http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ » Шпионить - легко, с детьми сидеть - ужас! (с)


Шпионить - легко, с детьми сидеть - ужас! (с)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


Действующие лица: Gellert Grindewald / Tara Lestrange
Место и время действия: 16 января 1921 года (воскресенье)
Описание событий:
— Что-то привело тебя сюда, Флинн Райдер. Быть может, это была судьба, предназначение...
— Или конь. (c)

Отредактировано Tara Lestrange (2015-03-05 21:31:22)

0

2

Особняк Тары Лестрейндж был одним из тех домов, при посещении которого Геллерт не утруждал себя не то чтобы заблаговременным предупреждением, но зачастую и банальным стуком в дверь. В данном конкретном случае он оставлял без внимания даже такую элементарную вежливость, как аппарция куда-нибудь на дорожку перед входом. Впрочем, последнее было вызвано не его причудами, а всего-то элементарными мерами предосторожности. Пока что, к сожалению, в Британии регулярно аппарирующий на порог Гриндевальд мог стать источником лишних неприятностей. В смысле, неприятностей, которые исходили бы не от него.
Кто-нибудь мог бы назвать эту открытую для аппарации комнатушку дырой в защите дома, Геллерт предпочитал формулировку “чёрный ход”. Кто ещё знает, что войти можно именно через кладовку да ещё и бывал в ней, чтобы суметь аппарировать? Впрочем, если такие знающие люди вдруг найдутся, то защитные чары, отделяющие кладовку от остального дома, должны были стать некоторой проблемой.
Бросив быстрый взгляд на неизменно поражающую идеальной аккуратностью кладовку, Геллерт прошёл на кухню, затем в столовую, далее - холл, и по лестнице на второй этаж. Там он задержался, опираясь на перила и бесцельно глядя вниз. В особняке было на удивление тихо - редкое явление для дома, где живут трое детей, старший из которых ещё не дорос до школы. Очевидно, он опять упустил из виду, что на дворе всё ещё утро. Сегодня с ним это случалось. Он уже успел разбудить несколько человек, которые теперь занимались сбором любой возможной информации о Кантанкерусе и заодно начинали поиски самого Кантанкеруса. На немедленные результаты Геллерт не рассчитывал, скорее пока это было что-то вроде простых формальностей, которые тем не менее следовало бы соблюдать, чтобы потом не пришлось чувствовать себя идиотом. Вот потом, когда у него будет больше информации о Нотте, можно будет попробовать что-нибудь более интересное и с большими шансами на успех.
Стоило ему будить Тару прямо сейчас? Если она ещё спит, конечно...
Геллерт решил, что разговор им предстоит не настолько срочный и пару часов ничего не изменят. А пока что он с уверенностью человека не первый раз бывшего здесь прошёл в библиотеку. То, что познакомиться с трудами Баллока, он предложил Ксавьеру только для того, чтобы понять, кто именно был этим самым Ксавьером, не отменяет того, что книгу он всё-таки Каннингему обещал. В данный момент “Наитемнейшие искусства” следовало искать где-то в этом доме. Он вглядывался в корешки книг и не сразу сообразил, что Тара Лестрейндж вряд ли хранит занимательные книги по Искусствам там, где их можно без труда найти. В Европе, стараниями Гриндевальда, к таким вещам теперь относились… проще.
Вздохнув, Геллерт почти наугад вытащил книгу, оказавшуюся достаточно новым трудом по трансфигурации, и, открыв её в случайном месте ближе к середине, устроился в одном из стоявших здесь кресел.
Вникнуть в мысли автора прямо с середины какого-то явно не первого раздела было непросто, но Геллерт не особо и пытался. Что-то ему было и так знакомо, многое, требовавшее ознакомления с предыдущими разделами, он просто пропускал, над чем-то машинально задумывался, пытаясь восстановить рассуждения пропущенных страниц. Продолжалось это недолго. Вскоре книга с довольно громким стуком упала на паркетный пол. Геллерт Гриндевальд мирно спал, сидя в кресле.

+1

3

Этим утром Тара Грейс Лестрейндж проснулась рано. Обстановка в магическом сообществе накалялась, можно даже сказать, в геометрической прогрессии. Противостояние РОБ и РК, маггловская война, частая смена министров магии и многое другое не давало волшебникам спокойно жить. Таре же - еще и спать. На исследования с каждым днем оставалось все меньше времени и возможности. Приходилось быть все время настороже. Ведь, кто знает, что может случиться в следующую минуту? Может из-за угла возьмет и выскочит какой-то грязнокровка да пульнет авадой?
С одной стороны, эти все мысли попахивали паранойей. С другой, не были лишены рационального зерна, тем более, что кому как не Таре было известно, что никому нельзя доверять. Разве что, собственной интуиции.
Кошмары волшебницу не мучили. Но для ее возраста и факта наличия троих детей чуткий сон был нормальным явлением. Он был настолько поверхностным, что для того, чтобы волшебница высыпалась, ей было необходимо спать несколько больше, чем большинству среднестатистического населения.
Однако сегодня сон вообще не шел. Больше всего на данный момент ее волновало то, как прошло совещание. Она даже не знала, хорошо или плохо было то, что она на нем не присутствовала. С одной стороны, если бы с братом что-нибудь случилось, она бы точно себя не простила. С другой стороны, ей незачем было там являться. Слава богу, все обошлось, но даже по почерку брата она поняла, что не так все гладко обстоит в Англии со сторонниками РОБ, как в других странах. Быть может, все дело было в консервативности населения. Хотя, в таком случае, наоборот РК не должно было пользоваться таким успехом. Но как-то же надо было объяснить, почему из половины собравшихся на собрание РОБ другая половина оказалась вовсе не их сторонниками.
Все новости она узнала уже от брата, хоть и письмо, отправленное с совой было довольно лаконично. Ей же этой информации на первое время хватило. Теперь колдунье хотелось обсудить происходящее с главным зачинщиком движения, но посылать за ним сову, как известно, было равно как за смертью, а потому оставалось только ждать, когда он соизволит явиться к ней сам, что бывало, к счастью, не так уж и редко.
Давнее знакомство с Геллертом не смущало Тару и можно было даже сказать, что ее отношение к нему было как к другу или старшему брату. И только потом уже как к наставнику и тем более как к главе организации. Кто-то другой, может быть, и метал бисер перед его ботинками и падал ему в ноги, но не Грейс. Она была достаточно самодостаточной и независимой женщиной, чтобы находиться в подчинении у кого-то. Все ее поступки исходили из ее доброй воли, приказы на нее не действовали, даже более того, оказывали совершенно обратный эффект. Она делала что-то, только если сама считала нужным это делать, ей можно было лишь предложить и рекомендовать. Кому как не Геллерту было это известно. И, пожалуй, тот факт, что он уловил это и давно принял на вооружение ее самостоятельность, и явилось главной причиной того, что они сработались. У них были отношения сотрудничества больше, чем главы и подчиненного. И Тару это устраивало.
Было немногим больше десяти минут шестого, когда она встала с постели. И это при том, что легла она в третьем часу. Разумеется, она совершенно не выспалась, но сна не было ни в одном глазу. Начинало светать, и минут десять молодая женщина стояла у окна, наблюдая за тем, как медленно поднимается из-за горизонта солнце. Отойдя от сонного оцепенения, она отправилась выполнять гигиенические процедуры и приводить себя в порядок. На это у нее ушло еще около часа, но лучше было потратиться на это с утра, чем потом в спешке пытаться сделать из себя конфетку. В жизни леди Лестрейндж было место непредвиденным обстоятельствам, а предстать перед кем-то неухоженной было ниже ее достоинства. Даже если она не собиралась выходить из дома. К этому же она приучала и своих детей.
Когда она собиралась переодеться из ночного халата в более уместное одеяние, дверь в ее комнату открылась и на пороге появился ее младший сын, уже проснувшийся и полный сил. Это не было неожиданностью, в конце концов, все дети в таком раннем возрасте подскакивают ни свет ни заря. Однако, чтобы он никого не разбудил раньше времени, необходимо было его чем-то занять. Ни долго ни мало, Грейс нашла выход в том, чтобы почитать ему книжки. Разумеется, после того, как он был накормлен. Сегодня она была выходная, а потому взяла на себя обязанность и счастье ухода за ребенком вместо своей няни, которой в кои-то веки выдалось поспать на пару часов подольше.
Спустя где-то еще часа полтора сработали защитные чары. Тара вызвала домовиху, и та сообщила ей, что пришел "господин могущественный волшебник". Ее всегда забавляло это обращение старой эльфийки, однако сразу можно было понять, о ком она говорит, не называя имен.
Переодевшись в платье, достигающее своей длиной пол, и оценив свой внешний вид перед зеркалом, Грейс отправилась в библиотеку, где, как ей было сказано, мужчина уснул. Эльфийка тем временем аппарировала делать утренний завтрак и кофе для обоих господ. Райан же понесся будить Эмили.
Хорошо смазанные петли у двери библиотеки не выдали присутствие Тары. Она легко оперлась плечом о косяк и пару минут наблюдала в полной тишине за тем, как спит Гриндевальд. Почему-то каждый раз, когда она видела его спящим, в ней просыпалась неясная нежность. Ни брат, ни кто-либо другой из мужчин не позволяли себе подобного в ее доме, и, возможно, ее мозг подсознательно проектировал на него образ погибшего мужа, тем более, что в чем-то эти мужчины действительно были похожи.
Эх, а я ведь могла бы тебя сейчас убить в одно лишь мгновение... - с какой-то горькой ухмылкой вздохнула женщина. С тех пор, как погиб ее муж, безопасность для нее была больной темой. Быть может, Эштона убил вовсе не какой-нибудь маггл или грязнокровка. Может, это был на самом деле чистокровный предатель, которому он на самом деле доверял, как Геллерт сейчас доверяет ей.
Удивительно, как хрупка человеческая жизнь... Один взмах волшебной палочки - и нет того, кто поднял на уши всю Европу... - она отстранилась от двери и сделала несколько шагов вперед, сближаясь с креслом, в котором уснул Гриндевальд.
Склонившись к уху волшебника, она негромко проговорила:
- С добрым утром, Геллерт.
Колдунья знала, что Гриндевальд спросонья может не понять происходящее, она сама была такой же, а потому не осуждала его за возможную реакцию, какой бы она ни была. Но на всякий случай Грейс держала палочку наизготовку, чтобы в случае внезапного нападения отразить атаку.

Отредактировано Tara Lestrange (2015-03-12 00:20:52)

+2

4

От слов волшебницы Геллерт проснулся мгновенно, и прежде чем он успел восстановить цепочку событий, приведших его в это кресло, сознание уже выхватило из общей, пока ещё неясной, картины фигуру с палочкой на-изготовку и потребовало немедленных и решительных действий. Он вскочил, а Бузинная палочка за доли секунды легла в ладонь. Иногда Геллерту казалось, что она сама стремится к нему в руку в те моменты, когда нужна. Что, если задуматься, было не такой уж и безумной идеей.
- Fere Conjiste, - опомнился он лишь заканчивая пасс невербального заклинания, и не раздумывая продлил движение дальше положенного, вправо и вниз, в сторону от волшебницы. В этот же момент колено, до того уже почти переставшее его беспокоить, но явно возмущённое всякими резкими подскоками, подогнулось, и Геллерт едва не упал, хотя всё же сумел удержать равновесие. Огненная струя ударила в пол в нескольких шагах от Тары. Приятный запах горящего дерева наполнил комнату.
- Доброе, Грейс, - поговорил Геллерт, наблюдая, как пляшут по паркету задорные огоньки. - Доброе и занимательное утро.
Покорные движению палочки, всполохи того, что могло бы стать пожаром, втянулись в обугленное пятно на полу и затихли. Ещё несколько секунд потребовалось Геллерту на возвращение паркету его первозданного вида: Тёмная магия проявляла упорство, даже когда дело не касалось человеческого организма. Все эти действия были наиболее близким к оригиналу аналогом извинения среди всего того, что только можно было ждать от Геллерта. Понимала ли это Тара?
Где-то здесь крылся парадокс, но не терпящий неповиновения и посягательств на свой авторитет Гриндевальд особенно высоко ценил среди своих последователей сильных и своевольных личностей. Таких, как Тара, Станислав, Августин - список можно было продолжать и дальше. Понимания того, что все эти самодомтаточные, достойные уважения люди, несмотря на всю их независимость, признают его власть над ними, хватало, чтобы закрывать глаза на некоторые проявления своеволия. Ключевым моментом в подобных отношениях было то, что Геллерт сначала должен был убедиться, что человек действительно принимает роль ведомого, и только потом мог позволить ему некоторые вольности. Не выходящие за определённые рамки, разумеется: в дружбу на равных Геллерт с некоторых пор не верил.
- Практически такое же занимательное, как и вечер, - добавил он, скорее обращаясь к самому себе, а не к стоявшей рядом колдунье.
Завершающим шагом в наведении порядка в библиотеке особняка Лестрейнджей стал величавый перелёт упавшей книги по трансфигурации обратно на полку. Ненадолго Геллерт задержал её на уровне глаз, чтобы запомнить имя автора - тот неплохо излагал весьма нетривиальный материал - и так и застыл, обнаружив надпись “А. П. В. Б. Дамблдор”. Вот ведь… Впервые за более чем двадцать лет оказавшись в Великобритании, Геллерт так ни разу и не попытался выяснить, чем же сейчас занимается бывший друг.
Мотнув головой, Геллерт выкинул Дамблдора из мыслей, а книгу - из поля зрения, заставив её юркнуть в щель между двумя другими томами, и обратился к женщине:
- Тара, я вам кода-то давал “Тайны” Баллока. Они вам всё ещё нужны? - этот сейчас интересовал Геллерта меньше всего, но почему бы не начать разговор с него? Наверно, это было лучше, чем начать с вопроса “Тара, а не хотите ли написать Равенству Крови о своей горячей нелюбви ко мне?”
Геллерт сделал несколько шагов к выходу, проверяя, не собирается ли колено устраивать новых сюрпризов. То поныло немного, но успокоилось, то ли готовя очередную пакость, то ли всё-таки признав за Геллертом некоторые колдомедицинские способности.

Отредактировано Gellert Grindelwald (2015-03-13 20:32:40)

+1

5

Реакция Гриндевальда была ожидаема: он подскочил на ноги, и Тара уловила движение кисти, что не могло означать ничто иное, кроме как прочтение невербального заклинания. Реагировать надо было быстро, тем более, что Геллерт вряд ли использовал бы для защиты-нападения какие-нибудь простые заклинания школьного уровня.
Protego horribilis! - реакция была мгновенной, женщина дернулась в сторону, попутно срывая заклинанием с окна портьеру и левитируя ее в сторону волшебника, - Duro!
Ткань тут же приняла образ фигурно изогнутого камня, защищая Тару от возможных атакующих заклятий.
Спустя какие-то доли секунды чары Гриндевальда ударили в пол, поджигая дерево и заставляя женщину сделать шаг назад. Грейс, конечно, была против разведения огня в ее доме, но все же это было лучше, чем сжигание на костре колдуньи. Она даже успела с некоторым сожалением посмотреть на то, как огонь пожирает дорогой паркет, прежде чем рефлекторно дернуться к мужчине, когда тот чуть было не упал. Это было странно для Гриндевальда. Он всегда уверенно стоял на ногах, и то, что прочтение какого-то небольшого заклинания так подействовало на мага, значило лишь одно: он все-таки пострадал на вчерашнем совещании.
Наступила внезапная тишина, разве что адреналин разгонял кровь и заставлял сердце колотиться быстрее обычного. Геллерт, видимо, понял, что и на кого он колдует и где вообще находится. Картина маслом: два волшебника, мужчина и женщина, стоят посреди библиотеки, между ними сдвинутое кресло и окаменевшая в воздухе порьера, а пол пожирает магический огонь.
- Доброе, Грейс, доброе и занимательное утро, - наконец произнес мужчина, тоже не без интереса наблюдая за открывающейся картиной.
Тара не удержалась от улыбки. Ну и что, что всего минуту назад они были готовы друг друга убить в случае необходимости.
- Весьма занимательное, - улыбка ее была вполне искренней, а рука с волшебной палочкой - расслаблена, - Что может быть лучше, чем утренняя репетиция убиения друг друга?
Первым опомнился Гриндевальд. Он потушил пожар и принялся восстанавливать нанесенный библиотеке ущерб. Мужчина не обязан был это делать, более того, Тара даже не ждала от него чего-то подобного. Поэтому она благодарно кивнула на его действия и принялась с интересом рассматривать окаменелую портьеру.
- Как думаете, может мне оставить ее в качестве скульптуры? По-моему, выглядит достаточно интригующе, - Тара еле удержалась от смеха. Все-таки эта ситуация ее действительно забавляла.
Она проследила за проплывающим по воздуху томом по трансфигурации, а потом сфокусировала взгляд на Гриндевальде. Маг выглядел достаточно изможденным и потрепанным. 
- Я бы предложила Вам отдохнуть несколько дней у меня, но интуиция мне почему-то подсказывает, что у Вас не будет на это и суток, - она тихо вздохнула. В такие моменты ей было несколько жаль мужчину. В конце концов, ничто человеческое ей ведь не было чуждо.
- Что с Вашей ногой? Может быть, нужна помощь? - все-таки она была колдомедиком, и хоть различные травмы не были ее профилем, помочь она действительно могла при необходимости.
Тем временем мужчина сделал несколько шагов к выходу, спрашивая о книге Баллока, которую он некоторое время назад действительно дал Таре на прочтение. Прежде чем ответить на вопрос, женщина скорее невольно, чем специально проследила за походкой волшебника. Колдомедицинские привычки такие колдомедицинские.
По крайней мере, не хромает... Посмотреть бы...
- Нет, уже нет. Я их прочла, и даже сделала личную копию, хоть и убила на это невероятное количество времени, зато оно того стоило, - хотите кого-то еще обогатить знаниями о Темных Искусствах? - в ее глазах мелькнули огоньки. Разумеется, она не хранила такую книгу на полке в библиотеке. Не только потому, что она скрывала свой интерес к темной магии, но и потому, что такая драгоценность просто обязана охраняться значительно лучше, чем остальные книги.

Отредактировано Tara Lestrange (2015-04-13 10:43:09)

+1

6

Застывшая причудливой скульптурой портьера заставила Геллерта задуматься об эффективности такого способа защиты. За выступала известная универсальность материальных преград в сравнении с магическими щитами, против - скорость. Если бы фокус с портьерой был единственным использованным Тарой, он бы не преминул указать женщине на оплошность, но первым был щит. Балансирующее на грани сна сознание не определило, какой именно, но движение палочки упустить не могло.
"Убийство, к нарглам репетиции", - едва не ответил Геллерт, имея в виду убийство вполне конкретного человека, но сдержался.
- Вы настаиваете? - вместо этого улыбнулся он. - Вы же знаете, Грейс, я никогда не откажу вам в дружеском поединке. Но тогда нам стоит подыскать более подходящее место. Кстати, просто Protego или Maxima? - уточнил он, имея в виду выставленный Тарой щит. Не то, чтобы это имело какое-нибудь значение, но узнать, чего ожидала женщина, решившись его разбудить, было любопытно.
Привлечённый вопросом волшебницы, Геллерт бросил оценивающий взгляд на абстрактную импровизацию Тары Лестрейндж, а затем несколькими деловитыми взмахами палочки подправил форму скульптуры, добавляя выступов и неровностей, которые сделали бы её пригодной для карабканья.
- В таком виде ваши дети наверняка её одобрят, - фыркнул он. - Как вы относитесь к мнению большинства?
На предложение отдохнуть, Геллерт ответил, неопределённо пожав плечами.
- Сегодня ваша интуиция вас не подводит. Но завтра или послезавтра я бы мог воспользоваться вашим любезным предложением... - и после небольшой паузы он добавил: - ...Если на эти пару дней вы готовы будете смириться с регулярными визитами в ваш дом разных подозрительных личностей. То есть личности эти в некоторых кругах очень даже уважаемые, но профессиональная деятельность накладывает свой отпечаток... Политики.
От предложенной помощи Геллерт только небрежно отмахнулся:
- Не нужно. Ничего существенного, - по голосу было ясно, что развивать эту тему дальше у него не было никакого желания.
- Можно и так сказать, - кивнул Геллерт, когда речь зашла о книге. - Если бы я признался, что предложил одному молодому человеку ознакомиться с "Тайнами", чтобы не спрашивать как его зовут, это прозвучало бы несолидно, правда? Впрочем проявленный этим человеком живейший интерес говорит в его пользу. Думаю, мы ещё побеседуем, прежде чем я решу не рано ли ему ещё знакомиться со столь глубокими работами.
Геллерт уверенно направился прочь из библиотеки и лишь где-то в коридоре деликатно уступил право вести Таре. Всё-таки она хозяйка дома...
- Что вы знаете о Равенстве Крови, Грейс? - спросил он на ходу.

+1

7

- Настаиваю? - улыбнулась женщина на вопрос о дружеском поединке. - Ни в коем случае. Но вот от тренировки с таким сильным волшебником как Вы я бы никогда не отказалась, - Все-таки во мне есть какие-то мазохистские наклонности, по всей видимости... - Будет время и желание - всегда рада предоставить Вам себя на растерзание, - она рассмеялась без тени злобы в голосе.
- Horribilis, - откликнулась она на вопрос о примененном заклинании.  - Protego horribilis, - волшебная палочка в руке Тары отреагировала едва заметным дрожанием на прочтенную формулу, но заклинание не реализовала. - Кто знает, на какие заклинания способен Геллерт Гриндевальд спросонья после нападения на него накануне людей противоборствующей группировки. Темная магия - не исключение, - улыбка Тары была вполне искренней: мало кто вообще просыпался утром в хорошем настроении, сильнейший маг Европы тоже имел право этим грешить.
- А я не имела для себя целью читать заклинания против Вас, иначе в итоге мы разнесли бы всю мою библиотеку. А в ней, между прочим, имеются весьма ценные экземпляры, - она обошла любовным взглядом полки с книгами, по крупицам собираемыми порой со всего света четой Лестрейнджей. Некоторые из этих книг были ценны даже не столько своим содержанием, а тем, что они составляли ей память об Эштоне.
На вопрос Тары об уместности скульптуры в центре ее библиотеки Гриндевальд откликнулся взмахом палочки и преобразованием портьеры в нечто скалоподобное.
- Мнение большинства меня мало интересует, Вы прекрасно об этом осведомлены, - фыркнула она, глядя на мужчину едва ли не возмущенно. - Но вот мнение моих детей меня интересует весьма и весьма. Имею же я право сделать им приятный сюрприз, даже если это будет... кусок окаменевшей тряпки, - она сдержала рвущийся наружу смех. - Главное, чтобы они на ней не убились. А то дети и в луже утонуть при желании смогут, - да уж, об этом она действительно знала не понаслышке.
- Эту пару дней я все равно по большей части буду проводить на работе. Меня больше беспокоит безопасность. Ваша, моя и моих детей. Если Вы можете ее гарантировать, я не буду иметь ничего против присутствия в моем доме незнакомых личностей, - ее опасения были весьма оправданы. Для начала, не многие вообще знали о том, что Гриндевальд довольно часто присутствует в доме Тары Лестрейндж и о том, насколько близкие у них отношения в целом. Поэтому ее дом был в некотором смысле неплохим временным убежищем для лидера всея Европы. И позволять в нем бывать разным подозрительным личностям, тем более для встречи с Гриндевальдом (а доверять Тара им не собиралась, даже если им доверял Геллерт), было бы достаточно опрометчивым решением.
- Хорошо, я дам Вам Баллока, когда Вы соберетесь уходить, - прямо сейчас она не собиралась доставать книгу. Как бы близки они с Гриндевальдом не были, все-таки у каждой женщины должны быть тайны и тайники, даже если в этих тайниках хранятся чужие вещи.
Тем временем, Гриндевальд уверенно направился прочь из библиотеки, и Таре даже стало любопытно, куда это он намылился с такой скоростью. Поправив платье, она пошагала следом за мужчиной, не задавая вопросов, а решив своими глазами улицезреть, куда он хочет их привести, но... ее ожидания не оправдались. В последний момент Геллерт внезапно остановился, пропуская женщину вперед. С некоторой долей разочарования Тара продолжила путь, выбрав свое направление, до нынешнего момента совпадавшего с направлением мага - в столовую.
- РК? - она немного удивилась резкой смене темы разговора. - Зародившаяся во Франции организация, сочувствующая магглам и магглорожденным, которая выступает за равные права между чистокровными волшебниками и полукровками, за поддержание маггловской войны - глупость какая - за разглашение статуса о секретности, мечтая о мире во всем мире и о том, что магглы и маги будут вечно жить дружно, - в ее голосе сквозила неприкрытая ирония и неприязнь. Она всеми фибрами души ненавидела магглов и одна лишь мысль о том, что ей, к примеру, придется лечить сопли одному из маггловских выродков вызывала в ней рвотные позывы. - Я точно передала суть? - она с усмешкой оглянулась на Гриндевальда.
- Самое отвратительное - тот факт, что она набирает популярность, а вот мозгов в организации как-то не добавляется. Они хотят утопии, которой не будет никогда, а потому, если не дать им отпор, они разрушат все, что мы строили даже не десятилетиями. Веками, - ненависть целительницы была совершенно искренней и скрывать ее перед Гриндевальдом Тара не собиралась. Грейс замолчала, ожидая ответной реакции мужчины, заинтригованная тем, к чему он вообще этот разговор завел.

+1

8

На продолжении репетиции Тара не настаивала, а жаль. Настоять самому? Он повертел эту мысль и так и этак и, с сожалением покачав головой, отбросил.
- Для… растерзания я бы предпочёл кого-нибудь более бесполезного, - заключил он. - А для чего-то более конструктивного сейчас действительно не самое подходящее время.
Объяснять, что его реакция вызвана в первую очередь тем, что Тара решила разбудить его с палочкой наготове, а во вторую и третью - усталостью и недавним общением с Ноттом, Геллерт счёл излишним. Уточнять, что для тёмной магии, по его мнению, особого повода не требуется, - тоже. Так что он просто кивнул, соглашаясь с выбором заклинания. Horribilis вполне соответствовал ситуации.
- Не сомневаюсь, - согласился Геллерт то ли с фактом наличия ценных книг в библиотеке Лестрейнджей, то ли с тем, что затей они здесь дуэль, эти ценные экземпляры имели бы серьёзные шансы пострадать. Давешнему ресторану вот изрядно досталось, даже если забыть о негасимом пламени, любоваться на действие которого Геллерт не стал. Наверно, стоит хотя бы выяснить, стал ли факт столь вопиющего применения Тёмных Искусств известен Министерству и что оно по этому поводу думает. - Полагаю, мне стоит исправить упущение и уделить время знакомству с вашей коллекцией.
Вежливое уточнение "с вашего разрешения" Геллерт опустил.
В вопросах поиска компромисса между ограждением детей от всевозможных опасностей и чрезмерной опекой Геллерт себя специалистом не считал. Единственный опыт возни с несмышлёнышами уходил корнями в практически забытое прошлое, когда ему иногда приходилось присматривать за младшей сестрой, и тогда он был твёрдо уверен, что если ребёнок в состоянии утопиться в луже, то сам дурак. Не сказать, чтобы за прошедшие годы его мнение по данному вопросу сильно изменилось.
- Совсем пренебрегать мнением большинства всё же не стоит, - голос Гриндевальда звучал с испаряющейся с каждым новым словом неуверенностью человека, нащупывающего мысль. Не считая стоявшего особняком вопроса о лояльности Адрианны, Кантанкерус умудрился оставить в его уверенности небольшую, но докучливую занозу. Что станет с его властью, если от него действительно отвернётся большинство? Геллерт уже давно перешагнул ту черту, когда мог бы поддерживать её одной лишь силой, да и строго говоря он никогда не полагался только на магию. - Самое забавное в нём то, что большинство, в отличие от нас с вами, питает к нему необъяснимое уважение. Порой это оказывается полезным.
Упоминание его безопасности вызывало всплеск раздражения и укоризненный взгляд, в котором без слов читалось: "И вы туда же!" Будь на месте Тары кто-нибудь... более бесполезный, одним взглядом он бы не ограничился.
- Не вижу смысла создавать сложности на пустом месте, - сухо заметил он, словно бы не сам минуту назад шутливо рассуждал о "подозрительных личностях", которые бы наверно оказались весьма удивлены, узнай они о подобной характеристике.
С предложением забрать Баллока перед уходом он молча согласился. Прямо сейчас книга была ему ни к чему, да и вообще встреча с Ксавьером не относилась к первоочередным задачам. Понимала ли Тара, что книга не была основной причиной его визита или руководствовалась иными соображениями, её мысли совпали с намерениями Геллерта.
- В общих чертах, да, - согласился Геллерт, когда после весьма эмоциональных слов о Равенстве Крови Тара обратилась к нему за уточнением. - За исключением того, что большинство здравомыслящих... - Геллерт фыркнул, - условно здравомыслящих представителей этого движения дальше равенства всех волшебников вне зависимости от статуса крови не замахиваются. Идеи идиллического сосуществования с магглами и прочие прелести - это удел наиболее оригинальных личностей. Не уверен, что верхушка организации разделяет или хотя бы одобряет подобные порывы.
Чем дальше говорила женщина, тем острее звучала в её словах ненависть. В какой-то момент Геллерту показалось, что эмоции начали заслонять собой здравый смысл. Нет, так дело не пойдёт. Он решил обратиться к Таре, рассчитывая что она может эффективно действовать самостоятельно, а беспокойство за детей удержит её от опрометчивых поступков. Но если она с самого начала будет считать, что имеет дело с недалёкими адептами безумных идей, ничего хорошего из всего этого не выйдет. И в первую очередь для самой Тары.
- К сожалению, неспособность - или нежелание - членов РК понять, к чему ведут их действия, ещё недостаточно, чтобы считать их безмозглыми. В конце концов, им хватило ума своевременно вычислить сразу двоих наших людей из числа приглашённых на вчерашнее собрание.
И вопрос “как” до сих пор оставался без ответа. Беспокоило Геллерта то, что участие в покушении двух людей свидетельствовало либо о случайном приступе идиотизма Уилкиса, Баркли или обоих сразу, либо о серьёзных проблемах РОБ в Британии.
Тем временем оказалось, что Тара направлялась в столовую, где домовиха уже успела накрыть на стол. Да, она же, в отличие от него, ещё не завтракала. Не дожидаясь приглашения, Геллерт сел за стол и немедленно уделил должное внимание кофе.
- Как вы смотрите на то, чтобы лично убедиться в умственных способностях наших идейных противников?

0


Вы здесь » Сommune bonum » НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ » Шпионить - легко, с детьми сидеть - ужас! (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC