Но какие мысли возникли тогда, когда она появилась на пороге маггловского ресторанчика в Сохо, он сказать не мог. Стирание памяти редко проходит без последствий. Нотт, конечно, не был профессиональным обливиатором, но если бы его спросили, обязательно сообщил бы, что считает методику австрийца слишком топорной, к тому же малоэффективной. Почему-то никто не спешил поинтересоваться его мнением по этому вопросу. 
- Думаю, ты наконец раскрыла все мои тайны, и даже если бы я и хотел скрыть от тебя что-то, секрет пришлось бы выдумывать на ходу. Прошу тебя, не копай в сторону государственных тайн, а то приведешь меня на эшафот.
Официантка принесла чай и поставила его на стол. А Нотт все равно не торопился выпускать из рук чашку с шоколадом, который не остывал благодаря наложенной на местную посуду магии. Пить, впрочем, он не спешил тоже, вместо этого глядя на фамильный перстень на руке*: глупо было бы обнаружить пропажу аппетита, заявившись в лучшее кафе магического Лондона.
- О нет, боюсь, ты меня неправильно поняла. Я ничуть не умаляю значение международных отношений, просто... видимо, я знаю немецкий не так хорошо, как мне раньше казалось. Может некоторые философские идеи я не могу принять из-за того, что не достаточно ознакомился с ними в изложении непосредственных носителей, как думаешь?
Что-то последнее время судьба предоставляла слишком много шансов для противоположного. Нотт припомнил последнее письмо, на которое уже слишком давно ждал ответа. Надо же, кому рассказать - не поверят. Хуже будет, если все-таки поверят. Невыразимец, активно переписывающийся с иностранным лидером...
Интересно, а дементоры Азкабана чем-то отличаются от Нурменгардских?
Мысль сама по себе была довольно занимательной и стоила отдельного исследования. Оставалось надеяться, что не на нем самом в качестве подопытного материала.
И все же, это важный вопрос. Задать, может, в письме?
- Необычайно весел и общителен? Мне кажется, это не слишком похоже на крестного. Впрочем, - Кантанкерус мимолетом посмотрел в сторону пялившегося на одну и ту же страницу молодого мага, - Лестрейнджи в последнее время вообще сами на себя не похожи. Может, вам больше отдыхать, Адри? Выехать всей семьей куда-то подальше отсюда, и друзей с собой прихватить?
Это был удар вслепую, записать всю семью сразу в пособники Гриндевальда. И исключительно любопытства ради: даже если они не состояли в РОБ, все равно теперь были слишком опасны, чтобы искать с ними встречи.
- Нет, Адрианна, я не пойду к твоему отцу, знаешь, когда я с ним разговариваю, у меня возникает немного странное чувство, будто я немного...
Нотт выразительно покрутил у виска пальцем, поменял в руках кружки и, наконец отпил глоток отличного чая. Чай пах апельсином и гвоздикой. Может, излишество, но для скучающего аристократа и его сестры - в самый раз. Маг, наконец, опять посмотрел на сестру, не пытаясь изобразить на лице какие-нибудь не соответствующие случаю эмоции.
- Кстати, спрашиваю из чистого интереса: он знает об этой небольшой семейной встрече, твой друг?

*

Сканирую чашку на наличие ГМО, ароматизаторов идентичных натуральному и прочих противоестественных добавок)

+1

6

- На эшафот? - Лестрейндж искренне улыбнулась, словно забавной шутке, - А ты боишься? Мне казалось, после того, как ты мило пообщался с главным гостем Британии, эшафот не должен пугать тебя. Тем более, общение закончилось благополучно, судя по тому, что я сейчас наблюдаю.
Она не могла не вернуться к тому, ради чего всё это затеяла. Справедливости ради, все её мысли тогда крутились вокруг одного вопроса: "Как Нотту это удаётся?". Не каждый день встречаешь врага Гриндевальда, который остался жив и здоров после личного столкновения с ним. Ещё более редкий случай, когда такой человек оказывается родственником, с которым можно мирно побеседовать. Возможно, Адрианна взяла бы на заметку слова Нотта о произошедшем. Кто знает, чем обернутся её общение с Гриндевальдом. Сама Лестрейндж не могла ответить на этот вопрос, всё больше беспокоясь предчувствуя беду.
- Возможно, так и есть. Тебе следует ещё пообщаться с нашими иностранными гостями, чтобы достигнуть понимания.Уверенна, вы преодолеете языковые трудности. Возможно, ты даже проникнешься их идеями.
Адрианна говорила уверенно, но не верила в собственные слова ни капли. Невозможно представить, чтобы Нотт каким-либо образом передумал и хотя бы отошёл от участия в противостоянии РОБ и РК. Мысль о том, что он так радикально сменит сторону - нонсенс.
Он не отступит. Если захочет, то всё равно не сможет. После всего, что он сделал, ему не дадут просто уйти. Если дадут - они идиоты, а я сейчас трачу своё время на бессмысленную и губительную деятельность.
Из-за таких мыслей, Лестрейндж и нужен был ответ на главный вопрос. Ей необходимо знать, как же происходило на самом деле, чтобы понять, не совершает ли она главную ошибку в своей жизни. Ошибку, которая, если не убьёт её, то, вероятно, приведёт в Азкабан.
- Да, я удивлена не меньше, чем ты, - необычное поведение отца заставляло её беспокоиться, не задумал ли он что-нибудь. А, что ещё страшнее, не совершил ли уже что-то страшное для всех и столь радостное для него самого, - Семейный отдых - какая прелесть, - Адрианна едва сдержалась, чтобы не рассмеяться, - Мы в этом не нуждаемся. Поверь, мы такие же, как были всегда. Разве что, я нашла себе новое занятие, работа журналиста оставляет достаточно свободного времени, знаешь ли.
Она сделала вид, будто не заметила, что Нотт посмотрел в сторону Джаспера. Тот в свою очередь, поняв, что родственник не собирается выпускать его из поля зрения, закрыл книгу, устало потёр лоб и принялся за чай и пирожное, стоявшие на его столе всё это время.
- Кстати, мы так давно не собирались в кругу семьи и близких людей, - продолжала Адрианна, - Как ты смотришь на то, чтобы прийти на такой тихий приём? Наше поместье даже станет более уютным для такого случая.
Это было всё равно, что заманивать в капкан. Какими бы ни были взаимоотношения у Лестрейндж, они всегда помогут друг другу в таких вещах. Придумают, как избавиться от тела. Можно скормить его одному из плотоядных растений в саду матушки.
Пить чай Адрианна не собиралась, так как не была уверена, что туда ничего не добавили, а возможности незаметно проверить это не было. Так же и к горячему шоколаду притрагиваться она не хотела - тошно от него ещё с собрания РОБ. От презрительного созерцания чашек её отвлёк вопрос Нотта. Лестрейндж опешила и не знала, что сказать, но старалась не подавать виду. Затягивать с ответ нельзя было, это могло вызвать подозрения, поэтому она поспешила ответить первое, что приходило в голову.
- У меня много друзей, братец, - дружелюбно протянула она и решила рискнуть, сказав правду, - Нет, но скоро узнает. Могу предположить, что он узнаёт обо всём, но это лишь мирная беседа родственников, на которую мы имеем право, верно? А что насчёт тебя, кто из твоих друзей знает, о нашей встрече?
Лестрейндж мельком оглядела кафе, ожидая, что кто-то выдаст себя реакцией. Она не могла избавить от ощущения, что Нотт тоже пришёл не один. Паранойя это или она права - пока не представлялось возможным понять.
- А главное, Кантанкерус, чем думает твой начальник и чем заняты твои друзья, что всю опасную работу поручают только тебе?

+1

7

Лестрейндж улыбнулась, и осталось лишь улыбнуться ей в ответ. На эшафот, да. Чистокровные редко знали это слово, хорошо понимая лишь что такое дементоры, и Кантанкерус был рад, что хоть в каком-то смысле Адрианна знакома с историей маггловских революций. Это понимание может в будущем ей весьма пригодиться.
- Думаешь, иностранцы плохи настолько, что даже смерть не так страшна? Мне кажется, с таким отношением тебе стоит задуматься о карьере в Международном Сотрудничестве.
Забавно, что в шоколаде, если верить семейному артефакту, не было ничего лишнего. Кантанкерусу всегда казалось, что Адри любила зелья, и не удивительно ли, что она не использовала такой шанс? Что это: родственные чувства или может - а вдруг - какое-то особое уважение к человеку, который напал на Геллерта Гриндевальда и остался жив? Или просто интерес к такому человеку? Её вопросы вполне подтверждали последнюю версию, но её предложения... были еще занимательнее. Если бы не полная абсурдность ситуации, он бы, пожалуй, предположил, что кузина его вербует.
- О, - чай все же был слишком горячим, если чашка с шоколадом согревала пальцы, то эта обжигала. Маг отвлекся от напитка и серьезно посмотрел на девушку. - Да я, в общем, уже проникся. Частично.
И это было истинной правдой. Если Нотт понял все правильно, одной из главных идей Гриндевальда была старая-добрая легенда о Дарах Смерти. Если он правильно понял смысл гербовой печати, то эта идея была самую малость навязчивой. Если он правильно понял суть писем, то эту навязчивую идею пациент навязчиво пытался скрыть. Не удивительно, что у него невроз на неврозе и Лестрейнджи в друзьях. Но зато этими неврозами... в смысле этими идеями Кантанкерус был теперь весьма заинтригован. Из-за того, что ему нравилась история. Из-за того, что ему нравились артефакты. Из-за того, что ему нравилось, когда австриец нервничал, особенно если он сам в это время находился на безопасном расстоянии.   Нет, в сказочные свойства Даров Нотт все еще не верил. Но если был хоть малейший, хоть стремящийся к нулю риск получить бессмертного Гриндевальда, наверно надо было приложить усилия, чтобы этого избежать. В общем, не слишком быстро, но невыразимец вел аккуратные исследования в этой отрасли артефактологии, находя пока что лишь все больше и больше легенд и теорий заговора.
Можно, наверно, было бы поделиться своими открытиями с Адрианной, просто чтобы посмотреть, как она отнесется к тому, что её великий лидер заскочил в Британию только забрать некоторые ценные вещи. Пока что Нотта от этого эксперимента останавливали лишь два фактора: забавный читатель за соседним столиком и то, что разбрасываться настолько личной информацией было в некотором роде... неэтично. В конце концов, Геллерт ведь тоже не спешил раскрыть британской аристократии глаза на личность Джона Локка. Соглашение, которого не было, но это не мешало ему быть.
На приглашение он опять ответил улыбкой. потом положил ладонь на руку девушки и кивнул.
- Возможно, Адри, возможно. Немного позже, потому что сейчас я слишком занят, обеспечивая отдых еще двух своих гостей, ты их видела там в ресторане, когда мы с тобой встречались в прошлый раз, помнишь? Но я обязательно загляну к вам при первом же удобном случае.
И он не сомневался, что действительно сделает это. Даже если семья Лестрейнджей оптом продала австрийцу души, - это не было слишком опасно, главное чтобы не мозги, пораскинув которыми, эти милые симпатичные люди должны были прийти к мысли, что если наследник благородного семейства пропадет без вести, отправившись в гости к дорогому крестному, это может вызвать подозрения.
- Верно, совершенно верно.
Он одобрительно кивнул, то ли её решению сохранить встречу в тайне до поры, то ли тому, что кузина не стала играть в слова, и все-таки ответила на его вопрос. Значит, все же не согласовано. Это открывало, надо сказать, широкие перспективы. Можно было бы попытаться подставить Лестрейндж, ведь её фюрер вне всяких сомнений исследует её мысли при следующей встрече. Можно было запустить дезинформацию с тем же расчетом, добавив в уравнение еще несколько неизвестных, ведь Гриндевальд тоже не новичок в шпионских играх, вполне мог ждать этой дезинформации. Впрочем, можно было просто быть честным.
- Согласись, сестренка, если бы я рассказал им о нашей будущей встрече, мне пришлось бы -  чтобы они поняли, зачем я вообще делюсь такой личной информацией - заодно рассказать им о твоем очень близком знакомстве с герром Хольцером, и это могло бы не слишком хорошо сказаться на твоей репутации все еще незамужней благородной леди (кстати, парень за соседним столиком, кажется, положил на тебя глаз, он немного молод, но ты присмотрись). Нет-нет, никто из моих друзей, только родные.
И это тоже было истинной правдой. Оба родственника, которые были в курсе этой встречи, сейчас отдыхали в этом же кафе. А друзья... Друзья были слишком заняты подготовкой большой встряски для этого маленького болотца. Да и Нотт никогда не бежал от опасной работы.
- Мой начальник, Адри? Но у меня же выходной! Я просто люблю проводить свои выходные весьма... специфично.

+1

8

- Напротив, я очень ценю наших иностранных друзей и то, что они могут нам дать. Пожалуй, даже слишком высоко ценю их силы, поэтому избежать эшафота кажется легче, чем их удара. А карьера в Министерстве - это заманчивая мысль, которая давно меня посещает. Кто знает, братец, возможно, скоро мы станем коллегами.
Грязно играть в политику - едва ли не обязательное умение каждого аристократа. Конечно, без исключений не обходится, но обычно это семейная игра, где используют сильные стороны друг друга и опыт предыдущих поколений. Громкая фамилия, которую знают все волшебники, независимо от чистоты крови, высокие должности и накопленный поколениями счёт в банке Гринготтс - главная сила аристократии магической Британии. От государственного наказания можно откупиться, укрыться и сбежать, но противостояние РОБ и РК не оставляет таких возможностей. На первый взгляд. Есть ли шанс, что они могли о чём-то договориться? Маловероятно. Не представляю, что Нотт мог предложить Гриндевальду, тем более после покушения.
На протяжении всего разговора Адрианна игнорировала обе чашки, стоявшие перед ней, и намеревалась продолжать в том же духе. Явное пренебрежение могло обидеть работников кафе, но это было последний вещью на Свете, которая волновала Адри.
- О, неужели? - Лестрейндж, как ни странно, не усмехнулась в своей привычной манере. Ей стало действительно любопытно, словно Нотт должен был рассказать очередную забавную байку. По её мнению, так и было. Она намеревалась спрашивать Кантанкеруса, сколько потребуется, чтобы узнать хоть что-то, но полностью верить его словам считала неосмотрительным, - Поделись, что именно тебя заинтересовало? Неужели ты нашёл в словах иностранного гостя что-то полезное для себя?
Она не ждала, что Нотт скажет хотя бы половину правды, но это шанс найти в его словах какой-нибудь намёк на то, о чём они с Геллертом разговаривали. Адрианна не сомневалась в том, что без обсуждений политики, взглядов друг друга и взаимных колкостей не обошлось. Другие предпочли бы убить врага без лишних долгих разговоров, но не они, нет. Иначе один из них был бы уже мёртв. Кантанкерус, вероятнее всего. Неважно, насколько высоко Адрианна ценит его способности, сложно представить, что он мог бы одолеть сильнейшего мага Европы.
Напоминание о не самом приятном собрании РОБ кольнуло её разум больше, чем неожиданно дружеское прикосновение Нотта, от которого следовало бы насторожиться. Несмотря на видимую победу, Лестрейндж расценивала произошедшее тогда, как поражение. Они допустили проникновение врага на тайное собрание и получили сильные повреждения в бою. Смерть одного из нападавших не отменяет неслаженности их работы, ведь это была случайность. Неизвестно, кого винить, а может, благодарить - Адрианну или Гудрун.
- Двух? - на секунду мысли смешались, возвращённые к ярким воспоминаниям о том дне, - Ах, ты о тех, чьи лица вы примерили. Что же, надеюсь, их отдых будет приятным и они скоро вернутся, ведь работа ждёт, верно? А двери поместья Лестрейндж всегда открыты для тебя, дорогой брат, мы будем рады видеть тебя в любое время.
Джаспер в это время отрешённо потягивал кофе, а злополучные книга и тетрадь лежали на краю стола, как полагается наевшим вещам. Официантка поставила перед ним пудинг, который он заказал минуту назад. Лестрейндж улыбнулся девушке, поблагодарил и вернулся к виду человека уставшего и пытающегося расслабится в уютном кафе. О настороженности он не забыл и максимально незаметно следить за всеми посетителями кафе.
- О, Мерлин, - Лестрейндж искренни рассмеялась словам Нотта, но достаточно негромко, как полагается аристократке, и чтобы все не обратили на них внимание. А хотелось смеяться громко и нервно, - Не думала, что в этом разговоре всплывёт тема моей личной жизни. Прошу, только ты не говори, я не первый год слушаю мнение каждого, кому не лень высказаться при удобном и неудобном случаи. Впрочем, я рада, что ты благородно решил сохранить моё доброе имя. Разве ты не помнишь, что я привела его в декабре на приём в доме Малфоев? Там он был представлен, как мой дальний родственник. Забавно, правда? - в круговороте последних событий она и сама успела забыть эту немаловажную деталь. Деталь, которая может усложнить ей жизнь, но с этим уже ничего не поделаешь, - Но куда более интересно, кого ты подразумевал под словом "родные", кому ты сообщил о нашей дружеской встрече?
Меньше всего Лестрейндж хотела, чтобы встреча закончилась дракой и разрушением прославленного кафе. Новость об этом разлетелась бы мгновенно, обросла слухами и выдуманными подробностями, а имена участников знал бы каждый маг и домовик Британии. После такого сплетни о личной жизни уже не кажутся опасными для репутации. Интересно, как быстро отец доберётся до меня после этого? Он убьёт меня или Геллерт решит это сделать? "Адрианна Лестрейндж 28 лет, не замужем. Умерла из-за драки с одним мужчиной, так как работала на другого, а убил её третий" - очаровательно, ещё и брат здесь.
- Нотт, честность за честность, - укоризненно произнесла Адрианна, - Заметь, я всё тебе рассказала и не попыталась... навредить, а ты это не ценишь.

+1

9

Слишком высоко. С этим и в самом деле было несложно согласиться. Нет, отчасти Нотт даже мог понять кузину, понять, что именно привлекает ее как в самом движении, поглотившем половину Европы, так и в его лидере. Адрианна видела не просто непомерные амбиции, но и их успешную реализацию, за которой следовали амбиции еще большие. Настоящего слизеринца такое не может не восхитить. Каким-то отдельным моментам Кантанкерус и сам мог бы аплодировать стоя. Жаль только за этим восхищением, за этими эмоциями Лестрейндж упускала несколько рациональных моментов. Как, например, тот, что гриндевальдовская система тотального контроля и подчинения (с помощью кресла, когда заканчиваются аргументы), хороша для немцев но, увы, совершенно губительна для Британии. Впрочем, задумываться об этом было слишком рано. Далеко не факт, что она вообще приживется здесь, эта система. На островах всегда были недостаточно плодородные почвы для политических экспериментов.
- Полезное? Нет, не очень. Но интересное... Интересного чрезвычайно много. Мы обнаружили некую общность интересов, знаешь, история магии, генеалогии, древние артефакты. Ну или ладно, я обнаружил. Эти беседы натолкнули меня на некоторые совершенно не связанные с политикой мысли, - Нотт наконец перестал разглядывать собственную чашку и руку сестры, посмотрел ей прямо в глаза и весело улыбнулся. Его непомерно забавляла мысль, что, скорее всего, сейчас он через время и пространство передает сообщение непосредственно австрийцу. - И сейчас я провожу некоторые весьма небезуспешные исследования, которые позволили мне обнаружить след нескольких древних вещиц, которые, если я не ошибся в своих выводах, конечно, коллекционирует твой иностранный друг. И все благодаря нашим небезынтересным разговорам, можешь себе представить?
Все-таки не зря пришел. Даже если не придется узнать ничего нового, развлечений сегодняшний день уже выдал предостаточно. Кантанкерус отпил еще глоток чая, отодвинул чашку в сторону и опять принлся за мороженное. Что и говорить, оно здесь было прекрасным.
- Неужели этот разговор кажется тебе настоько ответственным, что что ты откажешь мне в праве подколоть тебя по поводу твоей личной жизни, Адри? Ладно, ладно, постараюсь быть серьезнее.
Следуя своим понятиям о самом серьезном виде Нотт нахмурился и продолжил, не отводя от Лестрейндж взгляда.
- Я не был в декабре на приеме у Малфоев, кузина, так что я просто не могу знать об этом факте, не так ли? Впрочем, я знаю. И это ставит перед нами еще один вопрос: кто из присутствующих там еще заметил, что герр Хольцер подозрительно напоминает одного своего соотечественника, время от времени появляющегося на первых полосах солидных изданий?
Девушка забспокоилась при упоминании тех, кто мог бы быть в курсе их встречи, и Кантанкерус лишь улыбнулся и покачал головой.
- Родственники, Адри, родственники. Потенциально - любой представитель британской чистой крови.
Вообще, если подумать, разговор был весьма странным. Для чего он? Нотт не знал. И уже даже предположения не строил, отдавшись совершенно фаталистическим настроениям. Теперь он пытался понять, каким настроениям отдается кузина, и почему в ее вопросах звучит не только и не столько любопытство или, скажем, стремление обнаружить важную информацию, сколько - может, и показалось, конечно, но он был уверен, что слышит - некоторую неприязнь, а может даже и ревность. Неужели Лестрейндж так трепетно относилась к идеям РОБ, что, на всякий случай, решила придержать их только для себя, не позволяя никому касаться их своими грязными руками? Это было бы забавно.
- Ну хорошо, хорошо, откровенность. Скажем, мы можем предположить, что пока я делаю опасную работу и удерживаю внимание дорогих гостей нашей прекрасной, пусть и немного дождливой, страны, мои друзья занимаются чем-то более глобальным на континенте. Да и потом, с каких пор тебя стали пугать опасности, Адри? Разве без небольшого риска не было бы совсем скучно? Главное, все закончилось благополучно, ты же видишь, я пока жив и уже здоров. А все самое интересное только начинается.

Отредактировано Cantankerus Nott (2015-11-27 22:27:36)

0


Вы здесь » Сommune bonum » ПРОШЛОЕ ВРЕМЯ » Дело семейное...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC