http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » БУДУЩЕЕ ВРЕМЯ » Это я, почтальон Печкин, принёс заметку про...вашу девочку


Это я, почтальон Печкин, принёс заметку про...вашу девочку

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

--
Действующие лица:
Gellert Grindelwald, Ophelia Malfoy, Cantankerus Nott
Место и время действия:
20 апреля 1921 года
Описание событий:
Сегодня в программе: Геллерт Гриндевальд и круциатусы, Офелия Малфой и империо, Кантанкерус Нотт и...очень мужественный вид

0

2

Путь, известный только с чужих слов, всегда имеет привкус неожиданности. Разум успевает не только нарисовать картину, того, что никогда не видел, но и поверить в неё, а потом, когда реальность вступает в противоречие с воображением, приходит удивление. В данном случае едва заметное: в Малфой-Мэноре Геллерт уже бывал и неплохо представлял себе особенности внутреннего убранства особняка. Вряд ли стоило ждать кардинальных отличий между доступными случайным гостям помещениями, и частью дома, предназначенной только для обитателей Мэнора. Хотя... от особняка, по заднему двору которого величаво разгуливают павлины, ждать можно многого.
Перед дверью, которая, если он ничего не напутал, вела в личные комнаты Офелии Малфой, Геллерт задержался, чтобы перегородить коридор с обеих сторон от двери оповещающими чарами. Скорее всего члены этой семьи не позволяют себе заявляться друг к другу без стука, но лучше перестраховаться. А то может получиться очень неловкая ситуация. И даже не только тем, что иностранный гость, по мнению мистера Малфоя, уже покинул поместье.
Перед тем, как войти, Геллерт рассеял скрывавшие его дезиллюзионные чары - не забыв убедиться в отсутствии свидетелей - но на этом его джентльменский порыв и закончился: стучать он не счёл нужным.
Наверно всё то же самое без проблем могла бы проделать Аделинда. У него самого не было ни одной весомой причины сталкиваться с Офелией. Кроме, быть может, любопытства, но его можно было бы удовлетворить и не появляясь в Мэноре. Конечно, если судить объективно, у него не было причин самостоятельно заниматься очень многим из того, что он делал последние годы. Он вполне мог позволить себе в большинстве случаев  ограничиться одними лишь распоряжениями. А мог переложить всё то, что считал скучным на других, не так ли? В конце концов, было бы странно, добившись власти над половиной Европы, обнаружить себя погрязшим в бюрократии похлеще среднестатистического министерского служащего. Вот Геллерт и предпочёл не обнаруживать.
Однако сейчас он зашёл дальше, выбрав личное участие в ущерб рациональности. Аделинда могла бы всё сделать не оставив ни единой зацепки, совершенно естественно вписав похищение в свою ежедневную рктину. Его же вмешательство требовало планирования и согласования с той же Аделиндой, и всё равно он рисковал. Хотя бы отношениями с Малфояии, которые, как он успел понять, ставили интересы семьи на первое место. Риск был незначительным, но ведь в нём вообще не было необходимости.
- Офелия, - открыто улыбнулся он девушке, - я так рад, что застал вас дома. Я о вас так много слышал, но наша единственная встреча была слишком мимолётной, вам не кажется? Это недоразумение необходимо всенепременно исправить.
Палочка уже была у него в руке, но он пока даже не направлял её на девушку. Вместо того, чтобы наложить на неё Непростительное и уйти, он пока ограничился просто словами. Ещё один поступок в копилку действий, не имеющих рациональной причины.
- Я ведь могу рассчитывать на ваше благоразумие? - уточнил он, словно бы только что вспомнил о чём-то важном.

0

3

Звук негромких шагов за ее спиной, заставил девушку обернутся и сделать от неожиданности шаг назад. Назвать эту встречу странной было бы  определенно преуменьшением. Хотя бы по тому, что в своей комнате она не привыкла видеть даже брата, и даже сестры заходили сюда не так часто. А тут прям посреди спальни, без всякого стука и предупреждения у тебя предположительный диктатор всей Европы. Такая ситуация выглядела бы по крайней мере неловко.
Офелия краем глаза глянула в сторону лежавший на другом конце стола палочку, и пришла к выводу, это тянутся за ней бесполезно, поэтому только крепче сжала в руках, как видимо единственное свое косвенное оружие - зеркало, правда пока ей там никто так и не ответил, и ей оставалось только очень осторожно опустить его так, чтобы незваный гость не смог в него заглянуть.
- Герр... Рихтер, верно? Какой неожиданный сюрприз, - девушка выдавила более-менее приветливую улыбку, не совсем понимая, что вообще происходит.
Предполагать, что мужчина оказался совершенно случайно именно в ее комнате, было бы глупо, особенно после изъявления желания поболтать, по крайней мере, она надеялась, что только поболтать.
- Неужели, вам так не терпелось познакомиться получше, что вы решили навестить меня здесь? - в ее голосе проскользнули нотки, пожалуй лишнего, недовольства, несдержанность всегда была ее основной проблемой, - Что ж, вы можете присесть, если разговор будет долгим... Может, чаю? - мисс Малфой покосилась на палочку в руках мага и неспешно протянула: И, да, герр Рихтер, вы можете на него рассчитывать
Единственное, на что оставалось надеется Офелии, что сквозное зеркало сработало, и ее сперва совершенно необдуманное желание поговорить с Кантанкерусом и извиниться превратиться в ее единственную возможность пережить эту встречу, хотя, конечно, она предполагала, что убивать ее у Гриндевальда не было никаких причин, ну, или так казалось ей.
- Я, признаюсь, не совсем понимаю все же, причины вашего визита. Мне, конечно, в определенной мере льстит ваш интерес, но мне кажется, дело не совсем в этом, правда? Так, чего же вы хотите?

+1

4

Мисс Малфой он, похоже, застал за сеансом прихорашивания. Или самолюбования. Или… что ещё можно делать, имея в руках только зеркало? Геллерт машинально проследил, как девушка опустила аксессуар. Никаких угрожающе резких движений она предпринимать не пыталась, палочку не доставала… Ах, ну да. Геллерт не сразу заметил, что оружие девушки лежит аж на другом конце стола. Просто не подумал, что кому-то придёт в голову без веских на то причин откладывать её так далеко. На целый… Сколько там? Метр? Что ж, очевидно, не все разделяют его навязчивое  желание ни на миг не расставаться с самым важным для любого волшебника предметом.
Пока Офелия говорила, Геллерт, не выпуская девушку из поля зрения, неторопливо прошёл к столу и нарочито демонстративно положил её палочку в карман, покачал головой.
- Рихтер? Нет, память вас подводит. Впрочем, Рихтер, Хольцер - какая разница? - с этим наверняка бы поспорили представители семейства, у которого Геллерт позаимствовал фамилию, но их здесь и не наблюдалось. - Если вам больше импонирует фамилия Рихтер, я не против на неё откликаться, - он пожал плечами.
Слова Офелии Геллерт посчитал продолжением начатой им игры в визит вежливости. Он был уверен, что она прекрасно понимает если не всё происходящее, то, по крайней мере, основную суть, и по достоинству оценил её выдержку. А если не понимает, то эта выдержке и вовсе можно аплодировать стоя.
- Благодарю, однако не стоит, - отозвался Геллерт на предложение чая. - Разговор, вполне возможно, будет долгим, но не здесь. Обстоятельства сложились так, что мне приходится настаивать на том, чтобы вы воспользовались моим гостеприимством. Впрочем, вам ведь не впервой оказываться в подобной ситуации, не правда ли?
И зачем он это сказал? Кажется, перспектива достать наконец Нотта приводила его в какое-то чрезмерно разговорчивое и деятельное состояние. Даже если Кантанкерус не сочтёт нужным рисковать ради несостоявшейся невесты, её смерть станет для него ощутимым ударом - в этом Геллерт не сомневался. Очевидно же, что в обществе, где брак рассматривается в первую очередь как сделка или заключение союза, только жених, которому небезразлична судьба невесты, примет её отказ. Да и Аделинда уверяла, что эти двое очень даже не чужие друг другу.
- Мисс Малфой, поверьте, мой интерес к вашей персоне совершенно неподдельный, - с улыбкой заверил её Геллерт, и это было правдой. Разве не любопытно узнать, с какой девушкой Кантанкерус собирался связать свою жизнь? - Однако вы правы, и мой визит вызван не только им. Позже я непременно отвечу на ваш вопрос.
Он поднял палочку, собираясь с помощью Империо поставить точку - точнее, многоточие - в разговоре, когда неожиданная догадка наконец оформилась в связный вопрос: “А зачем ей зеркало?”
В смысле, зачем ей маленькое ручное зеркальце в собственной спальне, где имеется большое и куда более удобное? Жажда посмотреть на себя любимую вдруг стала столь непреодолимой, что даже пройти несколько шагов без того, чтобы взглянуть на отражение, оказалось невозможно?
Вместо непростительного его палочка выпустила невербальное Accio. Перехватив выскользнувшее из руки девушки зеркальце, он заглянул в него, и уже не удивился, не обнаружив своего отражения. Проигнорировав инстинктивное желание повернуть сквозное зеркало так, чтобы человек по другую сторону отражения не видел его лица, Геллерт вежливо улыбнулся потолку неизвестной комнаты:
- К сожалению, мисс Малфой вынуждена на некоторое время отлучиться.
Проклятье! И угораздило его зайти именно сейчас!

+2

5

Конечно, ничего удивительного не было в том, что зеркало с тех пор молчало. Нотт, в общем-то и не рассчитывал. Оно просто лежало на рабочем столе... когда он работал за столом, и в кабинете, когда он был в министерстве. Просто. Мало ли что. Может быть, пригодится в качестве простого зеркала. В общем, в этот самый вечер это был именно рабочий стол, за которым Кантанкерус работал над очередным артефактом. Впрочем, вещь была почти готова, оставались небольшие доработки. Например, продумать, каким образом сделать предмет незаметным - фактически, именно это и было главным козырем его использования. Идея была, а вот воплотить её без вреда для носителя пока что, увы не удавалось. Нотт закрыл лицо руками и попытался сосредоточиться. Ответ не просто должен был существовать, он наверняка лежал на поверхности, и, как это часто бывает, чем очевиднее он был, тем сложнее было его обнаружить.
Из-за этой задумчивости и погруженности в процесс прозвучавший откуда-то знакомый голос он поначалу даже и не заметил. Или заметил, но списал на шутки сознания.
Потому что спать надо больше.
Однако же монолог перерос в диалог, и вторым в этом диалоге был голос Офелии. Что, конечно, давало определенные ключи к пониманию. Вскочив со стула, маг схватил в руки зеркало, но не увидел ровным счетом ничего, сколько бы ни вглядывался. и это было практически пыткой на фоне разговора, отчетливо звучавшего из артефакта.
Нотт точно знал, что должен сейчас же бежать туда и предпринимать чертовы меры. Оставалось лишь два вопроса: куда и какие. Можно, конечно, было бы предположить, что Офелия дома, в других местах чай гостям обычно не предлагают. Но второй вопрос все еще оставался без ответа. Едва ли просто присутствие Кантанкеруса на месте событий могло бы впечатлить оппонента, нанесшего девушке весьма неоднозначный визит. Необходимо было нечто большее. А время шло.
На секунду он заставил себя применить простейшее упражнение окклюмента: выбросить из головы все мысли и чувства, просто для того, чтобы позже впускать их туда по одной. Так думать было значительно проще. Раз - в его руке один за другим оказываются несколько флаконов, в которые он помещает серебристые нити ценных воспоминаний и, призвав домовика, передает на хранение с четкими указаниями. Два - пара наложенных на себя заклинаний и еще флаконы, на этот раз с зельями, которые Нотт быстро опустошает. Три - это артефакт, тот самый, незаконченный, но сработать-то ему надо всего один раз и, скорее всего, очень скоро. Четыре - последние приготовления и очередной взгляд в сквозное зеркало. И надо же, как раз вовремя, чтобы мельком увидеть совсем не лицо несостоявшейся невесты.
Несколько секунд он просто смотрел в стекло, подозревая, что уже опоздал. После этого вдохнул, пытаясь заставить голос звучать ровно.
- Отличный способ расположить к себе лучшие чистокровные семьи магической Британии, не так ли, Геллерт? Проверенный способ.
Еще бы, Нотт же сам его и проверил. Сейчас можно было до упора пытаться убедить Гриндевальда в том, какую ужасную дипломатическую ошибку он совершает, но лгать самому себе о том, что это не сойнет австрийцу с рук, увы, не получалось. Бежать в Мэнор тоже не было смысла, не надо много времени, чтобы уйти оттуда. Не надо много времени, чтобы убить Офелию просто ради наглядности, безо всякой сложной стратегии. Что оставалось? подобие переговоров?
- Чего вы хотите? Просто назовите свою цену, цену её свободы.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Cantankerus Nott (2015-07-11 22:17:06)

+1

6

Собеседник мисс Малфой всё-таки посчитал возможным ответить. Кантанкерус Нотт. Несостоявшаяся невеста поддерживает связь с отвергнутым женихом с помощью сквозного зеркала? Почему-то Геллерту казалось, что что-то он упускает в картине их отношений. Впрочем, прямо сейчас имеет значение лишь то, что она для него, похоже, действительно важна, а с остальным можно разобраться и немного позже.
- Можно сказать, что я перенимаю британские обычаи и традиции, мистер Нотт, - ответил Геллерт.
То что Кантанкерус в курсе роли Офелии в неожиданном изменении политики семейства Малфоев, Геллерта не удивило. Кто знает, может, сам Нотт к этому руку и приложил. А если нет, то наверняка был в курсе. Гораздо интереснее, знает ли об его участии сама мисс Малфой. Да и было ли вообще то похищение? Может, Офелия сама и предложила идею, как повлиять на отца, своим товарищам из Равенства Крови?
Геллерт даже бросил внимательный взгляд поверх зеркала на девушку, как будто её внешний вид или выражение лица в этот момент могли бы выдать её принадлежность к РК.
- Если хотите получить ответ на этот вопрос, вам придётся встретиться со мной лично, - он на секунду задумался о месте. - Ждите меня на Харли-стрит, 12, - припомнил он адрес, некогда названный самим Ноттом. Собственно, почему бы и нет? - Немедленно.
Раз уж события стали развиваться гораздо быстрее, чем он планировал, то почему бы не подтолкнуть их ещё сильнее? Чем меньше времени у Кантанкеруса будет на подготовку, тем лучше.

Так, теперь мисс Малфой.
При нынешнем раскладе провожать Офелию к выходу, аппарировать вместе с ней, возвращаться в Лондон - всё это казалось Геллерту непозволительно долгим. А если она встретит кого-нибудь из родственников, то придётся ещё и ждать, пока она станет под Империусом с ними объясняться, так и вовсе всё грозит страшно затянуться. А предоставлять её самой себе, как он собирался сначала, теперь опасно.
Он направил палочку на столик с какими-то флакончиками и коробочками, предположительно косметического назначения, собираясь превратить одну из них в портал. В этот раз выбор места занял заметно больше времени. Распоряжения о встрече мисс Малфой относились к завтрашнему утру. Самому этим заниматься?..
- Portus.
Он всё-таки вспомнил место, где наверняка именно в этот - да и в любой другой - момент не было никого лишнего, но зато имелся кто-нибудь из его людей, способный должным образом встретить мисс Малфой. То самое помещение в берлинской больнице, куда он в январе отправлял Адрианну, Селвина, Гудрун и, очаровательное совпадение, бессознательного Нотта после покушения. Заявившуюся туда волшебницу, которая вряд ли сможет объяснить, что она там забыла, наверняка задержат, так сказать, “до выяснения”. А уж если сделать небольшую подказку...
- Imperio, - таким ровным тоном истинные британцы, должно быть, рассуждают о погоде. - Мисс Малфой, воспользуйтесь этим портключом. Дождитесь, пока к вам кто-нибудь обратится и скажите, что я просил проследить, чтобы вы никуда не пропадали, некоторое время… То есть, скажите, что Гриндевальд просил проследить, чтобы вы никуда не пропадали, - поправился он. А то станет ещё на какого-то Рихтера ссылаться.
Вот так. А он тем временем может встретить мистера Нотта. Если тот действительно пойдёт на встречу ради мисс Малфой.

офф

Вторым куском поста я немного забегаю вперёд, но ничего такого, что кардинально повлияет на эту часть, ведь не произойдёт?))

+1

7

Нотт сдержал порыв размозжить деркало и гриндевальдов фасад, на котором красовалось слишком спокойное и равнодушное выражение, о ближайшую стену. Вопроса бы это не решило, да и, по большому счету, вообще было не слишком хорошей идеей. Потому что пока что это был единственный действующий источник информации об Офелии и шанс найти её. На несколько секунд Нотт опять поднял зеркало так, чтобы собеседник мог видеть разве что потолок комнаты и позволил эмоциям отразиться на лице. Определенно эмоции были не самые светлые. И сам он едва ли мог точно сказать, что преобладало: желание найти Малфой и вытащить её из той выгребной ямы, куда она попала благодаря ему и его матримониальным планам, или убивать. Впрочем, пожалуй, выбирать придется не ему, во всяком случае, австриец явно был намерен вести игру по-своему и диктовать условия. Что ж, они ведь тоже могут быть не безнадежны. А если и так - да какая, к черту разница! За последние месяцы этот дивный мир смог стать настолько скучным и, черт возьми, логичным и осмысленным, что впору было повеситься с тоски. А зачем вешаться, если профессиональные убийцы фактически предлагают свои услуги.
Маг опять посмотрел в зеркальный артефакт и одними губами изобразил улыбку, хотя, наверно, нужны были объяснения, чтобы понять, что это именно улыбка.
- Харли-стрит? Не лучший выбор для этого времени суток, Геллерт, даже в "Кабаньей голове" спокойнее, - он пожал плечами и быстро направился в сторону выхода из дома, внутри которого аппарация, разумеется, была закрыта. - Есть множество мест, более достойных внимания представителей чистокровного сооб... А хотя да, вы правы, Геллерт, Харли-Стрит вполне подойдет.
И, дезактивировав зеркало, он аппарировал на место.
Пожалуй, сейчас было бы идеальное время, чтобы попрактиковать непростительные. Во всяком случае, именно сейчас Нотт чувствовал, что вполне сможет по-настоящему порадоваться чьей-нибудь смерти или хотя бы мучениям. Злость переполняла, хотя заметить внешние проявления эмоциональной неуравновешенности мог бы разве что очень внимательный наблюдатель. В том, что наблюдатели, которые при необходимости сами доложат иностранцу о его прибытии на место, были, Кантанкерус почти не сомневался. Как и не сомневался в том, что ждать ему в любом случае придется. Поэтому картинно оглянувшись и не заметив вокруг магглов, он направил палочку на полуживую изгородь чьего-то заброшенного дома, и та под воздействием заклинания отрастила вполне удобную скамью, на которой Нотт и устроился, закинув ногу на ногу. Потом направил палочку на соседнее здание. К сожалению, выбить доски, которыми было заколочено чердачное окно, с такого расстояния не получилось, зато заклинание снесло половину кроны какому-то недавно обзаведшемуся листвой дереву. Кантанкерус достал из кармана часы. С момента его появления здесь прошло две минуты. Для "немедленно" он уже ждал слишком долго.

+1

8

После исчезновения мисс Малфой, Геллерт бегло осмотрел комнату, проверяя не осталось ли где-нибудь то, чему оставаться бы не следовало, задумчиво повертел в руках зеркало. Взять с собой? Теоретически, он мог вообразить ситуацию, в которой оно оказалось бы полезным. Правда куда более вероятным - в это хотелось верить - был исход, при котором очень скоро оно, как способ связи с мистером Ноттом младшим, станет совершенно бесполезным. А если оставить его здесь?.. Да, пожалуй. Геллерт положил артефакт на стол, за которым ещё недавно сидела Офелия Малфой, создал ещё один портключ и, не забыв снять оповещающие чары в коридоре, воспользовался им.
Он оказался в комнате, когда-то предназначенной для того, чтобы служить офисом, но последнее время использовавшееся с неделовой небрежностью. Причём использовавшееся волшебниками, о чём красноречиво свидетельствовали несколько выпусков Ежедневного Пророка, сваленные в некоторое подобие стопки, начатая коробка с шоколадными лягушками на столике, пара выглядывавших из укромных мест обёрток от других распространённых в магическом мире сладостей. Двое находившихся в комнате магов на появление Геллерта отреагировали по-разному: один немедленно атаковал - его заклинание Геллерт с выражением нарочитого удивления на лице отразил, - а потом смутился, второй ограничился тем, что просто встал. То ли уступал товарищу в скорости реакции, то ли, напротив, быстрее смог узнать гостя.
- Простите, милорд, - проговорил тот из двоих, который на него напал.
Ничего не отвечая, Геллерт в несколько шагов оказался у окна, из которого открывался вид на облюбованный РК почтовый ящик. С того дня, как Геллерт узнал об этом адресе больше трёх месяцев назад, но до сих пор его люди за ним на всякий случай наблюдали.
Нотт уже был на месте. Выходит, пришёл сразу же, ничего не планируя и не предпринимая, как Геллерт и потребовал. Насколько же ценна для него жизнь мисс Малфой?
Крайне, чудовищно, важна - сказала ему снесённая заклинанием часть кроны одного из здешних деревьев. Геллерт ощутил, как невольно его губы растягиваются в довольной улыбке.
- Пригласите мистера Нотта сюда, - продолжая смотреть на Кантанкеруса через окно, приказал Гриндевальд. - И заберите у него палочку. Не думаю, что он станет возражать.
А если станет, то что? Аппарировать туда и устроить повторение их дуэли?
За реакцией магов на его слова следить он не стал, ему было достаточно звука их удаляющихся шагов. Объяснять, кого он имеет в виду, не понадобилось, кроме Кантанкеруса на улице больше никого не было.
К сидящему на собственноручно созданной скамейке Нотту подошёл только один из людей Геллерта. Второй предусмотрительно остался у входа в дом напротив дома 12.
- Мистер Нотт, - столь короткую и известную фамилию волшебник запомнил без труда, - пожалуйста, отдайте вашу палочку и следуйте за мной.
Использованное Геллертом слово “пригласите” располагало к вежливости.

+2

9

Видимо, пострадавшее дерево впечатлило наблюдателей, поскольку почти сразу после этого показательного выступления, ну или промаха, как нравилось считать Нотту, из одного из близлежащих домов к нему целенаправленно двинулся какой-то субъект. Посмеявшись над тем, как пекутся о зеленых насаждениях РОБовцы, буквально оправдывая фамилию своего лидера, маг ждал посетителя все так же спокойно сидя на скамье и покручивая в пальцах волшебную палочку. Почтовая сова, которая по какой-то ошибке приняла человеческий облик, оказалась предельно вежлива и даже сказала "пожалуйста". Нотт даже пожалел бедолагу, тот, в конце концов, не виноват, что кретин. Очередной поворот палочки - и она ложится в пальцы обратным хватом, характерных для той особой магии, которую так не любят в аврорате.

Дом, из которого появился посланник был не слишком близко, и, хотя Нотт не очень беспокоился о том, что именно заметно из окна, вряд ли можно было увидеть подробности с такого расстояния. Зато вполне можно заметить, как посланник уверенно возвращается назад, целый и невридимый, несмотря на то, что тот, за кем его послали, так и остался сидуть на своем месте. Вежливый и знающий "пожалуйста" заговорил, едва переступив порог.
- К сожалению, мистер Нотт не может сейчас навестить нас, потому что у него назначена важная встреча, - он говорил монотонно и невыразительно, ну никакого театрального таланта. - И хотя его визави уже сильно опаздывает, он, в отличие от некоторых, не привык менять договоренности в одностороннем порядке, а значит, как и было сказано, все еще ждет Геллерта Гриндевальда на Харли-стрит, двенадцать. Вот палочка.
Ненадолго посланник замолчал, как будто собираясь с мыслями, хотя какие уж там мысли, и протянул своему лидеру палочку. В смысле, небольшую ветку.
- И, кстати, просит передать, что никакой воскрешающий камень не спасет вас, Геллерт, если вы будете подпускать к себе так близко людей под империусом. Хотя... о чем это я, артефакт ведь все равно не у вас.

Сидя на своей скамейке, Нотт размышлял. Немного о том, что сейчас Офелия уже все равно слишком далеко, чтобы австриец мог продемонстрировать на ней свое недовольство. Но увы большей частью не об этом, а заключая сам с собой пари, сколько зеленых вспышек мелькнет в окне дома, в направлении которого недавно ушел вежливый человек.

Отредактировано Cantankerus Nott (2015-07-13 09:57:50)

+2

10

Наблюдая, как отправленный за Ноттом волшебник, возвращается ни с чем, Геллерт уже примерно представлял себе, что там произошло. Кантанкерус в свойственной ему манере ответил что-то нагло-умное, посыльный растерялся и предпочёл вернуться за уточнениями. Идиот.
Начало речи это предположение подтверждало, разве что говорил маг слишком монотонно, а не смущённо или взволнованно, как ожидал Геллерт. Впрочем, дальше стало понятнее. Не стал бы этот волшебник так разговаривать с Гриндевальдом, даже передавая чужие слова. Сам бы - не стал.
Геллерт дослушал сообщение Нотта до конца, после чего согласился с одним из его утверждений - о том, что не стоит подпускать близко людей под Империусом, - отправив в него банальный, скучный Stupefy. Второму, топтавшемуся позади, досталось больше: сначала Круциатус на тот случай, если этот умник умудрился прозевать наложенный на товарища Империус и просто потому что очень хотелось, и только потому всё тот же Stupefy, на случай, если и этот тоже схлопотал от Нотта Империус.
Вернувшись к окну Геллерт обнаружил Нотта, всё ещё как ни в чём не бывало дожидающимся его на скамейке. Ну и что это только что было? Только не надо говорить, что Нотт не понял, от кого исходило “приглашение”. Ему зачем-то нужно, чтобы Гриндевальд лично оценил его скамейку? Или не нужно, а просто хочется?
Возможно, первый порыв послать кого-то вместо себя был следствием осторожности. Конечно, у Нотта было крайне мало времени, но вдруг его хватило, чтобы предупредить кого-нибудь из своих, кто сейчас готов воспользоваться удачным моментом и всадить Аваду в отвлёкшегося на Нотта Гриндевальд? Возможно. Но вот дальнейшие действия Гриндевальда, хоть это и не очевидно, продиктованы были отнюдь не осторожностью.
Геллерт аппарировал к служебному входу в немецкое Министерство магии. Внутри возникла небольшая заминка. Как-то так вышло, что из всех своих министерств Геллерт примелькался разве что в австрийском. Здесь же от него - ну надо же -  потребовали предъявить пропуск и зарегистрировать палочку. Разумеется, Геллерт вежливо, но категорично отказался, и собрался пройти дальше. К сожалению, драки в своём же министерстве, в которой Гриндевальд бы сейчас с удовольствием и не задумываясь о последствиях  поучаствовал, не вышло. Один из явившихся выдворять слишком наглого посетителя волшебников узнал его, и больше проблем не возникло.
Большинство сторонников Гриндевальда, достаточно хорошо его знавших, уже давно привыкли к манере своего лидера собственноручно разбираться со многими вещами, не подразумевающими участия человека его положения. Поэтому когда Геллерт потребовал себе группу бойцов, немного, человека три будет достаточно, Ольдвиг, всё ещё бывший на рабочем месте, похоже, решил, что Гриндевальд затеял какую-нибудь диверсию в правительственном учреждении, никак не меньше. Судя по крайне серьёзным лицам троих, вызванных им магов, они тоже так считали. Так что, когда Геллерт с помощью ещё одного - третьего за последние пару десятков минут - портала вернулся в комнату на Харли-стрит и приказал прибывшим вместе с ним немецким магам привести сюда во-о-он того человека, они изрядно удивились. Впрочем, лишних вопросов задавать благоразумно не стали. Лишь один, покосившись на двух бессознательных волшебников в комнате, спросил один ли он там.
- Скорее всего, - пожал плечами Геллерт.
Оглядев в окно улицу, трое магов - хит-визарды, наверно, Геллерт не уточнял - аппарировали прямо к занятой Ноттом скамейке, оказавшись метрах в пяти от неё и друг от друга. Двое сразу же, безо всяких разговоров напали - один использовал невербальное Ahellitus, второй - тоже невербальное, но более материальное Incarcerous. Третий же собрался прикрывать товарищей от атаки Кантанкеруса, буде таковая последует, или от других возможных неожиданностей.
Геллерт тем временем, прихватив из коробки шоколадную лягушку, вернулся к окну.

***

Ahellitus – заклинание удушья. Подвергшемуся заклятию кажется, будто бы кто-то душит его, стянул шею веревкой. Воздух входит и выходит из легких с хрипом, говорить трудно. Колдовать невозможно. Координация движений при этом не нарушается. 
Incarcerous – связывающие чары (противника обматывают верёвки).

+2

11

Характерных зеленых всполохов в окне замечено не было. Нотт разочарованно цокнул языком и понадеялся, что за исполненный приказ наблюдателям досталось хотя бы пыточное, и следующим шагом к нему придет не сам австриец, а еще кто-нибудь из более или менее мелких сошек, чтобы на этот раз можно было уже собственноручно отправить кого-нибудь в очередное великолепное приключение для высокоорганизованного разума. Потому что кто-то должен был ответить за смерть Элайн Фоули. Почему вдруг Нотт вспомнил именно её, и какое отношение к её смерти имеют незначительные исполнители из РОБ, он не слишком задумывался. Как и о том, что у них там, наверно, семьи, дети или еще какие-нибудь безусловно важные вещи. Гриндевальдовцы - не более чем шестеренке в машине режима, можно ли их считать людьми? Час назад, подумав над этим философским вопросом, Кантанкерус, пожалуй, пришел бы к выводу, что можно. Сейчас же... он вдруг почувствовал, как видят мир те, кто верит в идеологию РК слепо и без лишних вопросов.
Следующие несколько минут, сидя на своей скамье, которая уже начала надоедать, Нотт придумывал способы, которыми его сейчас можно убить. Выходило немало, один лучше другого, да и собственно, разве это сложно, уничтожить безобидного аристократа, проводящего свои дни в архивах Минмагии, а сейчас мирно ожидающего не слишком пунктуального собеседника? Может, выставить защиту? Полезная вещь - магические щиты. Другое дело, что есть и другие, полезнее. И едва услышав хлопки аппарации, не теряя времени даже чтобы рассмотреть, уж не Геллерт ли явился, един в трех лицах, Кантанкерус переместился тоже. На крышу того самого коттеджа, около которого и сидел, и размашистым росчерком палочки, вкладываясь в заклинание полностью, зная что едва ли будет способен на любую другую магию в ближайшее время, швырнул прямо в созданную скамью взрыв адского огня, короткую, вспышку пламени, которая должна была существовать какую-то секунду, и при этом достаточно мощную, чтобы за эти мгновения убить.
Увидеть результат он уже не смог, магия такой силы заставила его закрыть глаза и осторожно устроиться, а потом и вовсе улечься, рассматривая высокое небо, теперь уже на крыше коттеджа, сунув руки в карманы мантии - палочка была в таком состоянии практически бесполезна. Настолько, что маг не смог наколдовать даже элементарный Сонорус, чтобы, в случае если предыдущая атака удалась, сообщить всем заинтересованным, что все еще ожидает Геллерта, теперь уже совсем буквально на Харли стрит, двенадцать.

аццкое пламя

С планшета сложно копипастить описания, но их собственно, и так все знают. Уточню только, что претендую на шашлык из немцев и на то, чтобы заглушить огонь через секунду после появления. Сложность управления этим заклинанием отражаю в дальнейшей временной неспособности к магии и физическом истощении.

+2

12

Всё произошло быстро. Очень быстро. Задержка между появлением на улице трёх немцев и исчезновением одного Нотта была столь небольшой, что можно было подумать, будто сработало какое-то заклинание, вытолкнувшее англичанина за пределы Харли стрит. Точнее, не совсем за пределы. Из выбранной в качестве наблюдательного поста комнаты полностью происходящее на крыше дома напротив было не разглядеть, но вот стоявшую на фоне ещё достаточно светлого неба тёмную фигуру - вполне. Силуэт этот Геллерт заметил спустя доли секунды после вспышки, в один момент слизнувшей всех трёх посланных за Ноттом магов, и не было сомнений, что этот человек её и создал. Кантанкерус? Ну а кто же ещё.
С запозданием Геллерт понял, что уже некоторое время неподвижно стоит с выражением крайнего замешательства на лице, палочкой в одной руке и шоколадной лягушкой, которая незамедлительно оказалась отброшена в сторону, - в другой. Геллерт по достоинству оценил эффектность жеста, но совершенно не понимал, чего Нотт пытался этим добиться, не видел логики в его действиях. Было ли это ещё одной попыткой покушения на его, Геллерта, жизнь? Какое-то оно очень уж импровизированное, неловкое. У Нотта - или кого-либо ещё - не было возможности заранее узнать, как себя поведёт Геллерт. Он и сам этого не знал: из-за сквозного зеркала ему пришлось импровизировать. Или РК как-то сумело спланировать всё? Сложно и предполагает участие Аделинды, но… возможно. Но приложить такие усилия и даже не убедиться, что Гриндевальд в решающий момент оказался на положенном ему месте? Что за приступ идиотизма? А если никакого покушения не было, и Нотт просто решил убить появившихся на Харли стрит магов, то тем более ерунда получается.
Непонимание приглушило злость, точнее, позволило отложить её, растянуть во времени. Выходка Нотта привела Геллерта в ярость, но рвать и метать после приступа удивления и усиленных попыток понять происходящее как-то не тянуло. Впрочем своё этот наглый англичанин ещё получит. Скоро.
Нотт тем временем совсем исчез из виду. То ли сел, то ли вовсе лёг - вроде бы некоторое время его голова ещё маячила над линией, отделявшей дом двенадцать от неба. Плюнув на то, чтобы искать очередных посыльных или уточнить, что именно осталось от старых, Геллерт аппарировал на крышу в нескольких метрах от того места, где он видел Кантанкеруса. Англичанин оказался на том же месте. Лежал, беспечно сунув руки в карманы. Расслабленность его позы подкинула свежее поленце в тлеющий костёр геллертова раздражения.
Движение палочки - и Нотта за плечи подбросило вверх, так что его ноги в какой-то момент оказались в метре над поверхностью крыши. Геллерт заботливо проследил, чтобы при падении англичанин не скатился куда-нибудь ненароком, и только потом счёл возможным его поприветствовать:
- Добрый вечер, мистер Нотт.
Ещё одно невербальное заклинание, на этот раз Expelliarmus. Нотт в данный момент не особо походил на человека, способного оказывать активное сопротивление, так что Геллерт не видел необходимости в лишних сложностях. Впрочем, близко к англичанину не подходил.
- У меня к вам так много вопросов, - хищно улыбнулся он.
Например, откуда вам знать, что Воскрешающего камня у меня пока нет?
- Но сейчас я задам вам только один: зачем? - для большей ясности Геллерт кивком указал за край крыши, на Харли стрит.
Свою палочку он продолжал направлять на Нотта и внимательно следил за его действиями. Пусть всё выглядело так, словно взрыв, одним махом избавивший англичанина от трёх далеко не самых слабых противников разом, исчерпал силы мага, но, помнится, одним ранним январским утром Нотт тоже не выглядел способным на чрезмерно активные действия...

+2

13

Даже удивительно, но небо сегодня вовсе не было затянуто типичными для межсезонья тучами, и на нем начинали появляться первые, самые яркие звезды. Некоторые Кантанкерус, пожалуй, даже мог бы опознать, если бы начал вспоминать уроки астрономии, которые вместе со всей школой остались в какой-то прошлой жизни. Прошлая жизнь была неплохой, во всяком случае, очень простой и понятной: ешь и спи по расписанию, ходи на занятия, дружи с правильными людьми, веди себя хорошо - и будет тебе счастье. Можно, наверно, было бы перенести эти правила и в настоющую жизнь, было бы удобно. Вот Рейгар, например, так и сделал, как и многие другие. Офелия пыталась, но - увы, увы...
Нотт начал насвистывать Марсельезу, чтобы добавить в спертый воздух Харли-стрит немного революции. На привычный звук аппарации не так далеко он даже не обернулся. А потом в какой-то момент взлетел в воздух и приземлился обратно на крышу, инстинктивно подставляя руки, чтобы смягчить удар, но все же довольно неудачно: запястье, кажется, вывихнул, хорошо не сломал ничего. И уже в следующий момент лишился палочки, будучи, разумеется, совершенно не в состоянии выставить пристойный щит.
Что ж, к некоторым вещам в мире приходится относиться философски, раз уж сделать с ними ничего нельзя, хотя потеря оружия, которое было с ним с одиннадцати лет, огорчала. Ноттподнес ладонь к лицу, потом посмотрел на пальцы, на которых осталась кровь.
- Вот черт, губу прикусил...
Здороваться смысла не было. Виделись, как говорится. Да и не настолько Кантанкерус был рад встрече, чтобы изображать восторг для стоящего в отдалении Геллерта. Тем более, у того много вопросов, а времени, наверно, мало, как и у всякого уважающего себя тирана. Маг пожал плечами и удивленно посмотрел на собеседника.
- Что значит, зачем? Вы подписали им приговор, когда послали туда, я привел в исполнение, очень гуманно даже. Что, - удивление в голосе теперь звучало так, как будто Нотту сообщили о присоединении Британии к гриндевальдовскому союзу и установлении на всей его территории единой галеоновой зоны, - не надо было?
Он наконец сел удобнее, опять развернувшись так, чтобы видеть улицу и яркую звезду на западе над горизонтом, и начал внимательно осматривать пострадавшее запястье, продолжая негромко напевать про tout est soldat pour vous combattre. Палочка опять была направлена на него, но даже теперь, после нескольких месяцев кропотливых исследований зная, что это за палочка, Нотт не смотрел на неё, предполагая, что у него еще будет для этого время. Обороняться или пытаться бежать, разумеется тоже смысла не было: в конце концов, он ведь не для того пришел на назначенную встречу, чтобы просто взять и уйти. С другой стороны, анонсированный один вопрос не предполагал продолжения беседы, и это тоже было бы совсем неправильным развитием событий. Прервав медосмотр и исполнение, Кантанкерус обернулся к австрийцу.
- Разве вы не собирались озвучить мне условия освобождения Офелии, Геллерт? Или между нами опять возникло недопонимание из-за какой-нибудь дословной трактовки метафорических оборотов?

+2

14

Ответ Нотта и в особенности его интонация Геллерта изрядно озадачили. От немедленного возобновления знакомства с Круциатусом англичанина спасла неожиданно здравая мысль, посетившая Гриндевальда, что безумие Пыточным не лечится, а очень даже наоборот. Да и, как показывал предыдущий опыт, в данном случае Круциатус не обладал должным воспитательным эффектом. Кроме того, сейчас у него имелось кое-что получше.
Не получивший отпора Кантанкерус тем временем отвернулся и продолжил насвистывать какой-то бодренький мотивчик.
Геллерт не мешал. Склонив голову набок, он разглядывал мага, как некий непонятный и причудливый феномен. Всё-таки псих или просто издевается? Геллерт никак не мог провести одну логичную прямую через все точки его поступков и внешних обстоятельств. Как ни крути, а что-то обязательно не вписывалось.
Он поднёс к лицу палочку Нотта, которую всё ещё держал в левой руке, вгляделся в неё, словно она могла бы объяснить мотивы её хозяина. Палочка делиться секретами Кантанкеруса не пожелала, зато отвлёкся от своего занятия - то есть увлекательного разглядывания собственной руки и насвистывания - сам Нотт.
- Собирался, - с безразличным видом подтвердил Геллерт. - Но теперь меня не покидает ощущение, что вы пришли сюда ради какой-то другой цели, и эти условия, как и сама мисс Малфой, вам не очень-то нужны.
В последний раз взвесив на руке палочку Нотта,  Геллерт коснулся её своей и, когда  соскочившие с кончика Бузинной язычки пламени охотно принялись за предложенную добычу, разжал ладонь. Догорал миниатюрный костёр уже на крыше.
- Мистер Нотт, вы ведь не идиот и не безумец. - Честно говоря, Геллерт сильно сомневался в истинности этого утверждения. - Вы должны понимать, что ваши действия имеют последствия, затрагивающие не только вас, - маг с деланной неохотой вздохнул, покачал головой. - Я собирался назвать вам условия освобождения Офелии, но сейчас не вижу иного способа показать вам, что затеянная вами игра предполагает некоторую степень ответственности за свои поступки.
Времени для ответа он Нотту не оставил. Бузинная палочка выплюнула ещё одну вспышку Ступефая, едва Геллерт закончил говорить.
Дом, где Нотту весьма вероятно предстоит провести остаток своей жизни - это если Геллерт не решит вспомнить о некогда обещанной англичанину экскурсии в Нурменгард, - уже был выбран. Снова северо-запад Германии: с одной стороны достаточно близко к Британии, чтобы не слишком перетруждать себя  с аппарацией, с другой - на континенте Геллерт ощущал себя комфортнее. Можно было и мисс Малфой сразу туда отправить, но он не мог с уверенностью сказать, что сейчас там есть хоть кто-нибудь. Вот сейчас и проверим.
Наклонившись, чтобы взять Нотта за руку, Геллерт дезаппарировал вместе с ним. Двухэтажный дом какой-то маггловской семьи среднего достатка пустовал.Тем не менее все необходимые чары на две “гостевые” комнаты уже были наложены: антиаппарационные чары - приличия ради, непропускающий звуки барьер - большей частью для удобства, чары неразбиваемости на окне и очень хлипкой на вид двери и небольшое навеянное прошлым побегом Нотта дополнение. В холле на столике небрежной кучей было свалено около полудюжины одинаковых на вид невзрачных браслетов из тусклого серебра. Один из них Геллерт надел и магически закрепил на руке у Кантанкеруса, после чего отлевитировал того в подготовленную для него комнату. Заниматься обыском англичанина он предоставил своим, пока отсутствующим подчинённым, отправить которых сюда стало его следующим шагом.
Вот теперь можно было вспомнить и о мисс Малфой. Самолично отправляться за ней Геллерт не стал.
Когда двое его людей привели Офелию во вторую “гостевую”, не забыв и ей надеть на руку один из тех серебряных браслетов, Гриндевальд дожидался её, сидя за столом, на котором имело две чашки, заварочный чайник и сахарница. Воспитанная волшебница предложила ему чая, почему бы не вернуть любезность?
- Присаживайтесь, мисс Малфой, - указал Геллерт на стул напротив себя, когда они остались наедине. - Я не представился вам должным образом, Геллерт Гриндевальд. Впрочем, вы, должно быть, и сами уже всё поняли, не так ли? Думаю, вы понимаете причины, ранее побудившие меня назваться другим именем.
Чайник взлетел над столом, по очереди наполнил обе чашки свежезаваренным чёрным чаем и вернулся на место.
- Вы не возражаете, если я задам вам несколько вопросов касательно одного нашего общего знакомого?
Подумав, над формулировкой вопроса, Геллерт с улыбкой добавил:
- Впрочем, если вы возражаете, я всё равно их задам.
В его руке появился небольшой пузырёк с бесцветной жидкостью, который он мимоходом, словно бы не обращая на собственные действия никакого внимания, поставил на стол рядом с собой.

+1

15

Офелия плохо помнила события последнего дня, она даже не совсем понимала один ли это был день или несколько, какое сейчас время суток и который час. Впрочем, это было не так уж и важно, особенно учитывая, что в компании двух брутальных мужчин, неясной национальности и принадлежности, резкие движения в сторону окна,даже чтобы банально выглянуть, чтобы узнать день или ночь на дворе, совершать совсем не хотелось. Да кажется и Кантанкерус говорил когда-то что-то о том, что ей лучше в непонятной ситуации воздержаться от геройств. Она полностью его поддерживала в этом суждении, поэтому когда ее наконец сопроводили до стола и новой компании, что уже было не так уж плохо, мисс Малфой была настроена вести себя максимально вежливо, и в отличии от Нотта, она с пониманием, что такое "вежливость", проблем не имела.
Девушка осторожно присела на край стула, подумав, что традиция знакомства с мужчинами в условиях насильственного удерживания ее в неизвестном чужом доме, становится почти смешной.
- Благодарю, - благовоспитанно протянула Малфой, делая короткий глоток из чашки, она даже не могла припомнить, ела ли сегодня.
Несмотря на то, что она уже бывала в похожей ситуации, в этот раз она чувствовала себя гораздо некомфортнее, если не сказать, попросту напуганной. Да и Геллерт Гриндевальд имело мало общего с Джоном Локком, хотя упрекнуть ее в чем-то было трудно. Он еще и разрешения задавать вопросы просит, правда, при этом признавая, что оно ему не слишком нужно.
- Все, что угодно, герр Гриндевальд, - выдавив улыбку, проговорила Малфой, делая еще один глоток, все еще где-то в глубине душа веря, что горячий чай и впрямь может сделать ситуацию лучше, - Скажите, а вы бы очень расстроились, если бы я тоже задала вам пару вопросов, после вас конечно же...Вам же необязательно, превращать все в допрос, если можно сохранить иллюзию беседы, правда?

+2

16

“Всё что угодно, так? Мисс Малфой, вы не откажетесь дать интервью журналистам Ежедневного пророка, в котором просветите широкую общественность в тонкости принятия некоторых законопроектов?”
Геллерт искренне улыбнулся своим мыслям. Невольно он сравнивал поведение Офелии с тем, как вёл себя Нотт при их первой встрече. Помнится, он тоже выражал полную готовность к сотрудничеству. Он не сводил взгляда с девушки. Та держалась спокойно, и если боялась, то хорошо это скрывала. Может, сказывается опыт? Сделав глоток чая, Геллерт ещё раз усмехнулся и только потом ответил:
- Расстроюсь? Нет, что вы. Быть может, я даже посчитаю возможным ответить. Но для начала, будьте добры, расскажите мне, что вам известно о Кантанкерусе Нотте, - глупо звучащее имя Геллерт сумел выговорить с первого раза и даже без запинки.
Он откинулся на спинку жалобно скрипнувшего и заметно от этого резкого движения покосившегося стула. Вот же! Геллерт досадливо поморщился. Низкий столик и два деревянных стула он перенёс с первого этажа специально для разговора, и теперь они, явно чужеродные, торчали аккурат в центре комнаты. Задуматься о качестве мебели ему в голову не пришло. Выглядело неплохо, даже с некоторой претензией на изящество. Ничего менять он не стал, но на спинку опираться на всякий случай перестал.
- Учтите, сохранность иллюзии зависит исключительно от вашей в этом заинтересованности.
Нотт на её месте наверняка бы с невинным видом пустился в рассказ о самых бессмысленных из светских сплетен, пустой канцелярской информации и ещё много о чём, что подходит для ответа на вопрос “Что вы знаете о…”, но не представляет интереса или ценности. Насколько от него отличается мисс Малфой?

+2

17

Возможно, она недооценила с первого раза адекватность Гриндевальда, потому что кажется, с ним было вполне возможно вести разговор. Да на интуитивном уровне она не чувствовала себя так же расслабленно, как в случае с Джоном Локком, в какой-то момент она поймала себя на мысли, что с ним, кажется, в любой ситуации лучше, чем с другими. Это мысль заставила ее напрячься еще сильнее, но быстро поняла, что самообладание ей еще пригодится, и отдавать голову на растерзание чувствам рановато.
- О Кантанкерусе? Знаете, как ни смешно, но совсем немного, и это при том, что кажется, он делал мне предложение, так что, мне даже неловко это признавать...Полагаю, вас не очень интересуют такие вещи, как его второе имя, кстати, оно больше похоже на человеческое, или, например, что он есть на завтрак, хотя этого я тоже не знаю... Что ж, я знаю, что он любит копаться в чужой генеалогии, и, что любопытно, кажется, он составляет список чистокровных семей, по-настоящему чистокровных, а не этих, знаете, в первом поколении... - Офелия вроде бы собиралась усмехнуться и покачать головой, но потом припомнила, что где-то читала, что Геллерт Гриндевальд - полукровка, так что получилось не совсем удобно,- Кхм.Когда я впервые с ним познакомилась, ну, знаете, лично, а не просто по чьим-то словам, он начал спорить со мной о том, что законопроект моего отца - бесполезен, как можете догадаться, люди не очень любят вести с ним беседы... Честно говоря, я тоже не слишком, возможно, именно поэтому я так мало о нем знаю
Девушка нахмурившись пожала плечами, стараясь припомнить еще что-нибудь.
- У него очень милый домовик и скучная работа...Возможно,есть какие-то проблемы с социальной адаптацией...Он вроде бы очень честный...Забавный...Умный..
Осознав, что скорее переходит к теме "похвали Нотта", Офелия замолчала, точнее заткнулас себе рот очередным глотком чая.
- А вы, случайно, не знаете, где он сейчас? - невзначай уточнила Малфой, пытаясь дышать ровнее, где-то в глубине души она сходила с ума от волнения, и даже почему-то чувствовала вину , возможно ей совсем не стоило использовать зеркало, хотя, она ведь не думала, что он сразу же аппарирует, чтобы поздороваться с австрийцем, без плана, без подготовки...Хотя о чем это она, это же Нотт.
Но в одном она была уверена, если вопросы о нем все еще имеют для Геллерта актуальность, это значит, что Кантанкерус, как минимум,жив.

+2

18

Девушку Геллерт слушал внимательно, не перебивая. Разве что её слова о “по-настоящему чистокровных” волшебниках вызвали несколько невежливый смешок, так что запинки Офелии он не заметил. Да и куда более прозрачные намёки на свою не самую чистую кровь до Гриндевальда обычно доходили с трудом. Нет, он не забывал об этом маленьком досадном факте, но почему-то искренне верил, что в его случае это не имеет никакого значения. И очень не любил, когда кто-то всё-таки прикладывал усилия для того, чтобы разрушить эту иллюзию.
“По-настоящему чистокровных”...
И всё же он воздержался от комментариев.
Ещё одним смешком он отреагировал на окончание рассказа о милом чудаке с нетрадиционными увлечениями. Медленно и с разочарованием покачал головой.
- И, конечно же, вы не имеете ни малейшего представления о том, чем этот честный… - короткая пауза и нарочитая саркастическая ухмылка, - забавный... - короткий резкий выдох, - человек заинтересовал меня настолько, что ради встречи с ним я счёл возможным потревожить вас? - он постарался подчеркнуть вопросительную интонацию, чтобы Офелия не сочла это просто абстрактным замечанием в пустоту.
Мисс Малфой говорила то ли как неглупая, то ли как честная девушка. Нет, пожалуй, до убедительности она пока немного не дотягивала, но в целом, неплохо. Вот только тратить слишком много времени на плетение словесных кружев и хождение вокруг да около Геллерт сейчас не собирался.
Он бросил взгляд на стоявший рядом пузырёк с Веритасерумом, но решил ещё немного обождать с этим.
- При каких обстоятельствах вы познакомились? - интонации этого вопроса уже более подходили допросу, чем беседе.
А Офелия осмелела настолько, что решилась на свои вопросы. Нет, он, конечно, сам разрешил, но…
- Последний раз я видел его… неподалёку отсюда, - при этом Геллерт выглядел откровенно довольным и даже машинально покосился на стену, отделявшую эту комнату от той, в которой находился Нотт. Впрочем быстро вернул более серьёзное выражение лица.

+2

19

- Герр Гриндевальд, я понятия не имею, чем именно он вас так заинтересовал, хотя я и понимаю, что это должно было быть и нечто не слишком приятное для вас обоих происшествие...Единственное, что я могу сказать, это то, что каждый раз, когда на приемах, на которые, впрочем, мистер Нотт ходит не часто, он открывал рот и начинал рассуждать о политике, он говорил вещи, которые вы бы, несомненно, могли бы одобрить... Единственное, что мне остается предположить, это то, что он мог бы быть одним из ваших последователей, которые вас разочаровали...Может так и было?
Офелия прищурившись уставилась на австрийца, словно ожидая от него подтверждения своей догадки о раскрытом секрете, который от нее так упорно прятали.
- Я наконец-то узнала, как он выглядит на дне рождения моего брата, прежде он часто говорил о нем как о сокурснике, но представили мне его лишь в тот день, как раз тогда он и принялся осуждать проект отца.
Если бы Малфой не знала, к чему клонит Геллерт, она бы подумала, что дает предсвадебное интервью журналистке Ведьмополитена, так и хотелось добавить, что это не была любовь с первого взгляда, и потребовалось, чтобы в ее спальню ворвался человек, под которым лежит вся Европа, еще одно похищение и допрос, чтобы понять, что она почти уже готова выйти за него.
Слова Гриндевальда одновременно заставили ее чуть успокоиться и начать волноваться с еще более удвоенной силой, но она все еще помнила, что из контекста вынесла основной вывод.
- Простите, но чем же все таки он вас так зацепил? Что он сделал?

+1

20

Что ж, занятая Офелией позиция была ясна как день. И не сказать, чтобы была неправдоподобной. Могла же она не знать о причастности - степень которой Геллерту была неизвестна - Нотта к её первому похищению? Могла не знать о том, чем её несостоявшийся жених так занят, что редко посещает приёмы? Ещё как могла. И отвечать старалась по возможности полно, вон даже книгу ноттовскую припомнила. И домовика. Милого.
Из стройной картины выпадало сквозное зеркало, но проверять, сможет ли мисс Малфой найти объяснение этому факту, не противореча уже сказанному, Геллерт не стал.
- Нет, - коротко ответил он, - мистер Нотт не разделяет моих взглядов.
На рассказ о первой встрече он только кивнул без особого интереса, а вот очередной вопрос Офелии застал его врасплох. А ведь действительно, чем? Тем, что пытался убить его? Нет, он не врал тогда - всего-то три месяца назад, - когда говорил о своём расположении и уважении к человеку, не побоявшемуся фактически вызвать его на дуэль. Тем, что смеет с ним не соглашаться? Но Гриндевальд не испытывал иллюзий насчёт всеобщего восторга от его идей. Ответ был, но Геллерт предпочёл на нём не задерживаться.
Он пожал плечами.
- Я всего лишь хотел бы, чтобы мистер Нотт познакомил меня с некоторыми из своих друзей.
Геллерт повертел в руке пузырёк с бесцветной жидкостью, вздохнул и придвинул его к Офелии. Забавно, но он даже был бы рад, если выяснится, что девушка не врёт. Это было бы удобнее.
- Мисс Малфой, выпейте это, - он предусмотрительно откупорил бутылочку заклинанием.
Он подождал несколько секунд, прежде чем начать задавать вопросы:
- Являетесь ли вы членом организации, называющей себя “Равенство крови”? Известно ли вам о причастности Кантанкеруса Нотта к этой организации? И, я повторю свой вопрос, при каких обстоятельствах вы впервые встретили Кантанкеруса Нотта? - Геллерт говорил сухо и скучно, ровным голосом.

+2

21

Офелия обреченно посмотрела на придвинутый к ней флакон, не испытывая иллюзий на счет того, чем он может быть наполнен и для чего придвинут поближе еще до того, как австриец что-то сказал. Без лишних слов и глупых попыток оттянуть неприятный момент, она поднесла емкость к губам, делая несколько глотков.
- Нет. Не являюсь, герр Гриндевальд, - никаких неприятных ощущений, можно сказать, почти вообще никаких, она не испытала, возможно потому. что сопротивляться действию сыворотки даже не пыталась,- Да. Мы столкнулись в дверях кафе, в тот день я должна была встретится мистером Фоули, но я не знала тогда его имени, тот факт, что оказывается мы уже виделись, я обнаружила уже после того, как нас официально представили друг другу и его лицо показалось мне знакомым.

+2

22

Короткое “Да” затерялось среди словесной шелухи так, что Геллерт его едва не пропустил.
Вот вам и “Всё что угодно”. Ну зачем? Тоже решила, что с ним можно увлекательно поиграть? Дурной пример заразителен?
Вспышка раздражения требовала немедленного выхода.
- Crucio, - Геллерт встал, направляя палочку на Офелию. Недолго - вдох и выдох. - Не надо, мисс Малфой. Не берите пример с мистера Нотта, - дополнительные пояснения Геллерт счёл излишними.
С запозданием маг понял, что ещё могло бы побудить девушку изображать непонимание, несмотря на то, что он заранее обозначил намерение использовать Веритасерум. Вот и проверим, пока сыворотка всё ещё действует. Геллерт отошёл на несколько шагов, резко развернулся к девушке.
- О каких действиях Кантанкеруса Нотта в интересах “Равенства крови” вам известно?
Расплывчато… Впрочем, можно и посмотреть, как Офелия усвоила небольшой урок и требуется ли продолжение.
Более очевидный вопрос последовал только вторым:
- Откуда вам известно о том, что Кантанкерус Нотт является членом “Равенства крови”? - дурацкое имя вязло на зубах, но Геллерт раз за разом упрямо его проговаривал.
И только потом он задумался над словами Офелии об обстоятельствах знакомства.
Проклятье! Как говорят эти чёртовы англичане, видит Мерлин, не хотел он этим заниматься. Анализировать ответы, искать подвохи… Она ведь даже, как выясняется не член РК. Так неужели нельзя было без всего этого?
Что ж, на первый взгляд, ничего предосудительного. Столкнулись в дверях, даже не познакомились, позже поняли, что уже встречались. Почему эта история не прозвучала в первый раз, если всё так безобидно? Ах да, он сказал “встретились” и действие Веритасерума заставило её вспомнить и о первой, случайной встрече. Допустим.
- Кто дал вам сквозное зеркало, с помощью которого вы разговаривали с Кантанкерусом Ноттом?
Геллерт догадывался, что услышит в ответ на последние два вопроса, но лучше убедиться и потом уже от этого отталкиваться, чем из-за своей уверенности пропустить что-нибудь важное, но не такое очевидное.

+1

23

Еще в самом начале встречи, Офелия гадала сколько же она сможет продержаться без какого-нибудь там "круцио", и даже в самом худшем варианте, предполагалось, что это будет чуть дольше, но нужно признать, что пронизывающая боль в костях длилась не так уж долго, хотя и казалось, что не закончится никогда. Когда же девушка наконец смогла спокойно выдохнуть, эта ситуация даже показалась ей истерически забавной, правда улыбка, появившаяся на ее лице была давольно вымученной и вялой, да и сползла тоже быстро.
-Знаете, это забавно, но большинство своих действий он обозначает как деяния ради общего блага... Что ж, вроде он называет себя "универсальным специалистом", могу предположить, что он мог много чем заниматься, вроде бы он участвовал в попытке тесного контакта с вами с целью физического устранения
Второй вопрос был даже для нее немного странным, поэтому пришлось напрячься, что бы сформулировать ответ, понятный хотя бы ей самой.
- Я поняла это из его слов...Зеркало? Это был его подарок...Не так уж у нас много возможностей поболтать перед сном, учитывая мое воспитание

0

24

Геллерт молча выслушал все ответы Офелии, хотя уже с первых её слов было очевидно, что они ему очень не нравятся. Обтекаемые предложения, постоянные оговорки, тщательный подбор слов, из-за которого фразы выходят такие, что любой бюрократ обзавидуется… Так говорят те, кто пытается обойти действия Веритасерума, не сказать лишнего, уйти от ответа. Но он не перебивал и даже секунды полторы обождал, изобразив вопросительно-насмешливое выражение, словно бы собираясь спросить “Закончили, да?”. Потом резкое движению кистью - и стул, на котором сидела девушка, вылетел из-под неё и на приличной скорости врезался в спинкой комод, а остальной, продолжившей движение частью в дверь. Но прежде, чем девушка могла бы успеть упасть, другое заклинание вжало её в стену напротив Геллерта. Продолжая удерживать её, он подошёл почти вплотную.
- Зачем, мисс Малфой? - Геллерт говорил очень тихо. - Чего вы пытаетесь добиться? Считаете себя героической защитницей любимого? - маг фыркнул. - Я очень сомневаюсь, что вы можете сказать хоть что-нибудь, что сильнее навредит мистеру Нотту. Убить его дважды, боюсь, мне при всём желании не удастся. Так что лучше просто подумайте о себе, хорошо? - он поднёс палочку к её ладони, и невербальное Forficula secare оставило несколькосантиметровый порез. Геллерт кончиками пальцев коснулся проступившей крови и продемонстрировал её Офелии. - Что заставляет вас верить, будто бы я стану и дальше терпеть ваши выходки?
Гриндевальд вытер пальцы о платье девушки, вернулся на прежнее место в пяти шагах от неё и только потом снял удерживавшее мисс Малфой заклинание.
- Итак, мисс Малфой, - словно бы продолжая прерванный разговор, начал Геллерт, - когда и при каких обстоятельствах вы узнали, что Кантанкерус Нотт работает на “Равенство крови”? Когда и для каких целей он подарил вам сквозное зеркало? Когда он сообщил вам об участии в покушении на меня? Известно ли вам о других операциях “Равенства крови”? Встречались ли вы с другими членами этой организации?

***

Forficula secare (Severing charm) – разрезающие чары

0


Вы здесь » Сommune bonum » БУДУЩЕЕ ВРЕМЯ » Это я, почтальон Печкин, принёс заметку про...вашу девочку


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC