http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » СЮЖЕТНАЯ ИГРА » Квест #4. "Добром это не закончится"


Квест #4. "Добром это не закончится"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://33.media.tumblr.com/5c86482246b94cdc48c5780618cc09e7/tumblr_mk3kmtVOct1r16b0io1_500.gif
Название квеста: "Добром это не закончится"
Время и место действия: Министерство магии 30 января 1921 года
Описание: Равенство Крови решает организовать митинг, собрав магглорожденных и полукровок на площади прямо перед Министерством Магии. Дети с матерями, братья с сестрами, жены с мужьями, собрать толпу не составило особого труда. План становится легко исполнимым, если бы не одно но. Внезапно мирный митинг теряет свою мирную окраску из-за господина, решившего призвать толпу к радикальным действиям. Неизвестный во всех красках описывает людям, чем чревато правление чистокровных, а также то, насколько непроста жизнь рядом с теми, кто мнит себя высшим обществом. Среди скопища людей оказываются и члены РОБ, которые по приказу самого Гриндельвальда должны устранить лидеров собрания. Чем же закончится "Мирное собрание"?
Очередность:
Wane Cornfoot
Tara Lestrange
Renate McKellar
Gellert Grindelwald
Cantankerus Nott

0

2

[audio]http://pleer.com/tracks/58477171zKE[/audio]
День выдался как на заказ, солнечный и довольно теплый для января. Отличный день для мероприятия: скучающие по солнцу люди все равно бы вышли из своих домов, а если подворачивается такой отличный повод, почему бы не присоединиться. Все любят зрелища. Людей сегодня, в самом деле, много, очень много. То, что можно назвать толпой. Не только по количеству собравшихся, но и по уровню их организованности. Только некоторые, похоже, точно знали, зачем пришли сюда. Кое у кого в руках плакаты, кто-то обсуждает политическую обстановку и  собственно то, ради чего собрались. Кто-то у наспех сооруженной трибуны слушает оратора. Кто-то пересказывает соседям позавчерашний полуфинал с участием Пушек Педдл. Кто-то пытается успокоить рыдающего ребенка.
Дети, какого черта здесь делают дети?
Есть в толпе и репортеры с внушительными колдокамерами, и это определенно к лучшему, без прессы этот митинг не имел бы никакого смысла. Есть и несколько авроров, то ли призванных следить за порядком, то ли сочувствующих идеям, и даже какие-то торговцы. Впрочем, люди, которые просто делают свою работу, мало беспокоят Нотта, куда больше опасений вызывают те, кто вроде бы и не заинтересован в том, что происходит вокруг, но все равно не покидает площадь.
- Борьба, которая имеет для нашего мира действительно решающее значение, разворачивается прямо сейчас, на наших глазах. Мы не желаем её, но мы не отступим. На континенте она уже почти проиграна, но у нас все еще есть шансы. И они очень высоки.
Нотт не может не согласиться с выступающим. Отчасти, наверно, потому что сам писал эту речь, пусть и вдохновляясь кем-то из маггловских политиков, – на трибуне один из людей Равенства Крови, под оборотным зельем, разумеется, как и все остальные, присутствующие здесь представители Организации. Он отлично справляется с задачей, всё новые и новые слушатели подтягиваются к трибуне, аплодируют, поддерживают. Все остальное пока что, вроде бы тоже идет по плану. Совершенно неожиданно недалеко оказывается Корнфут. Кантанкерус кивает в знак приветствия и подходит так, чтобы говорить, не привлекая постороннего внимания.
- Долго будем держать их здесь? Газетчики, кажется, получили уже достаточно материала, да и люди, мне кажется, начинают нервничать. Надо или отпустить их по домам, продолжать обсуждать все это на кухнях, или дать им запал и продолжить демонстрацию активнее. Что скажете?
Его задевает плечом какая-то женщина, и резко обернувшись, Нотт замечает, что у той в руках палочка. Плохой знак. Он кивает Корнфуту, чтобы обратить внимание руководителя на эту деталь, но тот или не слишком впечатлен, или тщательно скрывает эмоции.
- Они все вооружены. Все. До единого. Нам не следует забывать об этом. Кто из наших людей отслеживает активность? Я бы послушал промежуточный доклад об обстановке кого-нибудь из боевиков.
- Если мы позволим сейчас осуждать нас только потому, что у нас нет предков с красивыми фамилиями, то что будет завтра? Чем эти аристократы заслужили ту неприкасаемость, которой пользуются? Они делают для магического сообщества больше, чем делаете вы?  Нет.
Кантанкерус оглядывается и замечает, что толпа как будто становится плотнее. Люди – все совершенно разные, особенно в своей маггловской – ну а как же, демонстрация ведь – одежде, которая отличается от мантий разнообразием и яркостью. И все же, они начинают действовать как единый организм. Поворачивают головы в одну сторону. Одновременно начинают аплодировать или скандировать лозунги.
Им пора расходиться. Еще немного – и «мирный митинг, который покажет всем возможность войны» станет не слишком мирным.
- Мы не стремимся к войне, но мы ни при каких обстоятельствах не откажемся от своих прав, прав, которыми должен обладать каждый человек. Они думают, что наше терпение – это наша слабость. Но они должны знать, что терпение не вечно, и если они отталкивают протянутую для дружеского пожатия руку, эта рука может превратиться в кулак. Мы молчали долго, но если мы видим, как наш противник поднимает палочку – можем ли мы ждать, пока он произнесет формулу заклинания? Мы должны заручиться своей совестью и верой в то, что мы на правильном пути и ничуть не слабее тех, кто хочет ограничить нас во всем.
Оратор спускается с трибуны под звуки оваций, и очень скоро его место занимает кто-то еще.
– Как думаете, здесь должны быть люди из РОБ? Они ведь не могут просто упустить такого массового собрания под руководством идеологического противника?

об интеллектуальной собственности того, кому уже все равно)

Господа знатоки, приношу свои искренние извинения за частичный идейный плагиат. Давайте считать его интертекстом, все ведь украдено до нас))

+ женщиной, задевающей меня плечом (и которая не в состоянии расслышать хорошо мои реплики) предлагаю быть мадам Лестрейндж. Просто чтобы как-то увязать всех. Нет так нет, как скажете)

Отредактировано Cantankerus Nott (2015-03-17 01:00:18)

+7

3

Не смотря на теплую погоду и довольно внезапно вышедшее солнце, Тара накинула себе на голову капюшон. Дело было также не в легком ветерке или ее мерзлявости. Плащ, который она сшила себе на заказ наподобие маггловского был на самом деле образцом мантии волшебника. Одевать маггловскую одежду, даже если можно было бы послать кого-то с тем, чтобы ее купить, она не собиралась, а выходить на митинг, пусть даже и мирный, в мантии значило однозначно навлечь на себя проблемы. Она, конечно, и так была под оборотным зельем, но ей сегодня крайне нежелательны были отвлекатели, запавшие на ее голубые глаза или льющиеся, словно вода, прямые пшеничного цвета волосы, которые были благоразумно собраны в тугую круговую косу на голове и ныне скрытые под капюшоном.
Разумеется, она шла туда не одна. Под ее началом были и другие члены РОБ, рассосавшиеся по территории. Соединяли их протеевы чары на кольцах. Если вдруг станет жарко, она всегда сможет призвать их к себе на помощь. А до тех пор все приказы она отдает через те же кольца, вырезая распоряжения в золоте. При какой-либо трансформации оригинала, копии тут же нагревались, что не могло остаться волшебниками без внимания.
Разумеется, она шла туда, как на войну. Уж лучше быть готовой к любым неприятностям, чем потом пожинать плоды своей нерасторопности. Слава богу, если мирный митинг останется мирным. Но на подобный исход Тара практически не рассчитывала, а потому была особенно собрана и внимательна.
Толпа поражала своим размером и с каждой минутой расширялась, при этом густея и синхронизируясь. Человек, что стоял на трибуне, овладевал умами вполне успешно, и напряжение сквозило даже в воздухе, раздражало ноздри.
Грейс была в ярости. Для начала, ей был неприятен сам факт нахождения среди толпы этих грязнокровок, держаться на расстоянии от каждого было просто невозможно, и избежать столкновения с одним из них, при всем ее желании, волшебнице все же не удалось.
- Прошу прощения, - пробормотав извинение, она бросила на мужчину быстрый взгляд. Лицо его было совершенно ей незнакомо, а потому она тут же потеряла к нему минутный интерес. В конце концов, было вполне разумно предполагать, что прийти под оборотным зельем додумаются не только они, но и РК. В таком случае, любой человек из здесь присутствующих может оказаться их членом. И узнать его она все равно не сможет, даже если бы знала всех в лицо.
Что еще бесило Тару, так это сам факт этого митинга. Еще бы. Собрались тут низшекровки качать права.
Магглами были, магглами и остались.
Размышляя об этом, Тара в определенной мере жалела, что магические способности передавались по крови. Когда-то вот так какой-то волшебник переспал с маггловкой - и понеслось. А теперь им плоды пожинать. С другой стороны, если бы секреты волшебства передавались только из уст в уста, все равно нашелся бы кто-то, кто предал бы магическое сообщество и рассказал все как на духу. А что такого-то, действительно?
"Эволюция" магглов до волшебников - вот, что бесило Тару. И никаких заслуг их в этом не было. Все то, что было выстрадано поколениями чистокровных магов легко и просто передается по наследству теми, чьи телесные желания оказываются выше совести, порядочности и гордости. Многовековые традиции попираются. Тысячелетние исследования, выстраданные поколениями ученых-волшебников (и даже их многочисленными смертями) для создания и улучшения заклятий, зелий, а также остального магического наследия достаются этим наследникам предателей просто так. Они приходят в чужую церковь со своим уставом. Они никогда не поймут, что значит быть настоящим волшебником, умей они хоть непростительные заклятья колдовать. Они не понимают сущность магии и ее ценность. Для них это развлечение, упрощение жизни, исполнение детской мечты о чем-то сверхъестественном. Никакого уважения к таинству волшебства в общем и его носителям в частности.
Тара ненавидела магглорожденных.
И сейчас, слушая речь оратора на сцене, она закипала все больше. О, как чудесно было бы сейчас перебить половину здесь присуствующих... А еще лучше - найти вирус, который лишал бы магии только тех, кто незаконно стал волшебником. Но пока ее исследования были далеки от совершенства...

+4

4

Сегодня он плохо спал. Мужчину терзали мысли о, предстоящем событии, действия которого практически невозможно было спрогнозировать в точности. Впрочем, разве может подпольная организация рассчитывать на какую-то точность? Не имело значения насколько умные люди были инициаторами сего действия, ведь их было куда меньше, чем простых участников, а численность, увы, порой более ценна, чем качество.
Когда Корнфут появился на площади его взору предстало весьма масштабное событие. Численность присутствующих перешагнула тот порог, на который рассчитывали РК, так что было необходимо немедленно, если и не предпринимать что-то, так хотя бы  задуматься о действиях организаций в подобных условиях.
Днем ранее каждому участнику митинга, который состоял в Равенстве крови были даны указания, примерный план действий в тех или иных ситуациях. Было потрачено максимум сил и ресурсов, какие могла себе позволить организация и, казалось, все неизбежно должно было пройти в соответствии с намеченными планами. Впрочем, пока не было поводов для разубеждения в правильности действий, но подстраховаться все же стоило.
Боевики были распределены по всей площади, на каждого был выделен свой участок, для отслеживание той или иной группы магов. Пришлось задействовать каждого боевого мага в РК, чтобы быть уверенными в том, что контроль и защита в действительности функционирует и при необходимости все затруднения будут немедленно устранены.  Все участники РК находились под действием оборотного зелья, так что Корнфут мог быть уверен в том, что узнать из не сможет ни одна живая душа на этой улице.
Кивок в сторону Нотта или скорее в сторону темноволосого мужчины средних лет, который скрывал его внешность. Сам же Корнфут избрал для себя обличие молодого парня с рыжеватыми волосами и с слегка конопатым носом. Он едва достигал даже среднего роста, полагающегося для мужчины, отчего Уэйн с трудом мог понять, что происходит впереди за спинами более высоких магов.
- Будем заворачиваться. Для первого раза хватит. Мы видим, что люди расположены к словам нашего оратора. Значит у нас есть шанс настроить их по своему желанию. Сегодня здесь слишком много лишних, - под этим мужчина имел в виду детей, слабых магов, да и просто людей, которые слишком истощены морально, чтобы произвести нужные им действа. Были здесь и просто зеваки, проходящие мимо плотной толпы. Но так как истинную причину сегодняшнего мероприятия знали лишь единицы из этих магов, вряд ли продолжение митинга могло принести желаемые плоды, - Доклад я уже выслушал от Барлоу. Я встретил его у самого конца толпы. Он перемещается  в разные части толпы каждые десять минут. Есть маги, которые настроены не слишком мирно и обсуждают, как бы отомстить чистокровным, виновным в их бедах. Кому-то вообще не нравится, что говорит Чарлтон, однако они не уходят, потому что их родственники придерживаются иного мнения. В процентом соотношении, магов, которые могут разделить наши идеи больше, чем, тех, кто настроен отрицательно. Можно считать, что этот митинг вполне успешен, - закончив говорить, Корнфут вытащил палочку из внутреннего кармана темно-зеленой мантии, чтобы подать знак Чарлтону. Прежде, чем митинг был организован между участниками РК была установлена связь, у каждого были разные заколдованные артефакты, дабы при незапланированных действиях, никто не смог ничего выудить или заподозрить. Так, например, у Уэйна это была обычная карточка с изображением известных магов, прилагающаяся к шоколадным лягушкам. Однако на ней были некоторые незаметные отличия, по самым краям карточки шел ряд мелких цифр, каждая из которых соответствовала участнику организации на митинге. Стоило всего лишь коснуться цифры палочкой, и в ту же секунду член организации под этим номером, мог почувствовать покалывание в том месте, где покоится его артефакт для связи. Чарлтон знал, что как только его артефакт даст о себе знать, стоит закончить речь и попросить толпу разойтись.
- Без сомнений РОБ здесь есть. Но не думаю, что они станут что-то предпринимать. Слишком большая толпа, да и наверняка они понимают, что сегодня здесь большое количество представителей Равенства Крови. Это чревато жертвами со стороны чистокровных. Так, что скорее всего сегодня они здесь только в качестве наблюдателей, - вместе с этими словами Корнфут коснулся палочкой до карточки в руке, чтобы Чарлтон наконец прекратил свою пламенную речь.
- Мы все рождены равными. И у всех у нас по венам течет алая кровь. Так давайте бороться за свои права на жизнь и слово! Каждый из вас деталь сложного механизма, если мы будем действовать вместе, мы направим этот механизм на лучшие и нужные цели! Прислушайтесь к своему чутью, когда, если не сейчас?! - всего на секунду мужчина замешкался, но сразу продолжил, - А теперь, когда все вы вернетесь домой задумайтесь над моими словами! Что будет с вашими рожденными или еще не рожденными детьми в будущем? У нас есть шанс обеспечить им равные права, так давайте добьемся их! А теперь, приглашаю вас взять листовки у той девушки, - он указал на девушку с внушительной пачкой листовок, - Там подробно описаны наши перспективы, цели и средства. Спасибо, что пришли, сегодняшний день - маленький, но важный шаг к равенству между кровью! - стило только оратору замолчать, как люди начали живо аплодировать, выкрикивать слова поддержки и махать только что полученными листовками.

+4

5

Ярость волшебницы вот-вот должна была выплеснуться наружу, бурным неистовым потоком, снося все вокруг. Она уже который день пыталась уговорить своих близких сидеть дома и не высовываться на этот треклятый митинг, особенно ради того, чтобы быть «просто в курсе событий».  Она повышала голос, пытаясь достучатся до главы семейства, который то и дело поворачивался к ней спиной, явно давая понять, что решение он не поменяет. Сколько девушка не пыталась за счет яростных просьб пробудить мужское глухое благоразумие, тем сильнее разочаровывалась в себе, сильнее злилась, но другое чувство росло в ней, словно снежный ком. Отчаяние. Отчаяние — страх без надежды. Бьёрн смотрела на каждого, кто в её присутствии просто игнорировал её стенания и просьбы. Из всех, только маленький Тирион испуганно забился в угол и обняв свои колени, просто ждал. Ждал того, что произойдет дальше. Он пойдет вместе со своими родителями на митинг, где решаются судьбы таких как он? Что там делать ребенку? Нечего. Так бы сказала любая мать, но в случае с семейством Роуг, дайте Демиурги, чтобы он просто остался жив. Не родная, но все-таки как старшая сестра, Ренэйт боялась всего, любой напасти, которая могла случиться при таком скоплении людей с этим мальчиком, от обычной давки, до чего-то более непоправимого.
Бросив последний гневный взгляд на мистера Роуга, девушка словно фурия влетела в соседнюю комнату и одним махом сгребла все необходимое со стола в сумку. Колбочка с оборотным зельем неприятно звякнула, а Рен, надев наверх свою старую мантию, полная решимости, открыла окно и выпрыгнула на улицу. Не оставляя после себя никаких следов, волшебница одним взмахом палочки заставила окно закрыться и как только убедилась, что путь чист – направилась прямиком на площадь. В одном из закоулков Лондона, мисс МакКеллар выпила приготовленное для нее оборотное зелье и обернулась в очаровательную женщину, лет тридцати, которая по телосложению и физической силе, явно превосходила возможности самой девушки. Теперь главной задачей было вовремя прибыть к началу митинга и не проворонить любое изменение настроения толпы.
Ренэйт показалось, что весь уличный гомон, вся неведомая жизнь по ту сторону окрестных домов, голоса людей, которые где-то живут, имеют семьи, с кем-то ссорятся или мирятся, играют по вечерам в преферанс, болеют или выздоравливают, резко превратились в гул человеческого муравейника, населенного существами, чьи сердца пока не хотят биться в лад с чудовищным сердцем толпы, — все эти звуки текли по переходу, разливались по площади и, взмывая ввысь, словно мыльные пузыри, лопались у нее в голове. Сохранять самообладание – первичная и самая главная задача для боевика, следующая – сохранить самообладание топы, что бы ничего лишнего не произошло, чтобы не было никаких волнений. Естественно, коли здесь не появятся представители РОБ, то ничего и не должно было случиться, каждый получит что хотел. Оказавшись в «боевых» условиях, МакКеллар смогла глазами отыскать сослуживцев, и издалека кивнув им, заняла свою позицию.  Девушка прекрасно знала свои обязанности, и до потемнения в глазах следила за порядком, несколько раз успев одернуть особо шумных и эмоциональных, которые в порыве желания выговорится, хватали друг друга за грудки. А некоторым хватало только злобного взгляда, чтобы их черный рот наконец замкнулся. Иногда ей доставалась кипа листовок, которые она наспех раздавала каждому точно в руки, параллельно высматривая, все ли идет нормально.
Все шло довольно неплохо, ровно до тех пор, пока Ренэйт не стала замечать все чаще и чаще людей в дорогих мантиях, явно не скрывающих свой социальный статус. Немногие в толпе магглорожденных могли похвастаться такими одеяниями, посему волшебница еще больше насторожилась. Артефакт-кольцо на её пальце молчал, значит, не стоило пока особо беспокоится, но держать ухо востро – несомненно.

+4

6

Надо же, сколько здесь сегодня собралось обиженных и угнетённых. Некоторые угнетённые, правда, выглядели не обиженными, а просто скучающими или праздно любопытствующими, но к чему вдаваться в такие детали? Главное ведь массовость. Чтобы организаторы подобного мероприятия могли потом с гордостью заявить: “Видите, сколько неравнодушных в Великобритании!”. Чтобы ораторы на трибунах могли бы, обведя присутствующих широким жестом, объявить: “Видите, как нас много!” И женщина, которую только что волновало только что бы приготовить на ужин вернувшемуся с работы мужу, оглянётся вокруг и подумает: “Да, нас много. И значит, правда на нашей стороне”. При этом, что это за правда такая, она будет представлять лишь в очень общих чертах. Толпа, что с неё взять?
Разумеется, Геллерт находится под действием оборотного зелья. Быть может, кто-нибудь из толпы даже сможет узнать в долговязом и каком-то угловатом мужчине с русыми, жесткими даже на вид волосами Теда Дагласа из Тинворта. Сам Тед сейчас безмятежно спал в своём доме, начисто позабыв неожиданную встречу с Гриндевальдом. Вполне возможно, что проснуться ему предстоит знаменитостью.
На площади перед Министерством, не считая тех, кого привела Тара Лестрейндж, присутствовали и двое его людей. Кем они были, Геллерт не интересовался. Оба находились под действием Империуса, и этого было вполне достаточно. Одного он перехватил в Косом Переулке перед тем как направиться сюда, и заставил выпить оборотное, превратившее его в какого-то маггла - в этом случае Геллерту не нужно было, чтобы человека кто-нибудь мог узнать. Второго же он нашёл прямо здесь, выбрав волшебника, пришедшего на площадь без компании знакомых или родственников. Подобраться в толпе к увлечённо слушающему выступление с трибуны человеку не составило труда, а выпущенного практически вплотную Империуса никто и не заметил. Теперь эти двое стояли почти у самой трибуны и ждали своего часа, который для одного из них станет последним. А может, и для обоих.
Можно было бы, конечно, обойтись и без Империуса и использовать кого-нибудь из членов РОБ, но зачем разбрасываться своими людьми, если можно этого не делать? Ничего творческого в стоящей перед этими двумя задаче не предполагалось.
Таре и её людям было поручено следить за ходом мероприятия, а также по возможности вычислить и захватить представителей Равенства Крови, и Геллерт очень надеялся, что предпринимать что-либо женщина станет действительно “по возможности” и не полезет на рожон.
Митинг подходил к концу. Оратор, видимо, на собственный же вопрос “Когда если не сейчас?!” ответил “Как-нибудь попозже” и предложил собравшимся ограничиться знакомством с какими-то листовками. Его поддержали. То ли толпе тоже хотелось по домам, то ли они готовы поддерживать всё и всех. Ну вот сейчас и посмотрим.
- Sonorus, - Геллерт поднёс палочку к своему горлу и аппарировал аккурат на трибуну.
Интересно, будут ли его пытаться с этой трибуны убрать?
- Друзья! - незнакомый, непривычный голос разнёсся над площадью. Вот теперь убирать нельзя. Друзья же. - Неужели это всё, на что мы способны? - палочка скрылась в кармане, а Геллерт сосредоточился на том, чтобы не пустить в голос и намёка на акцент. - Слушать и кивать в ответ на высокопарные речи о том, что мы все, собравшиеся здесь и так прекрасно знаем? Посмотрите! - Геллерт указал на здание Министерства. - Как вы думаете, о чём сейчас говорят те, кто смотрит на вас из-за этих окон? Считаете, они задумались? Может быть им стыдно? Или страшно? Вы верите в это? Да они же смеются над вами!  Вот прямо сейчас они смотрят на вас и знают, что ничего не изменится! Ничего! Что все, кто сегодня выкрикивал смелые лозунги, кто говорил о борьбе и противостоянии просто разойдутся по домам! Что те, кто сегодня требовал, завтра придут к ним униженно просить.
Вообще-то отсылка к Министерству была не очень корректной. Сегодня воскресение и вряд ли там сейчас так уж и людно. Но разве кто-нибудь станет об этом задумываться?
- Вы помните тот день, когда впервые взяли в руки палочку? Помните, каким ярким казался мир, как много возможностей лежало впереди, и как полны вы были решимости воплощать эти возможности в жизнь? И что же теперь? Теперь вы довольствуетесь жалкими подачками потому что вас убедили, что так должно быть, что другого пути нет, - так, кажется, он слишком часто говорит “вы”. Нужно немедленно исправляться, не “вы”, а “мы”.
- Но нет, мы не довольствуемся, мы собрались здесь, чтобы показать, как мы недовольны, так ведь? - в его голосе явственно слышалась насмешка. - И что? Думаете, их, - ещё один жест в сторону Министерства, - это волнует? Им плевать на наши желания и наше мнение. Они уверены, что мы способны только говорить и возмущаться. Они считают, что им нечего опасаться. Они знают, что никто не посмеет посягнуть на права, которые они сами себе и придумали. Так неужели они правы, и мы так никогда и не поймём, что...
И в этот момент одна из его марионеток - та, которая была под обротным - исполнила свою роль.
- Avada Kedavra! - выкрикнул оставшийся неизвестным мужчина, и зелёная вспышка понеслась к Геллерту.
Тот, ждавший этого, без труда уклонился и спрыгнул в охотно принявшую его толпу. В мгновение ока он стал для них своим, героем. Его хлопали по плечу, с ним соглашались, его готовы были защищать от любых посягательств коварных чистокровных выскочек.
В это время, Геллерт знал, вторая марионетка убила первую. Пронзительно закричала какая-то женщина. Кто-то на кого-то набросился. Интересно, с чего вдруг? Геллерту даже показалось, что кто-то в этой стремительно закипающей толпе припомнил его имя. Ну да, конечно, во всём виноват Гриндевальд... Вот прям лично явился, лишь бы только не дать какому-то Дагласу закончить речь.
Геллерт достал палочку, чтобы снять ранее наложенный Sonorus. Он кивал тем, кто рядом с ним что-то говорил про “Докажем”, “Сможем”, “Поставим на место”, а когда заклинание было снято, и сам стал поддакивать столь же бессмысленными фразами. И покажем, и докажем, и вообще мы большие молодцы.
Стоило бы предоставить этих больших молодцов самим себе, но Геллерт решил для начала убедиться, что всё идёт как надо.

+5

7

Нотт уже набрал было в легкие воздуха, чтобы еще раз повторить, что лично хочет выслушать доклад боевиков, и пересказ Корнфута его не слишком-то устраивает, но пвовремя сдержался, напомнив себе, что это не его операция, что руководит сегодня лично глава РК, а его дело - выполнять прямые приказы. Впрочем, в одном их мнения сходились: представление надо было заканчивать, и чем скорее, тем лучше. Корнфут подал знак оратору и тот завершил свою пламенную речь довольно скромно. Кантанкерус оглянулся на трибуну. В самом деле, это было странно, только что разглагольствовать о том, что вместе мы сила, а затем предложить взять буклет и идти по домам. Пожалуй, следовало бы сделать это по-другому, но факт свершился. Толпа же со своими приветственными криками и овациями не спешила расходиться. Ничего удивительного, они ведь только что почувствовали вкус революционной романтики, точнее нет, просто ощутили едва заметный запах, и не собирались останавливаться так просто.
Трибуна долго не пустовала, на ней появился еще кто-то. Скорее всего не из людей Организации, поэтому беспокоиться, пожалуй, не было причин, от выходцев из толпы не стоило ожидать большего, чем нескольких невнятных фраз, смысл которых будет только и исключительно в поддержке предыдущего оратора.
Нотт рассеянно кивал, соглашаясь с утверждением начальства о том, что от РОБ ожидать сегодня не стоит ничего конкретного, и всматриваясь в того, кто стоял теперь на возвышении и обращался к народу. Всматриваясь, чтобы понять, что именно зацепило взгляд в этом совершенно обычном человеке, одетом в совершенно обычную мантию, подносящего к горлу совершенно обычную...
В какой-то момент подсознание подсказало Нотту, что пора бы сделать вдох. Но это оказалось не так просто, горло как будто свело судорогой от внезапного осознания, от всего того, что он должен был сказать и сделать прямо сейчас, в этот самый момент вместо того, чтобы просто стоять среди толпы и не моргая смотреть на такую странную волшебную палочку в руках незнакомого мага, неожиданно оказавшегося слишком хорошим оратором. Необычная палочка. Олливандер таких не делает. Может быть континентальные мастера имеют какие-то особые взгляды на то, каким должно быть главное оружие мага. И это самое оружие, оружие которое каких-то пару недель назад было направлено Кантанкерусу прямо в лицо, то, которое нанесло так и не зажившие до конца раны, он запомнил слишком хорошо, чтобы перепутать с чем-то. Но, может, просто похожее, может, обман зрения, да что угодно, лишь бы не предположить худший вариант.
- Какого же дьявола?!
Забыв о бессмысленной сейчас субординации, Нотт ухватил Корнфута за плечо, чтобы тот, наконец, обратил внимание на то, что происходит на трибуне. Долго объяснять было некогда, формально он не мог отдавать приказы, но  понадеялся на то, что будет понят правильно.
- Надо задержать его. Отдайте приказ боевикам. Если нужно, пусть бьют на поражение.
Выступающий уже заканчивал речь, и дальше тянуть было некогда. Пока боевики собертся, он успеет сто раз уйти отсюда. Кантанкерус быстро двинулся сквозь толпу, стараясь достичь цели, не дать случиться - чему именно он не знал, но теперь то, что что-то просто обязано было произойти, было очевидным. Непростительное прозвучало откуда-то справа тогда, когда он был уже совсем близко. Прозвучало, казалось, не менее громко и отчетливо, чем голос, усиленный Сонорусом. И сразу за ним - с не слишком сильным, но очень узнаваемым звуком взрывное заклятие ударило в человека неподалеку. Несостоявшийся убийца получил вполне состоявшийся народный суд. Это отвлекло лишь на мгновения, но когда Нотт обернулся, долговязого оратора уже не было на трибуне, зато толпа теперь как будто устремилась в одну точку.
Извините, господа, развешите пройти. Depulso. Depulso.
Пробираться становилось все труднее, но, наконец, выступавший показался в поле зрения. Окруженный новообретенными поклонниками, он выглядел достаточно довольным для человека, которого только что едва не убило Непростительным. Нотт опять поднял палочку.
Exitus Vitalis
Толпа на площади - это не захламленная комната, опыта работы в таких условиях у Кантанкеруса было гораздо больше. Он не видел, дала ли результат его атака. Моментально отступил, скрываясь за спинами людей, опустил руку, скрывая палочку в рукаве мантии, обошел нескольких человек, радостно улыбаясь и кивая в ответ на лозунги. Теперь, кажется, лозунгов им было недостаточно. И буклетов тоже. Люди брали в руки палочки. Люди говорили, и из их разговоров становилось совершенно ясно, что они совершенно не собираются в такой прекрасный воскресный день возвращаться на свои диваны.
Люди двигались. Не хаотично, но пока что и не целенаправлено. Люди спрашивали друг друга, куда они идут, и все еще никто не мог дать внятного ответа. И все равно они шли. Как селевый поток, как неуправляемая горная река, которая вышла из берегов, они больше не собирались стоять на одном месте. Они хотели активных действий. Призывать их остановиться было бесполезно. А не призывать ни к чему - опасно. Нотт направил палочку в ближайшую спину.
Imperio
Мужчина перестал близоруко вглядываться куда-то вдаль, выпустил из палочки в небо сноп красных искр, привлекая к себе внимание, и заговорил неожиданно громко даже безо всякой магии.
- Покажем им, на что мы способны! Пройдем мирным маршем свободы от Министерства до самого Косого переулка! Это ведь и наша земля, наши улицы. Имеем право! А завтра покажем им, что значит лишиться нас на рабочих местах! Даёшь всенародную стачку!
Толпа загудела еще одобрительнее: как же, если человеку пришел в голову план лишнего выходного, значит у остальные его идеи - не менее светлые. Впрочем, может быть, они руководствовались и чем-то другим, главное - результат. Люди, наконец, двинулась прочь от Министерства, где совсем скоро и очень не мирно были бы разогнана хит-визардами.

?

Хм, и разве мы не обсуждали, что палочка более чем узнаваема?))
Кастую все невербально.
Depulso – отталкивающие чары. - Прохожу сквозь толпу
Exitus Vitalis – магическая кома, любое попавшее под заклятие магическое существо моментально погружается в состояние летаргического сна. Вывести из данного состояния могут только колдомедики. - Геллерту.
Imperio – также известно как проклятие Imperius, обеспечивает полный контроль над околдованным. Относится к Запрещенным Заклинаниям. - Какому-то НПС-у

Отредактировано Cantankerus Nott (2015-04-05 13:34:48)

+3

8

ОФФ

Простите, ради бога, за такую сильную задержку, мне правда очень стыдно... С четвертого раза я все-таки его написала...

Когда оратор в лице какого-то незнакомого (впрочем, он и не мог быть знаком Таре в виду того, что она, как минимум, не могла знать всех членов противоборствующей группировки в лицо, а как максимум потому, что наверняка не она одна была такая умная под оборотным зельем) мужчины, наконец, завершил свою речь и предложил разобрать буклеты и отправиться по домам, Грейс даже невольно облегченно выдохнула. Это давало надежду на то, что все-таки сегодня обойдется без кровопролития. К сожалению, этому все-таки не суждено было сбыться: на сцене появился еще один желающий выступить. И, по мнению Тары, он был несколько более убедителен. По крайней мере, за счет того, что первый оратор был более рационален и менее играл на эмоциях. А может, просто дело было в том, что за это время он успел разогреть людей (и даже не важно, сторонников или противников), и на этом фоне высказывания очередного краснослова оказались последней каплей. Напряжение в толпе можно было почувствовать кожей, оно раздражало ноздри и будоражило кровь. Вот-вот оно взорвется...
- Avada Kedavra! - раздалось откуда-то спереди, и зеленый луч полетел в выступающего. Но тот на удивление ловко от него отвернулся.
Идиоты! Какого черта вы делаете?! - негодованию ее не было предела. Разумеется, она была возмущена не тем фактом, что кто-то попытался убить грязнокровку, а лишь тем, что из-за этих уродов сейчас начнутся беспорядки.
Натянутая гитарная струна порвалась. Теперь ждать мирного разрешения этого сборища было бы попросту глупо.
Женщина увидела, как "везунчик" спрыгнул со сцены в толпу, собрав вокруг себя еще больше народу, словно магнит. Образовалась неразбериха. Кричали женщины, с разных сторон вспыхивали заклятия...
Defendo, - прочиталось на автомате; чары не дали о себе знать даже голубоватым свечением. Тара была сильно уж против попасть под какое-нибудь случайно прилетевшее заклинание.
- Какого же дьявола?! – сорвалось с губ стоящего неподалеку мужчины. Как раз того, с которым Тара столкнулась несколько минут назад. С ним был еще один волшебник, которого первый сейчас схватил за плечо. До настоящего момента их разговоры Тару не волновали, но сейчас она невольно прислушалась, незаметно подкравшись чуть ближе. - Надо задержать его. Отдайте приказ боевикам. Если нужно, пусть бьют на поражение, - судя по реакции, этот человек явно узнал того, кто спрыгнул сейчас с этой сцены. И он вряд ли был рядовым волшебником, разбрасываясь такими фразами. Неужели ей повезло так легко найти членов РК? Но если человек, бывший на трибуне был за РК, почему в таком случае члены РК собираются его убить? Но какие еще боевики могут тут быть? Боевые маги РОБ подчиняются ей…
Подозрительный волшебник рванул с места, и Тара мгновенно двинулась следом, к этому русоволосому мужчине, нырнувшему в толпу, ее интуиция подсказывала ей, что сейчас чрезвычайно важно его найти.
Depulso! Relaskio! Hominis eximate! C дороги, черт возьми! - она не церемонилась в применении заклинаний, ни грамма не заботясь о том, что дальше будет с теми, кто встретился на ее пути.
Не было сомнений, что этот митинг устроили люди из РК. Вполне логичным было также предположение о том, что на сцене выступали именно их люди. Учитывая приказ Гриндевальда вычислить и захватить (по возможности) членов РК, в ее нынешних действиях вполне присутствовала обоснованность. Во-первых, коль уж этот человек вызвал такой общественный резонанс, сейчас к нему потянутся "свои". И даже неважно, состоят они в организации или нет. Даже обычные люди, доведенные до одержимости, способны на многое. Таким образом, можно выйти и на других участников. Во-вторых, нельзя допустить, чтобы его убили. Разумеется, невозможно сказать, является ли он членом организации лишь по тому, что он выступил на сцене. Он мог быть и просто обычным человеком, решившим высказаться и призвать своих к оружию. А мог и оказаться кем-то из РК. Она не сможет узнать, пока не дернет за ниточку. Его надо было проверить. И тогда тем более нельзя, чтобы эту ниточку уничтожили. Особенно  этот подозрительный волшебник, за которым Тара погналась.
Внимание! Боевая готовность! - кольца под Протеевыми чарами вмиг обожгли пальцы своим хозяевам. - Группа А – взять первого оратора и всех, кто будет с ним в контакте. Группа Б – ко мне за вторым оратором. Группа В – рассредоточиться и контролировать толпу. При необходимости – бить на поражение. - Действия РОБовцев, разумеется, были оговорены заранее. Им нужен был лишь приказ к действию. И Тара дала им его.
По большому счету, на самом-то деле ей было все равно на своих соратников. Если даже их всех перебьют, она лишь скажет, что это была их вина, что они были недостаточно подготовлены к подобному. А значит, и недостойны быть в членах организации. Естественный отбор, мать его. А ей, равно как и Гриндевальду, она полагала, важно было не количество, а качество.
Свою роль в качестве руководителя на данный момент она посчитала выполненной. В конце концов, не будет же она со слюнявчиком ходить за каждым боевиком и контролировать, как он выполняет задание. Вот по факту и выясним, кто чего стоит.
Прошли долгие считанные мгновения, и вот Тара подобралась к своей цели и цели цели. Ничего примечательного в этом долговязом волшебнике, пропагандирующем революцию,  на первый взгляд не было. Ничего, кроме...
Волшебной палочки.
Эту палочку Тара могла бы узнать из тысячи, поскольку та отличалась весьма характерным обликом. Такая палочка была у Гриндевальда.
Неожиданное понимание сбило Тару с толку. Кем на самом деле был мужчина, за которым она гналась? С одной стороны, зачем Гриндевальду устаивать все это: разжигать огонь мирного митинга? С другой, она не верила в то, что какой-то замухрыжка мог легко раздобыть такую палочку, как у него. Вполне правомерным было предположение, что заполучить такую палочку непросто, в таком случае это могло бы значить, что Геллерт должен быть мертв. Но в это Тара еще больше не верила.
В прочем, о причинах и целях она подумает потом. А может быть, и спросит.
Женщина вплотную подошла к (лже?)Гриндевальду, при этом прекрасно понимая, что может нарваться на неприятности. В ее щит внезапно что-то прилетело. Женщина обернулась, но не увидела никого, кто мог бы послать заклинание. Спустя несколько мгновений, она рассмотрела между людьми, как брюнет, приказавший бить на поражение русоволосого мага, тоже подобрался к нему и поднимает палочку. Медлить было нельзя.
- Expelliarmus! – резко выкрикнула она. Шанс на то, что заклинание подействует и она выбьет палочку из рук брюнета был крайне мал, но попытаться стоило. - Protego Maxima! Reflecto! Petrificus Totalus! - частые тренировки с Гриндевальдом научили ее тому, что в непредсказуемых обстоятельствах не стоит долго раздумывать, разговаривать и тянуть время. Надо колдовать, если хочешь остаться в живых. В данный момент она всего лишь хотела выиграть минуту, чтобы во всем разобраться.

Пометка

Я посмела предположить, что заклинание Корнфута влетело в мой щит, коль скоро я встала рядом с Гриндевальдом. Гриндевальд может предположить иначе, в таком случае, в меня прилетело что-нибудь другое.

DEFENDO / ДЕФЕНДО
Чары защиты от направленных на вас заклятий, создает невидимый щит, поглощающий оные заклятия. Иногда, при малом опыте защищающегося, создает легкое голубоватое свечение, но правильное исполнение ничем не выдает присутствия Щита, кроме покалывания в пальцах, усиливающегося при воздействии враждебных заклинаний. Может быть дополнено до Sphaera Defendus, создающего вокруг заклинателя щитовую сферу с тем же эффектом.
Необходимо принять во внимание, что существуют проклятия, которые Чары Щита поглотить просто не в состоянии. Максимум – ослабить, и то не всегда. Например, Legilimens (и вообще все заклятия с ментальным воздействием) в т.ч. Crucio, Imperio; тж. Avada Kedavra…

REFLECTO / РЕФЛЕКТО
Возвращает направленые на заклинателя проклятия соответственно к проклинающему (с почти невероятной точностью). Отражает даже Непростительные проклятия (кроме Avada Kedavra). Одно из самых опасных защитных заклинаний (для обоих противников) – во-первых, защищающийся должен успеть произнести его не раньше и не позже того, как проклятие будет произнесено, но еще не достигнет цели. Во-вторых, проклявший должен обладать почти невероятной реакцией, чтобы защититься от своих же вернувшихся чар.

Отредактировано Tara Lestrange (2015-04-19 13:53:58)

+1


Вы здесь » Сommune bonum » СЮЖЕТНАЯ ИГРА » Квест #4. "Добром это не закончится"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC