http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » БУДУЩЕЕ ВРЕМЯ » Первое свидание, второе – до свидания.


Первое свидание, второе – до свидания.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://savepic.net/6655110.png

Действующие лица: Renate MсKellar, Wane Cornfoot;
Место и время действия: 1921 год, майский вечер, спальня мистера Корнфута;
Описание событий:
- Неужто Вас сразят сегодня в самое сердце?
- Тактическая операция и женщина. Для меня это синонимы.
- Три выстрела, мистер Корнфут, были бы материальным воплощением чьего-то представления о том, как следует приостановить свидание.
- Великолепная идея, Ренэйт, буду знать как от тебя избавиться не оставляя после себя ни единого следа магии.
- Нахал!

+1

2

Отправлять на свидание своего начальника – самое ответственное дело, которое вам только могут поручить. Узнать о том, что у вашего шефа  в принципе свидание – это как оказаться в шоковом состоянии, абсолютной неспособности двигаться и при этом подавлять в себе огромное, просто терзающее изнутри, желание засмеяться, одновременно. Вы должны в такие моменты проявить заботу, дать, возможно даже, ценные указание, но никак, ни под каким предлогом нельзя делать то, что сделала я. Будьте благоразумнее и никогда не позволяйте эмоциям завладеть вами.

- Явилась по вашему указанию, господин Корнфут. – Ренэйт вошла в спальню мистера Корнфута сразу, как только услышала отдаленное и раздосадованное «войдите». Волшебница не поднимая головы, сделала несколько шагов в святая святых и прикрыла за собой дверь, что-то нервно бурча, тщетно уставившись в пол. Девушка то розовела, то бледнела, то её кожа приобретала нежно-зеленый оттенок и все только потому, что сейчас она будет должна помочь с костюмом ни кому-нибудь, а мужчине(!). Уэйн Корнфут не зря позвал на помощь именно своего секретаря и на то есть целый ряд причин. Ну, во-первых, эта юная леди, как-никак, его личный помощник и знает о нем все: о том, в котором часу он чистит свои белоснежные зубы и встанет с постели, до любой мелочи, как например, где находится его любимая ручка, которую он позабыл вчерашним вечером на журнальном столике. Во-вторых, хоть и Рен казалась мужчине раньше не более чем замарашкой, но после того, как в её кармане стали, наконец, водиться галеоны, она стала неплохо одеваться для магглорожденной и девушки, вышедшей из семьи аристократов. В-третьих, кто как ни она, сможет впоследствии держать язык за зубами? Эти маленькие, но довольно весомые аргументы, явно давали понять представителю РК, что лучшей кандидатуры для просьб личного характера не найти.
Взаимоотношения с начальником стали намного лучше, если не сказать, что превратились просто в прекрасные, в представлении связи «начальник-подчиненный». Он с удовольствием снимал вечером напряжение после тяжелого дня несколькими, иногда даже забавными, шуточками, а мисс МакКеллар никогда не упускала шанс тонко поддеть шефа, чтобы с его лица смазалась самодовольная ухмылка, и возникло, такое греющее девичью душу, недовольство. Кроме взаимных издевок, было нечто, что связывало их намного крепче, и это было ничто иное, как взаимоуважение. Если уважение к мистеру Корнфуту прямо-таки читалось на лице его секретаря, то для самой Рен, уважение начальства – не более чем факт, покоящийся за семью замками.
- Позвольте узнать, каков повод того, что Вы сегодня собираетесь надеть такой красивый фрак? Неужто есть надежда, что Вы растаете и перестанете наконец докучать всем, своей холодностью и занудством? – Рен прекрасно понимала, что сейчас может наступить на огромные грабли, идя в наступление, чтобы разузнать все подробности маленьких тайн мистера Корнфута. Этот мужчина всегда был для нее загадкой, с самой первой их встречи. Никогда не повышал тон, смотрел на всех хитрым, тяжелым взглядом, словно паук, который вот-вот захватит свою добычу в крепкие цепи. Для Ренэйт он стал не просто наставником, который сумел поставить боевика на место, но и человеком, с которым можно поговорить по душам. И вот теперь, когда происходит нечто, что так тревожит воображение девушки, не стоит молчать и ждать, пока тебе расскажут, можно построить свои линии исхода событий:
- Или может Вас пригласили на прием? Или просто посидеть в мужской компании вечером за огневиски, чтобы обсудить дела насущные? – В этот самый момент, Бьёрн подняла голову на мистера Корнфута и словила его грозный, недовольный взгляд и чтобы хоть как-то оправдать свое любопытство, смиренно добавила: - Мне же нужно знать, куда Вы идете, чтобы с точностью помочь подобрать Вам одеяние по случаю.

+2

3

Май. Уэйну Корнфуту нравился этот месяц весны. Так уж вышло, что самое лучшее в его жизни проходило именно в этот период года: успешное окончание университета, брак со Сьюзен , да, в конце концов, образование Равенства крови. Похоже, трепетание птиц, озеленившиеся улицы Лондона и приятный, практически ласкающий ветер, располагали к деятельности успешной и приятной.
- Войдите. – произнес Уэйн, по обычаю приказным тоном. Он хорошо знал, кто должен появится в дверном приеме через мгновение. Это была девушка, совсем юная и хрупкая, но она разительно отличалась от той, с которой он имел неприятный разговор тремя месяцами ранее. Ренейт Маккелар – боевик в отставке, если можно было так сказать. Она обрекла себя на наказание, жестокое или нет известно было лишь ее душе, хотя Корфнут был убежден, что для человека ее натуры нет ничего ужаснее, чем изо дня в день сидеть на месте и выполнять скучнейшую из работ для мага. Мужчина старался по максимуму заваливать ту работой, чтобы белый свет стал для нее поистине драгоценным подарком.  Не было ни дня, чтобы он увидел ее скучающий взгляд или расслабленное настроение, занятия всегда находили ее, конечно же, с легкой руки самого руководителя. И даже, когда Корнфуту приходилось отсутствовать в штабе дни, а то и недели, он не забывал оставить ей внушительный список самых необходимых дел. Кроме того, он не забывал напомнить той для чего все это делается, то и дело подшучивая, или того хуже, пересказывая поучительные истории.
Так как Равенство Крови переживало не лучшие времена, и на время организация залегла на дно, Уэйн мог не беспокоится, что один из боевиков замещает обычную секретаршу. Впрочем, со временем наказание стало служить не только воспитательным моментом для Ренейт, но и сам Корфнут находил весьма занимательными поучение девушки, а так же забавы в виде мелких перепалок, склонить к которым девушку было смехотворно просто.
- Вы как всегда исполнительны, - кинул он через плечо девушке. В тот самый момент, когда Ренейт вошла, мужчина рассматривал пару новых, черных туфель. Это были самые обычные туфли, за исключением того, что сделаны они были магглами. Мужчине нравилась маггловская одежда, зачастую она была удобнее волшебной, да и к тому же привлекательнее. Увы, носить ее ему удавалось удручающе редко, так как подобное могло навести волшебников на определенные мысли, которые были не позволительны для членов РК.
- Вы считаете этот фрак красивым? – взяв в руку вешалку с бардовом фраком, он обернулся к Маккелар. Сегодня она выглядела весьма добродушно, что бывало, увы, не всегда. Впрочем, Уэйну не стоило судить о ее настроении с уверенностью, ибо видеть девушку ему приходилось отнюдь не каждый день, - Я думаю, он отвратителен. Слава Мерлину, что я не поручил вам покупку парадного фрака, - еле заметно улыбнувшись, мужчина снова прошел к прежнему месту, чтобы вытащить из шкафа два других одеяния, - Красивый фрак. Надеюсь, это шутка, - пробормотал он себе под нос, вытаскивая маггловский фрак и мантию.
- Опустите ваши шуточки. Лучше бы вы так контролировали свои эмоции, как владели юмором, - с этими словами он повернул к девушке два варианта одежды. – Этот или этот? – в одной руке мужчина держал тяжёлую мантию, цветом напоминавшую толи болотный, толи просто грязный цвет. Трудно сказать насколько плотной была ткань, так как на глаз она казалась практически прозрачной, однако любой волшебник знал, что это может быть всего лишь видимостью, особым дизайном, если хотите. Мантия в руках Уэйна обладала особыми магическими свойствами, как и многие мантии, она могла отражать любую непогоду, будь то дождь, снег или град. Едва ли подобное могло понадобится ему сегодня, однако ни непогода волновала его, а безупречность во всем.  Темно-серый фрак в другой руке мужчины, на первый взгляд мог показаться куда выгоднее, однако это был маггловский костюм, а потому вполне возможно, что это являлось главным его недостатком.
- Ренейт, я не думал, что докучаю вам, - это было почти, что искренне, если бы не было так смехотворно лживо. Девушка уже достаточно хорошо знала своего руководителя, чтобы понять, что это был сарказм. Уэйн же отлично знал, как взбудоражить в Маккелар раздражение, смех или даже ярость, к счастью, своим умением и знанием он старался не пользоваться, - Никто еще не называл меня холодным, - хотя, наверняка, думают так все, - Хотите немного тепла от меня? Мне разжечь камин? – он повел рукой с фраком в сторону камина у стены, - Я иду на встречу с дамой. 

+1

4

Всем своим естеством он пытался скрыть то, что сейчас бередило его душу. Страх пред женщиной охватывал мистера Корнфута с ног до головы. Это проявлялось не просто в негодовании или легкой взволнованности перед предстоящим свиданием, а в том, с каким остервенением мужчина пытается держать себя в руках и не пустить в расход столь отвратительный фрак. По крайней мере, именно такая картина открывалась пред Ренэйт, параллельно вызывая в ней горькое возмущение, ибо такие представительные мужчины не должны бояться тех, кто может быть покорнее кошки. Да, каждую женщину, стремящуюся как можно быстрее охмурить мужчину, МакКеллар считала не более чем глупыми облезлыми кошками, которые уже не надеяться на то, что кавалер может позариться на их красоту или ум. Не найдя мужа до тридцати лет, женщины ничего более не могут предложить, кроме как опыт, полученный за последнюю дюжину лет в виде более развязного кокетства, улыбчивых морщинок вокруг глаз, да готовностью ублажить любого, кто обратит на нее внимание. Возможно, такие немного детские представления о представительницах своего пола, Ренэйт успела получить после посещения нескольких приемов, на который она была сподручной для мистера Корнфута. Именно там, юная дева впервые узрела всю отвратительность свободных жен в возрасте. Иногда, в её дурной голове возникали образы, которые сделали из неё самой такую же безалаберную и развязную мадам. Но МакКеллар молилась о том, чтобы Боги не оставили её бренный разум умирать в одиночестве. Девушка прекрасно знала, что одной ей не выжить, да и окружающий мир пока ни разу не был добр к ней. Так что же остается делать молодой дурнушке, коль не желать быть рядом с кем-то, кто по достоинству мог бы оценить все её данные и подарить в замен частичку себя?
- Я считаю Вас красивым, так что не думаю, что в этом фраке Вы будете выглядеть комично. – Что здесь доля правды, Бьёрн оставила решать своему начальнику. Этот человек был достаточно умен, чтобы распознать здесь скрытый комплимент и тонкий намек на то, что этот костюм ему будет не к лицу. Девушка осмотрительно-вежливо улыбнулась, чтобы смягчить настрой волшебника. – Ну что Вы, мистер Корнфут, я бы Вам преподнесла целых два костюма: ляписто-разноцветный и элегантно черный. Думаю, что и тот, и другой, сидели бы на вас идеально и подчеркивали тон Вашего волевого лица. И совершенно неважно, что первый поднял бы Вас на смех, а второй заставил бы всех привилегированных дам свернуть себе шею, ради того, чтобы еще раз взглянуть на Вас. Уверяю, Вам бы понравилось.
Легкая перпалка добавляла некоторую живость и разговору, и всей ситуации в общем. Мужчина смягчился, а девушка перестала чувствовать некую скованность, находясь в спальне предводителя РК. Получив встречный вопрос, волшебница с наигранной уверенностью мастера, воззрилась на два совершенно разных костюма, который были хороши по своему, но и имели существенные недостатки.
- Я бы предложила серый, не взирая на то, что это обычный магглоский фрак. Он изящен и данный цвет будет лучше смотреться. Вам не кажется? – Склонив голову на бок, девушка критично оценила все достоинства предложенной мантии, но представив на мужчине бардовый костюм, еле сдержалась от смешка. Как бы ей не хотелось, чтобы мистер Корнфут не выделялся на общем фоне всех посетителей того заведения, куда он попадет сегодняшним вечером, но второй был куда лучше. Сделав несколько шагов вперед, Ренэйт остановилась прямо перед протянутым одеянием и потрогала его, отметив для себя, что тот более приятный на ощупь. Нежно перехватив у волшебника мантию из рук, девушка приложила серый костюм к мужчины  и резко повернула его к зеркалу.
- Неужто скажете, что бардовый лучше будет подчеркивать Вашу стать? Я все понимаю, магические традиции следует соблюдать, но не думаю, что Ваш вид не вызовет истерического смешка при первой встрече. – Рен аккуратно отняла костюм и положив его на кровать, еще раз посмотрела на предложенные костюмы. Будь она мужчиной – несомненно выбрала бы серый фрак. Опустив взгляд в пол, когда случайно зацепила что-то ногой, девушка широко улыбнулась и восторженно провозгласила:
- А ведь новые туфли могли бы с легкостью стать хитом средневековых орудий пыток и гордостью инквизиции! – Намекая на то, что перед важными событиями, не самая лучшая идея брать новые туфли, мисс МакКеллар продолжила: – И нет, Вы мне не докучаете, иначе бы я бы не сдержалась и убила бы Вас. А Ваше тепло, сегодня, должна получить другая женщина, так что прошу Вас, не заставляете меня за Вас краснеть на следующее утро. И да, я естественно уточню, как же Вы все-таки провели этот вечер.

+1

5

Порой этой девушке удавалось вызвать в нем раздражения, что само по себе было некой диковинной эмоцией, не говоря уже о том, что любая эмоция для мужчины  была событием. Последние девять лет он привык быть одиноким человеком, не располагающим каким-либо обществом и более того не желающий его. Впрочем, даже если бы Корнфуту захотелось общения, которое он считал неким роскошеством, скорее всего и в этом случае он сам нашел бы для себя причину, чтобы запретить себе это. Это было простым правилом для него. Никаких привязанностей, чтобы быть наиболее неуязвимым; никаких привязанностей и никаких потерь. Таким образом, последние девять лет, с тех пор как его жизнь стала исключительно его заботой, и на свете ни осталось, ни одной его родственной души, все действия, мысли и поступки мужчины были весьма закономерны для мага в его положении. Тогда стоило, задастся вопросом, почему вдруг спустя столько лет Уэйн Корфнут решился пойти на свидание с женщиной? Это было действительно странно и не характерно для него. У руководителя РК были определенные методы и решения своих, как душевных, так и физиологических потребностей. В маггловской части города всегда можно было найти девушку, которая с радостью согласится провести ночь с мужчиной за вознаграждение. Так что едва ли подобные проблемы могли занимать Уэйна и тем более толкать на заботы с выбором подобающего наряда.
- Комично, может, и нет. Пугающе, да, - заявление о том, что секретарша считала его красивым было принято скорее как должное, чем что-то выходящее из ряда вон. Корнфут знал свои достоинства и недостатки, и внешность определенно была первым. Однако, его обособленность и угрюмость будто делала его куда менее привлекательным, оно и понятно. Люди, душой сияющие, счастливые, будь они хоть невероятно уродливы, притягивают куда больше, чем озлобленные красавцы или красавицы. Зная это, Корнфут будто специально представлял себя обществу совершенно не приветливого и не общительного мага.
- Тогда бы я настоял на том, чтобы на встречу со мной пошли вы, в мешке из-под картошки. Думаю, он вам будет особенно к лицу и подчеркнет ваш истинно аристократичный белоснежный цвет лица, - ухмыльнувшись, он, взглянул на себя в зеркало, после того, как девушка по обычаю бесцеремонно позволила себе взять все в свои руки. Впрочем, Уэйну это было приятно. Создавалось ощущение, будто та проявляет заботу о мужчине, хотя то была обычно исполнительность.
- Соглашусь с вами. А то что он маггловский не играет большой роли в данном случае, - он не хотел раскрывать своих тайн девушке, потому некоторая недосказанность неизбежно повисла в на мгновение воздухе. Дело было в том, что Корнфут отправлялся на встречу с дамой из маггловской семьи. Ей была Кларисса  Эльтейн – маглорожденная волшебница, а также представитель РК во Франции. Не трудно было догадаться, как случилось их знакомство, учитывая, что мировой совет проводился хотя бы раз в месяц.
- За все истерические смешки, в случае чего, я непременно буду винить вас, - наигранно, но грозно произнес мужчина, - Неужели все это так необходимо? Разве не могу я пойти в своей обычной мантии? –  вопросы едва ли были серьезны. Но Корнфут искренне надеялся, что Маккелар воспримет их именно так и не иначе. Вопреки, сложившейся ситуации, в нем не было нервозности или переживаний, которые могли посетить мужчину, не имевшего отношений с женщиной в течении многих лет. Но здесь была одна маленькая хитрость, которую он собирался утаить от Ренейт. Кларисса была всего лишь средством, для того, чтобы создать наиболее благоприятные отношения с коллегами из соседних представительств РК. Ему необходимо было заручиться поддержкой из-за границы, и Эльтейн предоставляла ему эту возможность. Это не было ложью или хитростью для женщины, их общение было весьма благоприятным, так что со временем они обрели приятельские отношения.  Она хорошо знала на что может рассчитывать, также как знал и Мистер Корнфут, им предстояла встреча не сулящая ничего кроме приятного время препровождения и удобных отношений во всех смыслах.
- Чем вам туфли не угодили, - вздохнув, он взял в руки блестящие туфли, - Со всеми этими бумажками вы, похоже, совсем забыли о магии. Они может и новые, но стоит их одеть, и они принимают форму ноги. Вечно вы скажи какую-нибудь глупость, - после того, как Корнфут понизил боевика до секретарши, девушка и вправду стала чересчур увлекаться документационной работой, порой забывая о своей магической сути.
- Убили меня? – рассмеявшись, он взглянул на Ренейт, чтобы убедиться насколько та была серьезна. Без сомнений та обладал доставочным количеством навыков, чтобы раз и навсегда разделаться с тем, кто так нещадно заваливает ее нудной работой, но что-то ему подсказывало, что та не станет этого делать, даже в самой безвыходной ситуации, - Зачем лишать мир красоты? - ее высказывание, о красоте своего начальника пришлось по вкусу Уэйну, и он решил, что не даст ей забыть это просто так, - Вы меня уже сослали на целую ночь? Сомневаетесь в воспитании моей дамы? – это было забавно выпытывать у девушки некоторые не слишком удобные ответы, учитывая  субординации, - Я не заметил, когда вы стали моей мама. А завтрак вы мне приготовите? И не забудете закатить истерику о том где я шлялся всю ночь? - рассмеявшись он, снова отвернулся от девушки, чтобы подобрать галстук к костюму.

+1

6

Наверное, самым большим плюсом этого мужчины была язвительность. Этим положительным качеством он пользовался в обществе не часто, а вот с ней – более чем. Любая фраза была прямо или косвенно ядовитой и насмешливой до такой степени, что Рейн стала намного чаще смеяться, по сравнению с тем, что было раньше. Девушку покинула угрюмость и пессимизм. За несколько месяцев она превратилась в довольно забавную особу, способную в минуту заставить улыбнуться даже насупленного мистера Корнфута, а также стала чувствовать себя более спокойно, ибо перестала каждую минуту думать о том, что нужно сделать, чтобы остаться в живых или спасти чью-то жизнь. Изредка она посещала своих близких, отдавая передачи и стараясь как можно чаще справляться о их здоровье, хотя бы в письмах, поскольку после суровой зимы ее семья до сих пор не могла восстановиться. Ко всему прочему, теперь она научилась действительно заботиться о человеке. Когда она жила с семьей, ласка и забота в основном доставалась ей и детям. А теперь, будучи одного из самых черствых, по ее мнению, людей, она старалась вести себя мягче, и во всем помогать предводителю РК. Не то что бы Рен нравилось выполнять рутинную работу, не то что бы ей было по душе то огромное количество свободного времени, которое порой просто сжигало волшебницу, ей просто было спокойно. Нельзя сказать, что ей здесь не нравится, ибо отыскав в обществе мистера Корнфута ту лучезарную надежду на прекрасного собеседника – девушка была абсолютно невзволнованна о том, что замке ей не с кем даже перекинуться парой слов. Такому интроверту как Ренэйт по горло хватало то рассеянного, то злого, то апатичного начальства, которое, порой, даже заставляло её улыбаться.
- Пугающе? Вы с таким растерянным выражением лица можете напугать, разве что, пасхального кролика. И ко всему прочесу, если я явлюсь с Вами на прием в мешке из-под картошки, то смеяться будут, по большей части, с Вас, ибо, как может столь представительный мужчина, так не разбираться в женщинах? – Короткий заливистый смех разорвался словно фейерверк в помещении и она, опомнившись, густо покраснела, посчитав такой выпад некультурным и неподобающим для девушки, находящийся в обществе с мужчиной. Волшебница с опаской взглянула в отражение и увидела добрую полуулыбку мистера Корнфута, которая сконфузила её еще больше. – Думаю, что Ваша леди, будет в восторге, если Вы еще и элегантную бабочку используете, черного цвета. И нет, обычная мантия – это скучно. Хотите удивить спутницу – выделитесь и заставьте её смотреть только на Вас. Не это ль самое заветное желание для Вас на сегодняшний вечер?
Хлопотать вокруг мужчины, который вот-вот окунется в омут давно позабытых страстей, тоже самое, что отправлять сына на фронт. Ты волнуешься, нервничаешь и желаешь, чтобы этот страх поскорее закончился, увидев его утром помятого, но целого и счастливого. Ренэйт в тайне желала именно такого развития событий, ибо никогда не видела ранее мистера Корнфута хоть на долю таким же взволнованным. Он явно слишком долго не ходил на свидания и, возможно, его терзали смутные сомнения о том, сможет ли он увлечь за собой все внимание дамы. Ах, этот момента, когда ты можешь сказать ей: «- Извини, что я не стремлюсь сломя голову бросаться в натянутые, нелепые, глупые отношения, которые люди называют романами. Мне это не нравится. Сидишь и гадаешь: нет ли у меня крошек на лице? Не слишком ли много я болтаю, а может мало, интересно ей или она скучает, нужно ли притворяться, если мне на неё плевать или чем-то её заинтересовать? Хотя зачем мне всё это, вдруг я ей надоел? И в какой-то момент чувствуешь, что она тебе пришлась более чем по нраву. Когда её поцеловать, на прощание у двери? Желаешь ей спокойной ночи, оттопыриваешь копчик подальше, чтобы не прижиматься и целуешь подставленную щечку. А что делать, не целовать же сразу в губы, или совсем не целовать? Очень трудно всё предугадать. И только думаешь, а уже вляпался по уши или можно как-то попробовать спрыгнуть с поезда. Может кому-то нравится этим заниматься, ради Бога, флаг им в руки, но я держусь от этого подальше».
Незнамо отчего, именно последняя мысль, проскользнувшая в светлой головуше мисс МакКеллар, давала ей слабую надежду на то, что на следующее утро девушка не будет разочарована в этом мужчине, в которого стала верить больше, чем в себя.
- Туфли? – Девушка очнулась от того хаоса, которой на долю секунды завладел её разумом и удивленно посмотрела на обувь. Действительно, за всеми своими маггловскими привычками, от которых довольно трудно избавиться, Ренэйт совершенно забыла о том, что магия способна творить не только великие дела, но и довольно обыденно-бытовые. – Вы правы.
Выслушав малозначительные подколки со стороны начальника, мисс МакКеллар уже не могла сдержать нахальной улыбки, которая растянулась от уха, до уха. Она посмотрела на мужчину довольно игривым взглядом и без толики стеснения, выдала более чем пламенную речь:
- Ох, мистер Корнфут, будьте уверены, ради удовлетворения собственного эго, я и не на такое способна. А Вы не думали, что Ваша дама, да не будем произносить её имя всуе, может встать поперек пути другой женщины, которая не прочь завладеть Вашим сердцем? Вы же согласны со мной, что Вы красивы, значит должны догадываться, что по Вам тает не один десяток женщин. И им, заметьте, не без разницы, что Вы нахальны, холодны и злобны; в отличие от меня, Вас не выдержит ни одно хрупкое, очаровательное, привыкшее к страстной любви, создание. А приготовить завтрак или закатить истерику – только скажите, господин, и будет исполнено.

+2

7

Корнфута забавило как девушка умеючи отбивала каждую его подачу, отплачивая не меньшей язвительностью. Порой он диву  давался насколько Маккелар умеет быть живой, несмотря на то что в большинстве случаев та больше напоминала статую, неподверженную ни эмоциям, ни вообще какой либо жизни. Странно, что она вообще оказалась наказана за то, что углядеть в ней являлось весьма затруднительной задачей. Пару раз Уэйн даже задумывался, а не сделал ли он ошибку запрятав талантливого мага в шкуру секретаря. Но мысли эти быстро развеивались в моменты, когда Ренейт все же показывала свою истинную, хоть и глубоко запрятанную суть.
- Вы переоцениваете мою значимость в обществе. И вообще, знаете, как легко окунуть людей в сомнение? Мы им просто скажем, что мешок это последний писк моды. А то что он грязный, ну, мода требует жертв, вам ли этого не знать. А вот моя мантия, она и в Африке мантия, и никакое оправдание о моде меня не спасет. Так что, боюсь, засмеют Вас, мало того пришли с тем, кто годится вам в отцы, так еще и с дурным вкусом. Ну что за досада, не правда ли? - вдоволь посмеявшись, мужчина посмел представить себе эту картинку. Да, было бы, что детям рассказать. Хотя каким детям? Разве мог Корнфут позволить себе подобную блажь? Конечно, нет. Равенство крови занимало практически все его время и внимания, да так, что даже в свое свободное время он не мог выгнать из своей головы планы и тактики, обсуждаемые в совете. Он не имел права на семью, ни на жену, ни тем более детей. Эта ступень была уже пройдена, и оставлена далеко позади. Мужчина не хотел возвращаться к тому, с чем распрощался почти десять лет назад. В какой то степени  он даже считал смерть своей супруги неким благом, ибо та наверняка тянула бы его вниз в деятельности РК, а это было непозволительно ни тогда, ни тем более сейчас. Он любил ее, и помнил эту любовь  по сей день, однако здравый смысл позволял ему избежать пыток вины и боли.
- Я думал, что выделяться и привлекать внимание внешними данными, это ваша задача, - действительно с каких пор мужчины стали рядиться будто какие-то павлины. Оделся и хорошо. Выбрит так вообще отлично. Что за правила такие, что за нравы? - Вы бы разочаровались в мужчине, если бы к вам на свидание пришли в простой мантии? - он был уверен, что поверхностные взгляды вовсе не присущи Ренейт. Она обладала глубиной рассуждений, которые позволяли сделать подобные выводы, но точность никогда не бывает лишней. Все же времени на сборы имелось предостаточно, поэтому можно было позволить себе беседу о миропонимании Маккелар.
- Это ведь поверхностно не находите? Женщины сетуют на то, что их любят за симпатичное личико и приятные формы. Впрочем, это заблуждение. - прервав повествование, он потер лоб ладонью. Стереотипы бывают столь глупы для отдельно взятых людей, но, в целом верны для большинства. Так где же найти эту золотую середину навешивания правильных и неправильных ярлыков, - Не ум ли красит мужчину? Ответьте мне, Ренейт. А как вы представляете идеальное свидание? Романтичный вечер при луне? Или может ужин в ресторане? А может поход на театральную постановку? - ему было интересно узнать, что есть свидание для Маккелар. Какого вообще свидания ждут девушки, и что собственно ждут от своего кавалера. Все же эта девушка была единственной особью женского пола, с которой он поддерживал общение, помимо той , с которой сегодня у него должна была состоятся встреча. Она могла открыть ему тайны и помочь разрешить сомнения.
- Не смешите меня, Маккелар, - слова о том, что по нему обязательно должна таять толпа женщин рассмешили его. Похоже, девушка даже не представляла, кем на самом деле является Мистер Корнфут. Быть может пару женщин, но не более. О каком вообще внимании со стороны прекрасного пола может идти речь, если все его общение заканчивается на участниках Равенства Крови. Он почти не посещал приемы, кроме тех, которые посещать было необходимостью. Он старался не выходить из дома, когда у него была возможность отдохнуть от работы. Но в те редкие моменты, когда он все-таки являлся на глаза обществу, в котором, к слову, чистокровные были редкости, он отнюдь не был самым привлекательным из мужчин. Как известно интерес должен чем-то подкрепляться, и Мистер Корнфут практически совсем перестал интересовать дам, ибо все знали, что ни одной из них не улыбнется удача. Конечно, были и те, кто считал себя иной, отличной от других девушек, и Уэйн с завидным удовольствием давал таким понять, что они совершенно обычны и не заслуживают внимание, равно как их предшественницы.
- Не знаю, кто там по мне тает, кажется, вам виднее...Но мне их очень жаль, - нет, конечно, ему не было жаль. Каждый сам копает себе могилу, и едва ли Уэйна заботили те, кто хотели, чтобы их могилой был он, - Я не нахален, не холоден и не злобен. Я всего лишь рационален и последователен. И те, кто воспринимают это так действительно не выносят меня. Что для вас мое нахальство? Разве я позволял себе вести себя нахально по отношению к вам? Если так, прошу меня простить, я не хотел ничего подобного. А холоден? Вы не можете называть человека холодным, если не в праве требовать от него тепла. Понимаете о чем я? Я не могу быть холодным с вами, ибо кто вы для меня? Я не радуюсь и не печалюсь, я обычен, именно таков, каким я должен быть по отношению к тем, с кем я не имею эмоциональной связи, - он говорил серьезно, потому что знал, девушка была не единственной, кто считал его таким. Это было, если можно так выразиться распространенным мнением, которое подкреплялось странными и неустойчивыми доводами, что в действительности было всего лишь вздором.
- Если я злой, что для вас добро? Кто по-вашему добрый? - мужчина прервал свои сборы и выпрямился, чтобы взглянуть прямо в глаза Ренейт. Ей могло показаться, что тема ему неприятна, но в действительности же он испытывал лишь интерес. Ведь, чем больше суждений, взглядов и оценок он получает от людей, тем более предсказуемым для него становится общество в целом.
- Я бы оскорбился, - ведь не каждый день говорят, что не одна женщина не сможет выдержать тебя, - Но скорее всего вы правы. Оно и к лучшему. А вот насчет завтрака и истерик, обязательно обращусь к вам, если почувствую необходимость в семейных драмах, - ободряющая улыбка, сменилась прошлой серьезность и скрупулезной внимательностью  к словам Мисс Маккелар.

+1

8

Тот неловкий момент, когда хочется слушать человека снова и снова, внимая каждому его слову. Этот мужчина был абсолютно рационален и благодаря своему аналитическому уму, мог проанализировать любую информацию и дать справедливый ответ. Её многое восхищало в этом волшебнике, от самоотверженности и сдержанности, до страстного и живого огонька в глазах. Он был не молод, но тем еще более интересен. Когда у человека есть прошлое, можно смело сказать, что история его жизни – лучшее, что можно услышать и узнать о собеседнике. За несколько месяцев, Ренэйт не раз сетовала на скрытность мистера Корнфута, но тем не менее прекрасно понимала, что закрытость мужчины связана не только с его характером, но и с конспирацией. Ни в коем разе никто не должен был узнать его слабые стороны, его секреты, а особенно женщина, которая по его мнению являлась всегда той еще болтушкой. Весь цимус был в том, что этого господина, можно было сравнить не только со львом, но и с конфетой, тщательно скрытой под оберткой, если развернешь которую, можно отыскать и насладиться лучшим, что есть в мире, для разумных женщин – оголенный, азартный, пылкий ум. Кроме того, это великое достоинство в разрез подкреплялось привлекательной внешностью, которая отличалась довольно резкими чертами лица и статной походкой, подобной гордому животному. Этот мужчина внушал доверие, его слова всегда были радикально правдивы, а взгляд кристально честен. Чего еще можно желать?
- По моему субъективному мнению, многие женщины ничем не отличаются от мужчин, они не более чем похотливые животные, способные разглядеть идеального любовника будь он хоть циркачом, хоть аристократом с идеальным вкусом. – Девушка широко улыбнулась, параллельно снимая пиджак с вешалки и кинув его на постель, заботливо разгладила белоснежную рубашку маленькими ладошками. Тонкие пальчики прогладили накрахмаленный ворот, а потом пробежались по рукавам рубашки, яро отмечая каждую лишнюю складочку. В домашнем хозяйстве, как ни странно, но Ренэйт была хороша. Знала что и как лучше сделать, мастерила и могла с точностью сказать что где лежит. Она любила порядок, и будучи педантом, с легким раздражением смотрела на нерадивых хозяек, которые не могли нормально даже пол подмести. Это скорее касалось маггловских женщин, ибо волшебницы с легкостью справлялись с домашними обязанностями благодаря магии, впрочем, как и благодаря помощи домашних эльфов.
- Я бы так не сказала, мистер Корнфут. Красота – сомнительная привилегия, которая со временем увядает, и становится отвратительно-привлекательной как, например, когда милая старушка, своими морщинистыми руками, держит маленького ребенка. Да и женщины хороши до тридцати лет, а мужчины после, так что считайте, сейчас у Вас самый пик привлекательности. И нет, я бы не разочаровалась из-за такого пустяка. В мужчинах меня очаровывает главным образом ум, потому что только умный мужчина может быть интересен даже тогда, когда попадется в сети старости. Это столь печально, когда у мужчины пресс рельефнее его мозгов.
Ренэйт брезгливо сжала губки и поморщилась, вспоминая своих горе ухажеров, которые не могли поддержать разговор и тридцати минут, сразу разворачиваясь и уходя, явно понимания, что здесь случай гиблый. Волшебница никогда не давала спуску неотесанным мужланам, считая своим долгом показать им их законное место; правильно, рядом с расфуфыренными дурочками, способными только моргать, а не открывать рот и изрекать разумные мысли. Она восхищалась людьми, которые не только интересовались историей, социологией, магией, да даже точными науками, но и теми, кто мог прийти к поразительным умозаключениям самостоятельно. Такие люди вызывали в волшебнице не просто уважение, но и признание как авторитета, что бывало крайне редко.
- Если же говорить о том, как я представляю идеальное свидание, то я вряд ли что-то конкретное смогу ответить, ибо сделать меня счастливой крайне просто. Это проклятие или радость, я не знаю. То что Вы назвали, весьма и весьма прелестно, но я больше всего на свете люблю утро. Заря дарит мне блаженство, сравнимое с благоуханием сирени, лепестками роз, новыми книгами, прикосновением ребенка, улыбкой матери. Наверное, только в это время суток, я могу наслаждаться тем, что я живу, а значит, именно сейчас как нельзя кстати был бы неожиданный сюрприз со стороны того, кто ко мне неравнодушен. – Забывшись, Бьёрн рассказала мистеру Корнфуту одну из своих великих тайн – тайну её счастья. Если бы не каждое утро, то ли пасмурное, то ли тающее под лучами игривого солнышка, то ли с легким морозцем, каждый раз, рано просыпаясь, душа волшебницы таяла от наслаждения, пропитываясь каждой клеточкой, запахом нового дня.
- Мне казалось, Вы достаточно наблюдательны, чтобы заметить то, как на Вас смотрят женщины из четы магглорожденных волшебников, дайте ка припомнить… Ах да, чета Роунсов. От самой юной леди, до великовозрастной Розали Роунс, Вы поглотили всех своим очарованием. А с Вашим обаянием, даже никакое приворотное зелье не потребуется, чтобы заставить всех пасть ниц. – Сделав небольшую паузу, девушка критично посмотрела на мужчину, оглядывая весь его стан, и довольно улыбнулась, ответив: - Особенно тогда, когда Вы не бреетесь.
Ох, как же Ренэйт любила те дни, когда станок не притрагивался к аккуратной щетине её начальника. В такие дни он походил на черного лебедя, и не засмотреться на него было невозможно. Подумывая об этом, волшебница параллельно слушала его вопросы, и когда один из них особо привлек девичье внимание, воскликнула:
- Я знаю больше о Вас, чем Вы предполагаете, но меньше, чем Вам того хотелось бы. Не скрывайте тот факт, что Вам нравится мое общество. Я ни разу не видела Вас разговаривающим с женщиной более пяти минут, а меня Вы терпите дольше. Вас интересует уровень, Вы призираете тех, кто не понимает важности и нужности масок. Они не видят Вашу душу, я тоже, собственно, но то, что Вы никому не открываетесь, означает только одно – душевную боль.  В Ваших глазах можно прочитать даже тоску, когда Вы иной раз стоите у окна и, словно выжидающе, смотрите на тропинку в сад. Как Вы читаете, задерживаясь на какой-нибудь строчке и хмурясь от, занявших вашу голову, дурных мыслей. Ваши маски – лучшая защита, которую только можно представить, так что будьте так любезны, не растрачивайте этот талант попусту, злясь на меня или задавая такие вопросы. Я не требую лучшего отношения к себе, обращая внимание на то, что Вы холоден, я говорю лишь, что эта оболочка будет снята только ради избранного человека, коим никогда не будет ни одна леди, неспособная зацепить вашу душу взглядом. К слову, даже самый дорогой мешок из-под картошки, не поможет ей в деле по завоеванию Вашего сердца.
Она старалась говорить мягко, нежно, не повышая тон голоса и одновременно занимаясь своими делами. После того, как пара мановений волшебной палочкой привели костюм в полный порядок, девушка повернулась к тумбе, на которой были выставлены все варианты духов, которые присутствовали у мистера Корнфута. Сказать, что у мужчины в этом отношении был идеальный вкус, ничего не сказать. Ренэйт по долгу службы успела узнать их все, отчего долго сомневалась какой из них будет в действительности лучше подходить для сегодняшнего вечера.
- Оскорбились? Не думаю, только дешевый товар привлекает к себе множество. Тут же нужен человек с богатым внутренним миром и точно знающий, что Вы тот, кто ему нужен. Кстати, не могу определиться, какой запах Вам сегодня более подойдет. Свежий и яркий запах полыни или терпкие запахи арабских пряностей? Что она любит? Мягкое и сладкое? Или может более свежие нотки? – Она с улыбкой оглянулась на оробевшего мистера Корнфута, он выглядел то л подавленным, то ли еще более взволнованным, то ли пораженным. Так и не определившись с эмоциональным состоянием своего начальника, Рейн продолжила свое повествование: - Почему Вы считаете, что такое непонимание женщинами истинно-мужской натуры будет лучше? Неужели у Вас никогда не проскальзывала мысль о том, что Вас можно любит просто так? Ни за что? Ни за деньги, ни статус, ни положение, ни фамилию, ни умения? А просто потому, что Вы добродушно улыбаетесь утром, как пьете чай или смотрите в глаза, то как Вы мыслите и то, о чем Вы говорите?

+2

9

Не то, чтобы Уэйн не был согласен со словами Маккелар. Однако такие рассуждения от столь юной девушки разочаровывали и заставляли действительно задуматься. Если даже юность не способна сдержать жестокий цинизм, что тогда может. Он считал, что молодость должна быть наполнена романтичностью, легкость, счастьем, в конце концов. Возможно, да и скорее всего мнение это было ошибочно, ибо смотря с высоты прожитых лет все, что позади становится будто бы легче, беззаботнее. Кончено, не стоило рассматривать Ренейт как среднестатистическую девушку. Среднестатистическая девушка не зарабатывает на жизнь убийствами и не является важной деталью в радикальной организации. Ее цинизм был оправдан, оплачен кровью и выкрашен в горечь. Не нужно было знать, что происходило с ней за двадцать два года. Каким бы не был хаотичным и нелогичным человек в своих действиях, последовательность жизни не смеет изменить свой ход. Причина-следствие, вот, что было ответом на тот образ, который представляла из себя Маккелар.  От хорошей жизни не станешь убивать, если ты, конечно, не законченный психопат. А все, что знал о ней Корнфут, говорило о том, что та прибывает в здравом уме.
Мужчина одобрительно кивнул. Да, падение общества не было новостью, может потому что это было неким перманентным состоянием. Всегда будут те, кто будет получать «хорошо» за «плохо», и проблема состоит лишь в том, как хорошо те умеют эти скрывать. Ведь одно дело осквернять свое имя, другое же дать кому-то об этом узнать. Увы скверность была нормой, как и обман, как измены или то же неуважение к полукровкам и магглорожденным. Нормы морали видоизменялись на глазах, и то, что десяток лет назад считалось совершенно неприемлемым и неуместным, теперь же входило в моду и было чуть ли не нормой.
- Все верно красота увядает. Но с другой стороны, как же вы оцените мага, не зная его лично? Перезнакомитесь с каждым, пока не встретите действительно острый ум? Едва ли. Какие бы высокопоставленные речи вы не произносили, однако привлекательность – это единственный самый верный способ привлечь внимание к себе. Это может быть несправедливо, глупо или, что вы там себе еще думаете. Это законы природы, не более. А ужатые сроки до увядания…Может они даны нам, чтобы мы поскорее сделали выбор? – вопрос был риторическим. Впрочем, мужчина был не прочь услышать, что может ответить ему на это Ренейт. Он не раз слышал похожие слова. Негодование тем, что красота ставится выше ума, стало настолько обыденное темой для обсуждения, что впору было закатить глаза, как какая-нибудь аристократичная леди и фыркнуть. Ко всему прочему подобные рассуждение странно было слышать от девушки весьма приятной наружности. Что вообще заставляло задумываться о таком столь миловидных девушек, но совершенно уродливых обходить подобные острые углы.
- Утро? Заря? – мужчина рассмеялся, но тут же одернул себя, ведь сам он и задал Ренейт этот вопрос, и с его стороны было крайне невоспитанно смеяться над ее откровенным ответом, - Простите. Но я, правда не думал, что все, что вам нужно это всего лишь утро. Нет, не то, чтобы я сравнивал вас с большинством, но хотя бы немного фантазии. Вам же всего двадцать два, зачем же вы так себя ограничиваете? Мне кажется, вы мне лукавите. Ну, или недоговариваете. Я и сам не фантазер, да и не романтик, но в ваши годы все же имел пару десятков вариантов как мне хочется по-особенному провести время с девушкой.
Корнфут всегда очень деликатно обходил упоминания своего прошлого, минуя имена, факты и места. Это было не трудно, труднее было бы вскрывать давно захлопнутые кладези воспоминаний. И хоть Маккелар заслуживала определенного доверия с его стороны, это еще не значило, что она может рассчитывать на откровения.
- Да у ваших ухажёров и шанса не было. Кто же станет устраивать свидание утром? Утро после свидание – это еще понятно... Как у вас все запутанно, - он неопределённо пожал плечами. Мужчина никогда не задумывался о том, чтобы нарушать привычные устои в том, что касалось любовных встреч. Да и зачем, если все и так всех устраивало? Уэйн не хотел думать, что Маккелар исключение или особенность, почему-то больше он ставил на то, что та пытается создавать видимость оного. Однако это было ничем иным, как предположение, подкрепленное, разве что, некоторым недоверием и осторожностью.
- И откуда вам все известно? – это было, в самом деле, странно, как Маккелар подмечала такие мелочи, учитывая, что мужчина всего пару раз брал ее собой на совсем незначительные мероприятия, - Я предпочитаю не замечать подобные мелочи. Роунсы известные вертихвостки и сплетницы. Их интересует любой волшебник, который имеет средства. Увы, в обществе полукровок и магглорожденных их критично мало, видимо, поэтому вам и бросилось в глаза их внимание по отношению ко мне. Но зря вы не заметили, как пожилая Миссис Роунс подбивала клинья к Мистеру Марси. А нет, - задумавшись всего на секунду мужчина продолжил, - тогда вас не было со мной. Но, клянусь Мерлином, зрелище было похлеще любой комедийной постановки. Как воспитанному молодому человеку ему пришлось согласиться на танец с этой старой каргой. Вы бы видели его лицо. Я еле сдержался, чтобы не расхохотаться, - да, сейчас он мог говорить об этом вечере и с улыбкой, и со смехом, но тогда он считал минуты, чтобы наконец покинуть шумный дом. Корнфут и вовсе не явился бы на это чудовищное мероприятия, если бы у него не было делового интереса по отношению к хозяину дома, в котором все проходило, - Не думал, что ленью и недостатком времени  можно добиться обаяния, - ненароком девушка напомнила ему о том, что щетина на лице требовала тщательного бритья, дабы избежать ужаса на лице Эльтейн. В последнее время он и в правду стал хуже следить за собой. Теперь ему не нужно было каждый день посещать деловые встречи, собирать совет или искать членов РОБ. Лондон начали жестко контролировать, и это не могло не сказаться на деятельности РК. Бывало он мог целый день проводить дома за бумагами и размышлениями, так и не выйдя за порог. В какой-то мере это угнетало Уэйна, он привык к быстрому тему жизни, привык, что каждый день расписан, привык, что каждый вечер его сопровождает чудовищная усталость. Это было куда приятнее, чем спокойное течение дня, без каких-либо событий и происшествий.
- Мне нравится общество мыслящих людей. Не буду говорить о том, что это редкость, вовсе нет. Но я стал все чаще замечать, что люди не хотят пользоваться самым главным своим преимуществом - умом. Стало легче оставаться глупым. Мало, кто хочет совершенствоваться, прогрессировать в своих знаниях, ведь проще спросить умного, а самому остаться недалеким. Проще попросить помощи в том или ином деле, того, кто в этом разбирается, чем научиться делать это самому. Это не ново, это суть людей. Всегда будут те, кто идет впереди, пробивая дорогу вперед, в будущее, и те, кто следует за ними. Но вот не задача, лишенные способности мыслить, за чистую в силу своего происхождения, думают, что они наделены умом от рождения. Думают, что они способны принимать правильные решения и имеют большую значимость в обществе. И большинство таких людей, увы, находится в Министерстве Магии, а так же в РОБ, - замолчав, он перевел взгляд с окна на Ренейт, которая тем временем занималась его костюмом. На секунду ему показалось будто бы он тот маленький мальчик, о котором ласково заботилась мать. Пусть это и было очень давно, но мужчина хранила эти воспоминания как самую дорогую драгоценность, - Вы сделали самый простой и очевидный вывод. У каждого в прошлом была душевная боль, вам не кажется? Но почему тогда одни продолжают излучать открытость, а другие захлопываются навечно? Я руковожу подпольной и радикальной организацией, Ренейт. Если я не буду закрыт – я буду убит. И я вовсе не тосклив, как вам могло показаться. Просто я всегда занят какими-то мыслями, возможно, это видится вам как тоска? – он некогда не задумывался, как выглядит со стороны, однако был наслышан о своей угрюмости. Он старался не думать о том, что может его опечалить, посему был удивлен словам Маккелар. Она ошибалась, он не тосковал, не по кому было тоскавать. А даже если бы было по кому, было бы это правильно?  Зачем вообще нужны бессмысленные переживание, не приносящие ничего кроме уныния. Корнфут ненавидел бесполезность, потерю времени и ненужные эмоции. Все это было его врагом, да и врагом любого человека, который руководит.
- Я доверяю вашему вкусу. Прошу вас выбирайте, - окинув взглядом весь ассортимент ароматов, мужчина решил, что слишком плохо знает пристрастия Клариссы, чтобы самостоятельно решить, что лучше выбрать. Да и едва ли его волновало это. Сам бы он вообще не стал применять не один из них, предпочтя отправиться на свидания без каких либо запахов. Но раз уж Ренейт считала, что это необходимо, мужчина готов был поступиться собственным желаниям, - Какой вам нравится?
- Вы не поняли, Ренейт. Не понимать меня лучше, потому что понимать меня опасно. Я не пожелаю ни одной женщине полюбить меня, как не пожелаю и себе полюбить кого-то, - Корнфут понял, что сказал лишнего, и тут же попытался исправить ситуацию, - Гхм. Я хочу сказать, что я слишком тяжелый, требовательный человек, и тот, кому не повезет проникнуться ко мне симпатией, будет обречен на страдания. Как впрочем и я…Но трудности закаляют, верно? Будем считать это свидание испытанием для меня и для нее, - кажется, легенда была вновь восстановлена, поэтому мужчина мог расслабиться и возобновить наблюдение за реакцией девушки.

+2

10

Ее руки дрогнули, как только Ренэйт осознала весь цинизм своих слов. Нервно сглотнув, девушка перевела взгляд на раздосадованного мистера Корнфута и поняла, насколько его поразила брошенная вскользь фраза. Не то чтобы волшебницу интересовало чужое мнение, но к мнению этого человека она старалась прислушиваться. А сию минуту все его эмоции явно кричали о том, что он недоволен. Недоволен тем, как она относится к жизни, как  не страшиться, как сломала себя, только ради того, чтобы быть полезной. Чтобы убивать без единого сомнения; быть идеальным орудием и хотя бы таким образом, научиться ощущать свою нужность. Девушке было странно осознавать то, что она более не может врать себе, не может летать в облаках, не может найти в себе ту романтичность, которая была в ней семь лет назад. Растеряв все самое важное, что так цениться в женщинах, она лишь оставила себе возможность надеяться, что сможет обрести себя на более жестоком поприще. До какого-то момента, у нее это получалось. Получалось чувствовать себя счастливой, когда операция удалась, когда враг снова пал от твоей руки, когда все бойцы Равенства крови живы. Она пыталась тянуться к чему-то хорошему, что так пылко пытается сохранить РК: миру, спокойствию и процветанию. Это относилось не только к тому, что данная организация пытается уровнять права магглорожденных и чистокровных, но и к тому, что называется «справедливость». Каждый, от обычного маггла, до волшебница, чья родословная может похвастаться Великими, должен проживать в справедливом мире. Правда справедливость у каждого своя.
Будучи магглорожденной, Ренэйт как никто другой прекрасно знала о том, чего стоит жизнь. Пред ее взором во время первого убийства был младший из Боунсов. Такой юный и озлобленный, он представлял опасность для любого боевика. В свои семнадцать лет, он с львиной долей оптимизма сражался на стороне Ради общего блага, надеясь на то, что искоренит всех «недостойных». Он выглядел младше своих лет, поэтому многие, кто должен был его убить, так и не смогли этого сделать, но только не она. Волшебница без тени сомнения подняла свою палочку и без дрожи в голосе произнесла заклинание, навсегда заставившее этого юношу молчать. «Он убил троих наших», - грубо ответила МакКеллар на возмущенные взгляды бойцов и пошла крушить дальше. Наверное, тогда был первый раз, когда её тронула чужая смерть. Цинизм и отвращение, с которым на нее смотрел этот только созревший мальчишка, вызывал у неё страх и отвращение одновременно. Девушка не знала, как относится к таким незрелым, еще не определившимся и не имеющих своего мнения подросткам. Ведь она тоже была когда-то такой.
Ренэйт всегда интересовал вопрос, почему люди, точно псы, почувствовавшие добычу, забывшие о заповедях, законах и правилах, подчиняясь общей звериной воле, одуревшие от крови, смерти и вседозволенности, крушили все что попадалось им под руку? Выламывали двери в лавки и жилые дома, убивали тех, кто был не с ними или не похож на них. Жадная цепь голодных муравьев, готовых сожрать и переварить любого, а к утру, когда безумие схлынет и толпа распадется на отдельных детей божьих, забыть о совершенном, замолить грех и убедить себя, да и других, что это все делали не они. Что им пришлось так поступить, чтобы не выделяться среди остальных, идти за теми, в зависимости от принадлежности, слепо веря каждому слову. А завтра они будут рыдать над обезображенными трупами, удивляться, отчего же вдруг умер сосед, отводить взгляды от младенцев с расколотыми головами, в потрясении ходить среди пожарищ и разрушенных зданий. Не понимать, почему оправившиеся власти хватают каждого третьего, колесуют, четвертуют и вешают на столбах. Ведь это же не они. Никто их них не хотел ничего такого. Они готовы в этом поклясться.
- Отчасти. Не думаю, что можно быть счастливым с тем человеком, который внешне тебе отвратителен. Но у каждого свои предпочтения, и я Вам говорю за то, что скорее бы предпочла страшного, но привлекательного для меня умом и чертами лица, мужчину, чем писаного красавца, не способного поговорить со мной даже о погоде, не то что о политике. Молодых красавцев, которые могли прийтись по душе, мне редко приходилось видеть, и ни разу в жизни я не разговаривала ни с одним. Теоретически я почитала красоту, элегантность, благородную смелость, обаяние, однако, повстречайся они мне воплощенными в живом мужчине, я инстинктивно уловила бы, что все это не имеет и не может иметь отношения ко мне, и отпрянула бы, точно от молнии, от огня — от всего, что ярко блещет, но может опалить. – после долгих размышлений и абстрагирования, вернуться в диалог было довольно сложно, но живая обстановка и приятный собеседник, делали свое дело. Хоть тон мистера Корнфута оставлял желать лучшего, Ренэйт все же была довольно спокойна и никак не реагировала на его нахальность.
- Я никого не любила тогда и дала Вам ответ, соразмерный моим представлениям о том, каким я вижу свои счастливо проведенные часы. А моих ухажеры были слишком смешны, чтобы благоволить им даже вечером, не говоря о уже и о том времени, которое я ценю. И неужто во времени стрости в воспитании женщин, Вы умудрялись парочку затащить в постель? – подняв глаза от фрака на мистера Корнфута, волшебница словила его обескураженный взгляд и густо покраснев, добавила: - Праздный интерес, не более. Вы же сами видите, как я отношусь к женщинам.
Диалог принимал все новые и новые обороты, доводя в некоторые момент до истерических смешков и довольного сопения. История о том, как знаменитая «женская» чета Роунсов знатно повеселилась и по соблазняла всевозможных гостей мужского пола на одном из своих приемов – лучшее и самое забавное, что можно было услышать. Хитро прищурившись, Ренэйт отметила, что её начальник хоть и не любит сплетен, но все-таки может пооткровенничать с теми, кто ему приятен. Помощница хоть была в самом конце его списка таких личностей, но ей было несказанно лестно.
- Ох, мистер Корнфут, ну отчего же Вы так скромничаете? Может мистер Марси и привлек ее внимание, но только для того, чтобы заставить ревновать такого важного и богоугодного ухажера как Вы. Не могла же она в открытую сказать Вам, что влюблена. – заливистый девичий смех разразился словно гром среди ясного неба, как только МакКеллар представила главу Равенства крови в одной постели со старушкой, еле передвигающей свои сыпучие конечности по дому. Возле уголков глаз у нее появились заметные маленькие морщинки, что доказывало искренность ее эмоций, и она уже было прикрыла рот ладошкой, как неожиданно возмущенно добавила: - Теперь Вы обязаны взять меня с собой, в следующий раз, чтобы я помогла Вам с сердечных делах. Ни в коем случае нельзя упускать такой шанс! Особенно из-за красоты миссис Роунс и её богатства!
На скромный взгляд мисс МакКелар, можно было сказать, что в Уэйне Корнфуте было обаяние, которого он просто не мог не пускать в ход. Человек, наделенный таким обаянием, пользуется им подчас бессознательно, притягивая к себе тех, кто ему совершенно не нужен: тех несуразных женщин, которые в своем максима способны лишь к победам в постели; мужчин, которые не могу стать ему друзьями из-за надменности, к примеру, или абсолютном несоответствием его требований. Не то чтобы у мистера Корнфута они были завышены, но ум он ценил очень высоко, на вес золота.
- Что бы Вы не говорили, а ум – это роскошь. Не каждый может себе это позволить. А вот на счет того, что многие воображают, что он у них есть – это да, несомненно удручает. Но не стоит беспокоится о них, они же счастливы из-за своей ложной надежды. - Ренэйт не принадлежала к тем современным женщинам, которые стараются выставить напоказ перед своим собеседником свой ум, видя в этом особую гордость. Она заботливо берегла своё сердце в скрытых глубинах своего существа. Ко всему прочему, волшебница чувствовала унизительную неловкость, которую всегда испытываешь, когда разговариваешь с человеком, который заведомо умнее тебя, и знаешь при этом, что и он это прекрасно понимает.
- Это не простой вывод, а раз Вы сейчас столь старательно отнекиваетесь, я попала в самое сердце. Но не будем об этом. Это Ваше личное и я не имею право лезть Вам в душу, а тем более попрекать в этом. – девушка постаралась сгладить сложившуюся ситуацию и не злить мужчину. Ей было неловко от того, что он так яросно защищает свои эмоции, которые, по-видимому, кто-то сумел разгадать. И как только за спиной послышался благосклонный и одобрительный голос с пользу выбору духов, девушка юркнула к столику и вне сомнений схватила свой любимый флакон. Эти древесные пряные духи имели нотки мандарина, бергамота, арбуза, кардамона и цитрусовых. Нотами сердца стали корица и перец, а сандаловое дерево, мускус и белый кедр идеально завершали это парфюмерное творение. Передав флакон в руки мистеру Корнфуту, Ренэйт своевременно добавила, что именно эти подчеркивают элегантность и мужественность, и представляют мужчину в лучшем свете при любых обстоятельствах.
- Вы встаете на сторону простоты в этом вопросе. Это настолько Вам несвойственно, что я готова положить голову на плаху, что Вы лишь отталкиваете от себя какие-либо чувства к женщинам. Вы хотите быть любимым и любить, но прошла боль столь сильна, что теперь эти желания не вызывают ничего, кроме страха. И не обжечься, а именно потерять. При Вашей сегодняшней позиции на политическом поприще страшно оставлять семью без присмотрела. И в этом я Вас прекрасно понимаю. Вы опасаетесь за каждого бойца не только по тому, что он может каким-либо образом подпортить Вам ситуацию, но и потому, что в Вас играет чувство ответственности и заботы. Возможно, что я ошибаюсь, но и на меня, как на девушку-боевика, Вы всегда смотрели с опаской, словно меня можно легко сломать или убить. Ко всему прочему, не могу сказать, что именно чувства к Вам должны приносить страдания. Они извечные спутники любви. Хоть я и не уверена, что Вы в серьез сейчас говорите о чувствах к той женщине, на свидание к которой собираетесь, но могу сказать точно… Доверившись любимой женщине, Вы обретете надежный тыл.

+1

11

Крайне редко случается встретить человека, который способен не только говорить горькую правду, но также и принимать ее. Это странная тенденция, умеючи отравлять кого-то своей истинной, в то же время отплевываясь от любого намека на неприятные откровения. Злость, негодование, отрицание, вот, что вызывает в людях этот чистый кристалл, еще не отточенный какой либо ложью или любыми другими средствами приукрашивания. Корнфут всегда удивлялся почему его прямолинейность считается дурным нравом, неужто так многое в волшебниках требовало сейфов с крепкими замками. И неужели так много среди них были столь искусными актерами собственных судеб.
Сам Уэйн может быть и не слишком добродушно, но все же умел принимать то, что является бесспорной правдой. Но он совершенно не терпел клеветы и выводов, которые делали не слишком то смышлёные волшебники, к тому же едва ли обременённые критическим мышлением. И не смотря на то, что Ренейт вполне могла составить свой личный эмоциональный портрет о руководителе РК, это еще не значило, что та действительно может знать его.
- Зря вы скромничаете, Ренейт, - наставительно произнес мужчина. Конечно, он давно замечал в девушке, что та совершенно не способна трезво оценивать ни свои достоинства, ни свои недостатки. Так, например, она совершенно не признавала того факта, что ее внешность в купе с нравом, который время от времени был более, чем сносным, являлись хорошей разменной картой для того, чтобы привлечь внимание какого-нибудь привлекательного полукровного волшебника. Конечно, леди ее статуса просто не могла рассчитывать на какого-нибудь богача или просто чистокровного мага, но судя по всему ни то, ни другое не являлось для нее первоочередной задачей. Однако, почему-то, в том, что касалось ее жизненных показателей или магических способностей, Маккелар была уверена на все сто процентов. Она готова была пробивать грудью бетонные стены, если за ней было то, что ей необходимо. Она не боялась быть убитой, в то время, как большинство волшебников в Британии дрожали от нападок и притеснений магического сообщества. Корнфут с трудом понимал, как в ней уживаются столь разные решения и взгляды, и как ее до сих пор не разорвало пополам.
- По всему выходит, мужчина вашей мечты обречен быть только иллюзией из-за того, что он слишком хорош? Но всякие слезники вроде Теренса вполне могут заслужить вашего внимания, так как плохое происходит чаще, чем хорошее? – он не зря вспомнил Мистера Теренса, который однажды проявлял весьма нездоровый интерес с Ренейт. Несмотря на то, что внешне он выглядел  весьма презентабельно, как в человеке же в нем было все не кстати. К счастью, он состоял в РК, а потому Уэйн знал о нем практически все, что было нужно для того, чтобы сделать неутешительные выводы о его личности. Оставив свою семью на севере Британии он смылся в Лондон для того, чтобы перепродавать ворованные артефакты, на чем и был замечен и пойман одним из членов Равенства Крови. Теренс оказался полезным как зельевар, и, к сожалению, проводил в штабе так много времени, что просто не мог не заметить секретаршу руководители организации. Корнфуту пришлось лично объяснять бывшему контрабандисту, что его секретарша не имеет возможности водить шашни с членами организации, так как работы у нее хватает на годы вперед.
- В постель? – повторил мужчина. Не смотря на то, что вопрос едва ли был уместен, чтобы задавать его начальству, он решил, что любая откровенность должна быть оплачена равной откровенностью, - Строгость в воспитании не более чем выдумки, - оглядев девушки, он добавил, - Или редкое исключение, подтверждающее правило. Знаете, что в этом самое плохое? – не выждав ответа, Корнфут продолжил, - Большинство и вправду вторит о самом лучшем воспитании. Все это начинается с отца и матери, которые говорят свои гостям о том, что их чадо воспитывается в исключительной строгости и знает все то, что необходимо знать воспитанному ребенку. Но мы с вами хорошо знаем, что каким бы ребенок не был воспитанным он шаловлив. Тогда дети учатся врать родителям, чтобы проворачивать все то, что совершенно не соответствует этому громогласному «строгому воспитанию». Искусство лжи прогрессирует, но совершенно не конфликтует с осознанием того, что воспитание проходит в стрггости. И вот перед нами молодые волшебники, которые представляют себя обществу, как исключительно воспитанные и ни в коем случае не имеющие отношения к нарушению моральных устоев. Строгое воспитание, Мисс Маккелар, ничто иное, как красивая маска для уродливых лиц, - к слову и сами Корнфут не далеко ушел от своих изречений. Он был сполна воспитан, в лучших традициях волшебников, и не только потому что Тадеус Корнфут успел дать ему достаточно навыков и знаний, но также и потому что сам он всегда хотел тянуться к высшему обществу. Хотел до того момента, пока его желание не швырнули ему прямо в лицо.
- Те, кого я затаскивал в постель, едва ли кичились своей воспитанностью, - улыбнувшись девушке, он взъерошил волосы и снова пригладил. Мужчине совершенно не нравилась его стрижка. Последний раз когда он был у парикмахера Миссис Иззи , та оставила его голове лишь еле заметный ершик. По крайне мере Уэйну показалось именно так. Конечно, он мог бы попытаться исправить это печальное упущение, но боялся, что все станет еще хуже. И хоть с тех пор прошло практически два месяца, и Мистер Корнфут был практически удовлетворен достигнутым, природным результатом, а все же каждый раз отправляясь на какие либо встречи, он не упускал возможности, чтобы снова упомянуть имя Мерлина, смотрясь в зеркало.
- Прекратите, - кажется, шутка про Роунсов несколько затянулась. Он бы не за что не поверил, что этим дамочкам нужно от него что-то кроме денег, а по тому считал эту тему скорее неприятной, чем забавной, - Обязательно возьму вас… - выдержав паузу, он продолжил, - Чтобы вы отпугивали подобных Роунсам, - ему представлялась весьма презабавная картинка. Ренейт скривленная от собственной неуверенности в себе, разодетая в дорогущее платье, доходящее до самых пяток и руководитель РК, абсолютно довольный тем, что отвадил от себя внимание незамужних дам, и оценил свою секретаршу в наряде, отличительном от привычной одежки.
- Я беспокоюсь о том, что волшебники с ложной верой в себя хотят управлять магическим миром. А это капает могилу нам с вами. Ни от глупости ли ума чистокровные пророчат себе мировое господство и принижают полукровок? В тоже время, упуская из внимания фактор наличия этих самых полукровок. Они не видят всех подводных камней, слепо проповедуя свои цели, тем самым рождая войну. В нашем мире нельзя без компромиссов, поэтому погибнут либо те, кто готов на компромиссы, либо те, кто не желает компромиссов, - слишком уж хорошо Корнфут был осведомлен в вопросах участия и безучастия. Ему претили волшебники, не желающие обращать внимание на хоть и малые, но критичные детали в обществе, которые в результате могли породить катастрофу. Что говорить, если не малая часть проблем во всем мире происходила из-за недальновидности. Люди предпочитали оставить на потом, а то и вовсе забыть дела на первый взгляд ненужные и не требующие особого внимания. Следует помнить, что проблема никогда не появляется из ни откуда, всему есть следствия и причины. Увы, несмотря на то, что казалось бы политические деятели первыми должны понимать эту простую аксиому, они как и обычные граждане предпочитают пускать на самотек зарождение общественного бедствия.
- Разве вы не заметили? Я всегда крайне критично отношусь к тому, что считаю неправдой. Так или иначе правда является большой роскошью в любой время. Конечно, у вас есть свое представления обо мне, как о человеке. Но не возводите в Абсолют, то что подтверждено лишь наблюдениями, - девушка протянула ему темно-зеленый флакон с парфюмом. Он не стал заострять внимание не на названии выбранного запаха, ни на самом запахе, он действительно полностью доверял вкусу своей секретарши. Оставалось еще немного времени, чтобы выбрать остальные атрибуты его облачения, такие, например, как запонки для рубашки.
Мистер Корнфут запустил руку, в стоящий неподалеку комод и извлек оттуда три небольшие коробочки. В каждой из них было по паре запонок, которые он и продемонстрировал Ренейт. В первой коробке были простые, золотые запонки, с небольшим черным камушке посередине. Во второй, черные, их форма напоминала форму ворона, хотя никаких других признаков птицы в них найти было невозможно. В третье же, были полностью черные, правда стоило приблизить коробку к свету, как запонки тут же меняли цвет на серебряные. В целом, это были атрибуты, выполненные в весьма простом, скорее классическом стиле. Уэйн вообще не любил каких либо излишеств в своем стиле. Все должно было быть максимально аккуратно и выдержано в одном, в основном классическом стиле.
- Может вы правы, а может и нет, - он задумался, всего на минуту. Безусловно, в словах Маккелар была толика правды, хоть мужчина не за что не признал бы это. Но не признал бы вовсе не потому что хотел выглядеть непреклонной бесчувственной скалой. Слишком уж он ценил свое прошлое, и не хотел никому раскрывать его детали, а вместе с тем раскрывать и свои чувства по этому поводу, - Не для всякого, то, что просто имеет личину простоты, Ренейт. Я выбираю простоту, которая по сути своего является весьма сложным решением из последовательности непростых действий, - слова девушки об ответственности и заботе вызвали в мужчине немой смешок. Ее слова были настолько далеки от правды, что мужчина невольно даже пожалел наивность юной девушки. К счастью, тот факт, что секретарша считал его куда лучшим человеком, чем он являлся было хорошим знаком. Возможно, и другие члены организации придерживались этого мнения, а оно было очень и очень кстати для Уэйна.
- Так посмотрите на себя, Маккелар? – он взял в руку ее тонкое запястье и поводил им воздухе, как уверенный кукольник, - Вы и правда выглядите не слишком устрашающе для боевика. Может это и есть ваше главное оружие? – он усмехнулся, - Противник недооценивает вас, - этими словами он легко мог задеть сомнение секретарши, и он с интересом выжидал ответной реакции девушки.

+2


Вы здесь » Сommune bonum » БУДУЩЕЕ ВРЕМЯ » Первое свидание, второе – до свидания.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC