http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » ПРОШЛОЕ ВРЕМЯ » Когда некому отдаться – женщина полностью отдается работе.


Когда некому отдаться – женщина полностью отдается работе.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://forum.vgd.ru/file.php?fid=79999&key=1109921349
Действующие лица: Tara Lestrange/Renalf Avery
Место и время действия: 1919 год
Описание событий: Иногда интересные знакомства можно найти и на работе. Причем совершенно неожиданно. Помимо прочего, эти знакомства могут оказаться более неприятными, чем кажется на первый взгляд.

Отредактировано Tara Lestrange (2015-02-24 22:42:13)

0

2

Работа всегда утомляла. И не важно какая она была. Разнос блюд и напитков  в "Три Метлы", или же работа в Министерстве магии.  Работа - есть работа. И бесплатного сыра нигде не бывает. Но иногда появляются приятные и познавательные мероприятия, которые позволяют немного расслабится и несколько повысить свой кругозор.
И как раз сегодня Рэналф собирался посетить одно из таких. Он был по-своему рад. Все-таки его работа хоть и не была однообразной, однако, стоит признать, что зачастую она не имела никакого смысла. Ликантропы не любили ММ, а потому практически никогда не отвечали на его письма с желанием помочь. Наверное его отдел не закрыли только благодаря тому, что он словно магловских продавец всяких безделушек не навязывается оборотням настолько, что у них просто не остается другого выбора, кроме как принять помощь Министерства.
Сегодня Рэналф решил пренебречь своими вечными свитерами и черными мантиями, а надел темно-серый, очень похожий на те, что носили маглы, костюм( пришлось потрудится с галстуком и шнурками), а поверх темно-зеленую мантию. Он конечно понимал, что это глупо, одевать мантию поверх столь замечательного костюма, но он просто не мог не насладится чудесным покроем новой одежды. Надо же хотя бы раз в жизни надеть нечто подобное. Не на свадьбу же ему это надевать, в самом деле.
Причесавшись и приведя в порядок свой подбородок с помощью бритвы, он взглянул на себя в зеркало в холле гостиной. Если бы не синяки под глазами, он бы себя не узнал. Однако оные никуда не пропали и навязчиво напоминали о том, что Эйвери спал всего два часа за двое суток.
Наспех сделав себе две чашки кофе, Логан трансгрессировал в  гостиницу и направился в указанный в приглашении конференц-зал. Некоторые, столь же разодетые господы тоже спешили в том же направлении. Он приветствовал тех, кто был с ним знаком с максимальным дружелюбием, и с почтением улыбался лицам, которые улыбались ему. В общем, вел себя крайне не свойственно для своего характера. Некоторые его "друзья" радушно знакомили его с какими-то высокими в управлении лицами, иностранными медиками и прочей интеллигенцией. Через некоторое время в зал вошел первый выступающий и в зале воцарилась тишина.
Это был мужчина, лет сорока, он повествовал о каких-то там новых методах лечения отравлений ядовитыми растениями, Рэналф, признаться, не особо слушал, а просто дремал с открытыми глазами. Кофе не особо помогало справится со сном, а потому мужчина посчитал разумным просто отключить часть своего сознания до того момента, пока малоинтересующие его темы окажутся позади. 
Мужчина на сцене читал медленно, не торопясь, сразу вспомнились лекции профессора Биннса. Те были просто невероятно нудными и от них хотелось спать. Конечно, этому мужчине было далеко до учителя истории магии Хогвартса, однако этот был ни чем не лучше.
Спустя двадцать минут, мужчина ушел, на его место пришла пожилая леди рассказывающая о новых открытиях в лечении ранений от волшебных существ. Дэниел встрпенулся и внимательно вслушивался в каждое слово, из тех, что щебетала мадам, явно обрадованная тем, что ей позволили читать лекцию, однако об оборотных она не сказала ни единого слова. Это как никогда расстроило Рэналфа и он уже подумывал о том, что пришло время уходить по своим делам. Решив, что стоит дослушать оставшихся двоих докладчиков, он все же остался.
Дальше шел еще один мужчина. Этот говорил достаточно размеренно и мрачно. Он зачитывал выработанные меры безопасности при применении некоторых заклятий и зачитал список заклятий, которые на данный момент не рекомендуются к применению так-как были найдены некоторые неприятные последствия их влияния на волшебные палочки, и, в следствии, и на их владельцев тоже. Он говорил долго и, в целом, информативно. По-крайней мере Эйвери выцепил для себя несколько полезных фактов о первой помощи пострадавшим от некоторых видов заклятий и, постарался запомнить меры предосторожности.
Последней шла еще одна женщина. Признаться, она была моложе всех кто был до нее, минимум, на десять лет. Однако то, как она держала себя внушало уважение. Приятный голос, интересные факты, сенсационные методы лечения,  а главное все предельно кратко и ясно. В общем, последняя выступающая вызвала более громкие аплодисменты, чем остальные. Хотя, что-то подсказывало Рэналфу, что дело было не только в ее речи, но и внешности.
Сидящий рядом сослуживец сообщил, что леди занимает достаточно высокий пост, что само по себе было поразительно, все же женщина и так высоко на посту.
Однако это не было главным, что подвигло Рэналфа к ней подойти. Она вскользь упомянула о ликантропии, неких исследованиях которые ведутся в этой области. К сожалению информации было слишком мало, а потому Эйвери не мог судить о полномерной ценности данных, однако разузнать стоило.
-  Добрый день, Мисис Лестрейндж - Продравшись сквозь толпу поклонников юной вдовы произнес мужчина достаточно громко, чтобы перебить гул комплиментов, оваций и прочей несуразицы, которую несли окружившие выступавшую. - Ваше выступление было крайне интересным, но не могли бы Вы поподробнее рассказать о ликантропии?  Понимайте, я...  - Кто-то больно толкнул Рэналфа в плечо и он был вынужден отступить. Через некоторое время кучка рассосалась и, наконец, Логан все же смог подойти.
- Кхм. Добрый день Миссис Лестрейндж, меня зовут Рэналф Эйвери, я работаю в управлении поддержки оборотней и хотел бы немного больше узнать об исследованиях ликантропии, которые вы упоминали.. - Он говорил максимально вежливо, стараясь быть учтивым. И, он надеялся, что у него это получалось. Ибо интерес был велик. Возможно эти исследования помогут ему в поиске лекарства от этого недуга, или дадут хоть какую-то зацепку в том, где его искать. - Меня интересует все. Даже самые незначительные результаты.

+1

3

Сегодня был один из тех дней, которые Тара одновременно любила и ненавидела. День конференции. Эти конференции на самом деле проводились не так уж и часто: всего несколько раз в год. Все-таки, для того, чтобы сообщить что-то новое, это новое нужно было где-то раздобыть, а на это нужно время. Ну и не каждый раз выкроишь это самое время, чтобы посещать подобные конференции даже раз в неделю. А посему так и получается, что волшебники собираются, чтобы побухать обсудить новинки в магической науке раз в квартал или около того.
Тара, разумеется, уже не первый раз присутствовала на подобных мероприятиях. Она посещала их еще со школьного возраста, если оные выпадали на летние каникулы. Правда, ей приходилось варить себе Старящее зелье, чтобы не выглядеть маленькой девочкой. Это было довольно забавно. Никто из этих Умов даже подумать не мог применить какие-либо ограничения на вход. По большому счету, на подобные выступления мог ходить любой: от ликантропа до ребенка, был бы интерес и способности понимать, о чем говорится на сцене. И все-таки, чтобы избежать лишних вопросов, Тара перестраховывалась и сбегала из дома в личине постаревшей лет на десять женщины. Еще поэтому ее забавляют комплименты порой узнававших ее иностранных целителей на тему того, что за пятнадцать лет она нисколько не постарела внешне. Тайну своего возраста Тара, разумеется, им не раскрывала. Ну, вернее, разумеется, ей было тридцать. Но сколько лет ей уже тридцать - пусть они сами думают. Не будут же они рыться в анналах Хогвартса, чтобы узнать, в каком году она закончила и что вообще здесь творится.
В общем, что пятнадцать лет назад, что сейчас, Тара одновременно любила и ненавидела подобные мероприятия. Любила, потому что периодически там можно было все-таки выцепить интересные факты и познакомиться с кое-какими людьми. Ненавидела, потому что, по большому счету, там выступали мужи добротные, которые уже мало что могли сами и по большей части воровали открытия молодых, обещая тем, что они станут известными, только вот лучше доложит об этом открытии сам дядечка, а не молодняк, ибо к нему отнесутся более серьезно. Ну-ну. С ней так не пройдет. Не проходило и в юности. Лучше уж она вообще не будет докладывать и сохранит информацию до тех времен, когда она сама станет достаточно представительной. Даже если уже к тому моменту кто-нибудь другой откроет что-либо подобное. По крайней мере, это будет заслуженно.
Другой категорией были те, кто по одному и тому же кругу твердили о проблемах, которые нужно решить, но не предлагали вариантов решения этих проблем. Ну, точнее, предлагали, но давайте будем честными. Проблемы того же злоупотребления алкоголем и табакокурения вечны и пока вы будете говорить о том, что это плохо и вообще нельзя, никто не почешется выбросить сигару.
А еще, главная причина, по которой Тара ходила на эти конференции: убедиться в том, что ей нет равных. Пусть даже она пока варится в своем котле, собирая информацию и не докладывая о результатах, глядя на эти ленивые задницы, она уверена в том, что никто ее не опередит.
Тем не менее, периодически она делала доклады, вскользь упоминая о некоторых вещах, которые кажутся важными обществу и предлагая адекватные решения этих проблем, чтобы создавать себе имидж человека, которому можно верить. Ну действительно. Она же не хочет повторить судьбу какого-нибудь волшебника, которого сожгли на костре за ересь. Будь прав в малом - поверят тебе и в большом.
Разумеется, каждый день перед подобным событием она приводила себя в порядок очень тщательно. Стоит признаться честно, она любила выступать на публике и привлекать к себе взгляды. Поэтому каждый раз она выглядела просто сногсшибательно. Таким образом заодно она убирала себе противников в лице мужчин. Ну какой самец устоит перед такой дамой? О науке он точно думать не сможет. А еще, эти глупцы думают, что женщина не может быть одновременно умной и красивой. И Тара не собиралась разубеждать их в этом. Ведь ей это было только на руку.
Сегодня она была одета в потрясающее изумрудное платье, которое, разумеется, очень ей шло и лишь подчеркивало ее цвет глаз. Аккуратно выполненный макияж и большое количество колец-браслетов лишь дополняло образ. Кто бы мог подумать, что такая женщина способна произвести фурор в мире магической науки?
Сегодня Тара выступала последней. Ее совершенно не волновал этот факт. Наоборот, тем даже лучше. Ее доклад будет выглядеть более ценным на фоне остальных, в чем она вскоре убедилась в действительности.
Первому докладчику стоило поучиться мастерству выступлений. Ему явно не хватало харизмы, да и вообще он походил на человека, который круглыми сутками проводит взаперти за своими склянками и книгами. Учитывая, что вещал он о методах лечения отравлений различными растениями, Тара мысленно прозвала его "ботаником" и лишь укоренилась в мыслях о том, что магические вирусы куда более интересная стезя, чем копание в земле. Ей даже показалось, что на кончике этого длинного носа действительно была капля грязи.
Ну нет, возможно, не стоит быть такой злой. Мужчина действительно вещал о фактах, о которых не рассказывают в Школе, но учитывая то, что он читал лекцию точь-в-точь как профессор Биннс, бедный мужчина довольно быстро ввел аудиторию в состояние какого-то сонного оцепенения. И Тара была практически уверена в том, что из этого доклада никто, кроме нескольких особенно заинтересованных в данном направлении человек, ничего не вынесет. По окончании выступления волшебники даже не сразу среагировали, и ответили спускающемуся со сцены мужчине несколькими вялыми хлопками.
Следующей на сцену вышла пожилая женщина, которая выглядела так, словно попала туда вообще случайно. Она была необъяснимо энергична, что особенно контрастрировало с речью предыдущего докладчика и нервировало публику, уже полчаса назад начавшую дремать, а тут такое. В общем, не смотря на то, что информация была, возможно, полезна (хотя Тара не видела практического смысла в том, чтобы знать, какое зелье стоит держать в складках мантии на случай нападения смеркута), к женщине мало кто отнесся серьезно, в особенности из-за ее манеры поведения, и жидкие аплодисменты наконец проводили со сцены и ее.
Третьим выступающим был мужчина, докладывающий о заклятиях, наносящих вред волшебным палочкам и их владельцам и ратующий за то, чтобы ими не пользоваться. У Тары на этот счет было свое мнение, совершенно отличное от докладчика, и на каждый его аргумент у нее был контраргумент, но ей было чрезвычайно лень представлять из себя оппонента, тем более, что смысла в этом не было никакого. А потому она лишь молча выслушала мужчину, покачивая туфелькой.
Наконец настала ее очередь.
Тара элегантно поднялась со своего места и направилась к сцене. Спиной она чувствовала взгляды, обращенные на нее, и это приятно будоражило кровь. Также она слышала тихие перешептывания, а краем глаза увидела, как некоторые из слушателей начали пихать своих соседей, чтобы те проснулись. Н-да. До чего интеллигентное и высокоинтеллектуальное общество здесь собралось.
Пожалуй, она могла читать сейчас любую чушь, и эти многочисленные пожирающие ее глаза проглотили бы это с легкостью. Но все же, она не могла себе этого позволить, а потому, встав перед трибуной, она легким движением руки расправила складки на платье и начала говорить. А говорила она о своей любимой теме: о вирусах. На самом деле, она никогда не готовила свой доклад заранее. Ее речь была легка и свободна, а также полна размышлений. Ее запас знаний позволял ей рассуждать прямо на ходу, особенно учитывая, что знаний этих явно не хватало тем, кто сидел перед ней и ловил каждое ее слово, а потому фактически все, что она говорила, было для них открытием. Для нее же это было суровой действительность и априорным фактом.
Наконец, ее выступление закончилось и на место секундной тишины пришли бурные овации. Усмехнувшись происходящему, Грейс с достоинством спустилась со сцены, где ее встретила пара поклонников, предлагающих ей руку. Она взяла обе, а спустившись, оставила их в одиночестве, даже не слушая их щебет. За ней тут же образовалась небольшая толпа, в которой мужчины пытались вымолить для себя хотя бы минутку внимания. Этого она не понимала. Если уж ты хочешь обратить на себя внимания, так делай это не среди других самцов, в самом деле. Произведи хоть какое-то впечатление.
Среди шума комплиментов и прочей чуши, которая никоим образом не задевала Тару, она услышала голос, пожелавший узнать от нее чего-то более конструктивное, чем тот факт, например, замужем ли она и есть ли у нее дети. Но когда она оглянулась, этот голос уже куда-то пропал, и она быстро о нем позабыла, но ненадолго. В тот момент, когда она уже пользовалась услугами служащего гостиницы, который помогал ей одеть шубу, этот голос ее догнал в лице мужчины более молодого, чем она, к тому же, довольно приятного на вид, не смотря на свои темные круги под глазами.
- Кхм. Добрый день Миссис Лестрейндж, меня зовут Рэналф Эйвери, я работаю в управлении поддержки оборотней и хотел бы немного больше узнать об исследованиях ликантропии, которые вы упоминали... Меня интересует все. Даже самые незначительные результаты.
- Доброго дня и Вам, мистер Эйвери, - Грейс очаровательно улыбнулась, поправив волосы, забившиеся в ворот манто. - Возможно, я буду несколько груба и Вы сочтете мой вопрос неуместным молодой леди, и тем не менее: что я буду иметь с того, что поделюсь с Вами информацией из своих личных исследований, о которых не знает никто, кроме меня? - она бросила на мужчину чуть прищуренный взгляд. Ее разумеется не интересовали деньги. Она вполне могла обеспечить себя сама. Но любая услуга, по ее мнению, должна быть оплачена. Не обязательно материально. - Кроме того, неужто Вы считаете, что данное обсуждение уместно проводить в подобной обстановке? - она провела рукой вокруг себя, акцентируя внимание на том, что они находятся в холле гостиницы, в которой находилась целая толпа народу. - По крайней мере, пригласите меня куда-нибудь, будьте мужчиной, - добавила она мысленно, не желая так откровенно оскорблять человека, считавшего, что может так легко заполучить самую большую ценность молодой женщины - информацию.

Отредактировано Tara Lestrange (2015-02-27 00:33:48)

+2

4

Приятная леди оказалась такой не только на вид. Голос, манеры, все было абсолютно безупречно. Даже слова которые она говорила. Эйвери знал таких. В конце концов его мать была того же сорта. Он мысленно вздохнул, в последний раз он писал ей на рождество. Она даже не удосужилась удостоить его ответом. Ну разумеется, они же решили, что у них больше нет сына. Но опустим душевные колики и неприятные воспоминания в сторону. Отметая образ матери в сторону, мужчина взглянул в глаза волшебницы.
- Мгм, закон равноценного обмена, верно? Что же, о том, что получите Вы миссис Лестейнж, я тоже не могу говорить при посторонних. -  Рэналф немного рассеянно улыбнулся и склонил голову в почтительном поклоне. "А женщина всегда остается женщиной. Даже будучи ученой." По лицу Эйвери скользнула понимающая улыбка. - Хм, в таком случае не подскажете ли, что предпочитает миледи? Я полагаю, что вы не будете против прогулки по Лондону? Я полагаю, Вам тоже редко когда приходится посещать магловские улицы. Лично я нахожу их достаточно красивыми.   - пожав плечами проговорил Рэналф.
Эйвери вдруг вспомнил, что не взял с собой ни пальто, ни куртки. Он не думал, что ему придется выходить на улицу, но решив, что иного пути нет. В самом деле, не вести же даму в "Три Метлы", это было бы грубо и непристойно. А снижать свои шансы на информацию Рэналфу не хотелось.
Он достал из кармана мантии волшебную палочку и превратил свою мантию в длинное пальто*, палочка медленно трансформировалась в трость из того же материала. Чистая работа и на том спасибо. Вообще  Рэналфу часто приходилось трансфигурировать одежду. Ему никогда не сообщали о важных мероприятиях, а потому приходилось часто выкручиваться, а не то придешь на день рождение к начальству в драном свитере, а потом всю неделю будешь на слуху.
Вновь встретившись взглядом с обладательницей пугающе зеленых глаз, мужчина встал слева и предложил ей руку.
Рэналф, конечно, был медлительным, но не глупым. Раз уж дама хочет получить информацию, то ее стоит правильно преподнести. По крайней мере его всегда так учили. Ну, не дословно, разумеется, но суть была именно такая.
Подведя Тару к двери и дождавшись, пока швейцар откроет дверь, Логан прошел в нее первым, а затем вновь предложил волшебнице руку.
- Как раз здесь, не очень далеко есть Хэмлиз. Поразительный магазин. Это конечно не сравнится с нашими игрушками. Но, должен признать, маглы сумели преуспеть в создании механических игрушек. Хоть что-то у них получается интересным.   - Повернув голову в сторону прекрасной Лестрейдж проговорил Рэналф и вновь улыбнулся.
Он некоторое время шел молча, вспоминая дорогу, а потом вновь заговорил, все же, неловкая тишина - это не лучший способ заводить полезные знакомства.
- Признаться, я даже не знаю что можно предложить миледи.  Я разбираюсь в трансфигурации, магических существах и, можно наверное так сказать, в прорицании.  На самом деле я не слишком талантлив. А Вы, при вашем исключительном уме смогли прочитать столь чудесную речь. Я часто бываю на подобных мероприятиях и редко слышу такие речи. Я полагаю, будь у вас чуточку больше времени, Вы непременно бы могли говорить часами.  Кхм, простите, чуть ближе к делу. Вас интересует что-то из данных отраслей? - Поинтересовался мужчина коротко улыбнувшись. Он на мгновение забылся и дал волю чувствам. Он действительно восхитился ораторским мастерством столь юной особы. Ради такого все же стоило остаться. А если же эта особа на самом деле может предоставить интересующую Эйвери информацию, а он в этом не сомневался, все-таки она бы не стала сейчас держать его под руку если бы не знала. Ведь поклонников у нее была уйма, а Рэналф не был тем типом, от которого были в восторге женщины... Ну, это, разумеется, мягко говоря. Он рассказывал немного о мостах и улицах, хотя скорее это можно было назвать просто короткими комментариями. Он конечно не был знатоком города, но в детстве он часто гулял тут со своими не магическими друзьями.
Легкая дымка воспоминаний в глазах, легкий, медленный шаг. На улице было не очень холодно, а морозный воздух скорее освежал, нежели как-то мешал прогулке.

+1

5

Прогулка по маггловским улицам не была тем идеальным вариантом, на который рассчитывала Грейс. Во-первых, она по сути своей терпеть не могла магглов и все, что с ними связано. Поэтому если бы она и хотела прогуляться по свежему воздуху, то явно не там, где в двух шагах от людей носился непонятный четырехколесный транспорт, загрязняющий атмосферу своими ароматами. Наверное, он был очень удобен и это был большой прорыв в мире магглов, и все же Грейс была крайне недовольна его наличием. Загрязнение окружающей среды было не тем пунктом, за который она могла бы питать нежные чувства к этим отродьям. Поэтому предложение оценить красоту их улиц волшебница встретила не без внутреннего отторжения, но женщина вежливо сдержала отказ за зубами.
Глядя на то, как мужчина упражняется в трансгрессии, Тара боролась со смешанными чувствами. То ли это был один из тех ужасных способов, которым пытались произвести на нее впечатление (мол, трансгрессия очень сложная штука, а я вон как могу), то ли это что-то из варианта "голь на выдумки хитра". Ни тот ни другой вариант женщину не вдохновлял от слова совсем.
Прогнав все мысли, которые на тот момент вертелись в ее голове, она все же взяла предложенную руку. Хоть она и не знала уже, чего ей ожидать от этого мужчины и приятного ли. Пока что ее отношение к нему было неоднозначным.
Они пошли вдоль по улице, припорошенной снегом. Снежинки легко и даже лениво падали сверху, запутываясь в длинных волосах молодой волшебницы, тая на ресницах. Ветра не было, поэтому на улице было не холодно, и можно было действительно насладиться прогулкой.
Если бы не люди вокруг и ненавистные вонючие тележки.
Уж лучше бы ездили верхом, как раньше...
Мужчина по одну руку от нее упомянул о каком-то маггловском магазине, о котором Тара не имела ни малейшего представления. Эта информация, пожалуй, была бы полезна, если бы Тара захотела когда-то что-то там купить. Но она не собиралась специально менять для этого деньги, а воровать не хотелось еще больше. Хотя, несомненно, то, что она увидела через стекла большого здания могло впечатлить не одного сорванца. Неудивительно, что внутри было столько народу.
- А Вы бы купили своему ребенку что-нибудь оттуда? - чтобы хоть как-то поддержать разговор, поинтересовалась колдунья, вежливо улыбнувшись уголками губ. Разговоры о магглах и всем, что с ними связано не было коньком целительницы. Если быть точнее, эта тема для разговора вообще не считалась хоть сколько-нибудь ей любимой.
Улыбнувшись, Эйвери снова замолчал, очевидно, над чем-то задумавшись. Тара не имела ни малейшего представления, куда он ее ведет, и ее внутренний параноик-детектив велел ей быть настороже, хоть внешне она и была совершенно расслаблена. Тем не менее, Грейс запоминала дорогу и комментарии Рэналфа, порой все же заинтересовывающие Тару, на случай непредвиденных обстоятельств. Дело было не только в личности самого Рэналфа, но в том, что с давних пор Тара никого к себе не подпускает близко и всегда держится на расстоянии. Да, она могла находить потрясающие темы для разговоров, вести глубокомысленные беседы, даже переходить на личности, но никто кроме брата и погибшего мужа не знал, не знает, да и вряд ли узнает настоящую Тару. Тем более, в этом смутное время, когда всегда надо быть настороже.
Выслушав очередную наполненную комплиментами - к которым колдунья уже привыкла и принимала как данность - речь Эйвери, на этот раз по делу, леди Лестрейндж на мгновение задумалась. Трансфигурация, магические существа и прорицание. В трансфигурации она конечно же не ас, но при необходимости может научиться и сама. Магические существа? Пожалуй, аналогично. А вот прорицание уже более интересно.
- Благодарю за столь высокую оценку моих способностей, - она вежливо качнула головой, но закончила на этом пируэты и спустя небольшую паузу продолжила. - Позвольте узнать, что Вы подразумеваете под прорицанием? У Вас есть в этом способности? - она внимательно посмотрела в лицо мужчины. Глаза его при таком освещении казались черными жуками. Или пауками. Ни тех, ни других Лестрейндж не любила и при встрече с ними тут же убивала.

Отредактировано Tara Lestrange (2015-03-02 20:47:36)

+1

6

От взгляда Рэналфа не укрылся факт того, что его спутница была явно не довольна его выбором развлечений. Поняв это, он предположил, что более разумным решением будет отвести миледи в более тихое и не обремененное звуками паровых двигателей место. Примерно поняв где он находится на данным момент, он свернул на более тихую улицу, ведущию в один из ближайших парков, дабы не смутить даму еще сильнее.
- "А Вы бы купили своему ребенку что-нибудь оттуда?" - Тон был рядовым и вежливым. Кажется Грейс действительно не очень нравилась прогулка. Это не очень-то разочаровало мужчину, все-таки он вел ее не для того чтобы ей понравится, он просто искал предметы, которые могут показаться даме интересными.
- У меня нет детей. И, я полагаю не предвидится. Я не встретил не единой дамы, которая могла бы заинтересовать меня как будущая невеста или что-то вроде того. А на иные способы завести детей я не претендую. Все-таки моя семья слишком консервативна для такого. Как что нет. Но будь у меня ребенок, я бы непременно дарил ему что-нибудь развивающее. Нет смысла баловать детей бесполезными предметами. Развлечение должно быть информативным. Ну, по крайней мере мне так кажется. Простите если мое мнение каким-либо образом вас задело. - После такой длинной речи, Рэналф предпочел порадовать Лестрейндж парой минут молчания, дабы она смогла переварить его слова и, если пожелает, ответить. Пока он говорил, он приятно улыбался, внимательно разглядывая прохожих и изредка поглядывая на целительницу, дабы поддержать правила этикета, которые он хоть и привык, но так не любил соблюдать.
Снегопад постепенно усилился, но холоднее не стало. Снег крупными хлопьями кружил, падал и укрывал землю своим нежным, прохладным одеялом. Примерно через десять минут они подошли к парку и Рэналф повел миссис Лестрейндж по практически пустой, освещенной яркими, но редкими фонарями, аллее. Прекрастная погода. Даже романтическая. Однако Логан не был настроен на подобный мотив, его больше интересовал вопрос Тары.
- Ох, миледи, это не оценка, а констатация факта. - Легкая, совершенна беззлобная улыбка, столь же беззлобная как и тон в голосе Невермора. - Да, в целом, все что угодно. Астрология,  гадания, физические предзнаменования. И, разумеется, предсказания. Кхм. Правда те всегда черны как крылья вестников судьбы. Если не верите, могу предсказать что-нибудь о ваших детях. Я полагаю, они у Вас есть. К слову, будущее всегда можно изменить,  просто иногда - чрезвычайно сложно. А иногда - оно будет следовать за вами по пятам до тех пор, пока не настигнет. Это уже как поглядеть. Так или иначе, если Вы хотите проверить мои способности, то я с удовольствием предскажу вам что-нибудь. Или расскажу какое-нибудь грустное событие из вашего прошлого. Правда на счет прошлого не ручаюсь, ибо могу увидеть что-то такое, за что Вы захотите меня убить. А я все еще надеюсь успеть найти лекарство от ликантропии, знаете ли.- Коротко рассмеявшись, а потом еле заметно пожав плечами он взглянул в глаза колдуньи.
Тара безусловно была красивой женщиной. И явно не глупой. Это было интересно. Это было крайне заманчиво. Однако, как и сказал Рэналф ранее, на данный момент леди не интересовала его никак, кроме источника ценной информации. Грубо? Наверное. Но Лестрейнджи никогда не были любимы Рэналфом. Все же они были темными лошадками и за ними требовался глаз да глаз. А желательно пар шесть, чтобы точно не проглядеть под тихим омутом пару-тройку сотен чертей. Нет, они безусловно были успешными и очень даже интересными людьми, вот только подлость и высокомерие были у них в крови.
- Не волнуйтесь, я не умею читать мысли. - Зачем-то добавил Эйвери. Почему-то людей всегда волновал этот факт. Многие не доверяли прорицателям, все же, они на самом деле знали больше, чем говорили. Просто не считали, что кого-то волнует то, что они увидели.
"Кажется, мне все же удалось ее заинтересовать." - Продолжая тянуть Лестрейндж за собой, вглубь парка, размышлял мужчина. - "Боги, я надеюсь это все не зря. Я не хочу оказаться в дураках так же, как и те несчастные у сцены. Будет не ловко, если я ничего не получу в замен. Надеюсь, мне придет что-то на самом деле полезное."

Отредактировано Renalf Avery (2015-03-02 02:19:36)

+1

7

Наконец, они свернули с одной из этих шумных улиц, надушенных машинными газами и оглушающих ревом моторов и разговоров целой толпы людей. Улицы, по которым они шли, были довольно оживленными, а волшебница, которая аппарировала почти всегда и везде - и вовсе не привыкла к толпе народу возле себя, то и дело норовившего ее коснуться.
Чертовы грязнокровки. Только посмейте до меня дотронуться - не досчитаетесь руки. Или ноги. А лучше - сразу головы, чтоб наверняка, - шипела она каждый раз, когда кто-то оказывался на достаточно близком расстоянии от нее.
После поворота за угол и ухода с одной из основных улиц, народу стало поменьше, выхлопных газов - тоже, и Тара даже смогла наконец вдохнуть воздух полной грудью. Все-таки она действительно любила свободу в любом ее проявлении, даже в таком. Запереть ее в тюрьме - это худшее, что она могла только получить в наказание за свои деяния. Пока, правда, лишать ее свободы было не за что. И слава богу.
Факт того, что у Эйвери не было дамы сердца несколько обескуражил леди Лестрейндж. Она могла бы предположить, что все дело в том, что Рэналф может просто не нравиться девушкам (если он всегда ведет себя так, как с ней сейчас, это действительно неудивительно: хоть он и был достаточно любезен, этого было явно недостаточно), но все оказалось еще хуже: это сам мужчина оказался в них не заинтересован. Это было как-то странно. Обычно мужчины в его возрасте уже степенились и пытались как-то найти свою спутницу жизни. Ну действительно, неужели ни одна, совершенно ни одна девушка не смогла хоть как-то зацепить струны его души? С другой стороны, по крайней мере, это объясняло его неловкость и даже некоторую неумелость в общении с ней. Хотя, с какой-то точки зрения это одновременно и оскорбляло Тару. Ну как так, даже она не смогла его зацепить.
Хам или импотент? - других версий почему-то в ее милой головке не появлялось. Разве что еще мысль о том, что он может любить вовсе не девушек. Просто, как говорится, если вы нажимаете пальцем в различные места и у вас везде болит, так может, это у вас болит, на самом деле палец?
Грейс действительно считала себя достаточно привлекательной, и весьма обоснованно, следует сказать. Попробовать соблазнить этого мужчину, наверное, можно было бы попытаться, чисто ради спортивного интереса. Но даже спортивный интерес не стоил того, чтобы опускаться так низко.
А вот на суть заданного девушкой вопроса Эйвери так и не ответил. С тем, что ребенку лучше покупать развивающие игрушки понятно и так. Но вот считает ли маггловские игрушки Рэналф развивающими или нет - так и осталось неясно. Тара же сама не была уверена, что магглы могут изобрести нечто подобное, хотя, возможно, она и ошибалась.
- Ну, в том, что игрушки для детей должны нести в себе какую-то пользу, я согласна с Вами целиком и полностью. Но усердствовать и занимать детей только полезными занятиями тоже не надо. Иначе они просто выдыхаются и потом их вообще ничего не заставишь делать, - с улыбкой ответила мать троих детей. Да уж, проверено на собственном многолетнем опыте.
- И нет, Ваше мнение никоим образом меня не задело, да и не могло задеть. По-моему, все правильно, - она смахнула с лица локон, защекотавший нос из-за легкого ветерка.
Достаточно неожиданно для целительницы, перед ними появился парк, и при подходе к нему женщина невольно чуть ускорила шаг. Но не настолько, чтобы потерять при этом достоинство. Просто она хотела наконец уединения, а сумерки, порошащий снег и освещенная фонарями аллея при отсутствии людей - то, что было нужно. Большое количество людей Тара любила только тогда, когда все они смотрят на нее и слушают. Желательно, молча. Она любила с ними общаться, а не сталкиваться телами.
В тему окружающей почти романтической обстановки пришелся рассказ о прорицании.
- Ну, что ж. Давайте посмотрим, на что Вы способны, если только Вы можете предсказывать по просьбе, - она посмотрела на мужчину с особенным вниманием. - Насчет будущего я не уверена в том, что хочу знать его сейчас, - я пока не знаю, стоит ли доверять Вам, к тому же, скажете ли Вы правду? - К тому же, на то, чтобы узнать, правдивы ли Ваши предсказания, должно пройти определенное время. А у нас его нет. Так что давайте прошлое. Неважно, что, - она выпустила руку мужчины и присела на лавочку, с которой они только что поравнялись. Во-первых, слушать такие вещи было гораздо удобнее сидя, да и мужчине, наверное, пешая прогулка вряд ли помогла бы сконцентрироваться.
- Клянусь, что не буду Вас убивать, что бы Вы обо мне ни узнали, - с легкой улыбкой закончила она.

Отредактировано Tara Lestrange (2015-03-04 22:13:03)

+1

8

Рэналф улыбнулся. Он вспомнил то, как обращались с ним его родители.
- Ах, миледи, ну где же вы были двадцать лет назад, когда моя мать не оставляла мне времени даже на лишний час сна? - Эти воспоминания не были ни плохими, ни хорошими. Но Эйвери радовал факт того, что существуют все же матери, гораздо лучше, чем его. - Ладно, это ведь не так важно. В любом случае я благодарен ей за ее воспитание.
Он заметил, как его спутница еле заметно припустила шаг. Логан на это лишь дернул бровью и сделал вид, что не заметил этого и ускорился по собственному желанию. Он понимал, что справа от него идет на самом деле очень гордая личность, а задевать ему ее не стоило.
Он присел в некотором отдалении от Лестрейндж, чтобы ненароком не нарушить ее личное пространство.
- Слава богам, я умею это контролировать. - Несколько рассеянная улыбка коснулась губ Рэналфа. Она была скорее задумчивая, нежели глупая, а оттого не слишком-то смягчала его лицо.
- Ах, Миледи - это самая трепетная ложь, которую я кода-либо слышал. - Легкая улыбка коснулась узких губ мужчины. - Но, у меня нет выбора. Все же, я смогу получить что-то только если докажу, что смогу дать Вам что-либо в замен. Что же, полагаю, что это будет не так сложно.
У мужчины, последние несколько лет никогда не  было проблем с вызовом видений. Вот только приходили они не всегда такие, какие следовало. Эйвери мысленно помолился, чтобы прошлое событие не было таким уж плохим. А затем сконцентрировался.
Где-то в сознании появилось зеркало. Он с детства представлял это старое, потрепанное времененм зеркало. Оно стояло в серебряной раме и еле еле захватывало его торс. Вот только стекла в этим зеркале не было. Была только тонкая воронка, уходящая куда-то в пустоту. Она была так же черна как и то, что он видел. Она никогда не приносила добрых новостей. А быть может, ему просто не было суждено их приносить. Он закрыл глаза и заглянул в него, вернее даже сказать, в центор крохотного вихря, что крутился по кантику зеркала, будто вода, спускаясь в дыру в ванной. Практически моментально воронка превратилась в комнату, а тонкие, бледные руки поднесли к глазам письмо: 
- Кхм... Эм, Ваш муж. Эштан Лестрейндж, за день до собственной гибели прислал Вам сову с письмом. Он писал о том как проходит его работа. Спрашивал про детей. Интересовался как Ваше самочувствие. Он писал, что Вы зря волновались, что командировка уже кончилась, а с ним все еще все в порядке, а значит интуиция подвела Вас, Тара. Впервые в жизни.  - Оторвавшись от мысленного взора на письмо, Рэналф качнул головой, проморгался. Он смотрел дальше. Вглубь чужого прошлого. Или  будущего того. Это уже как и с какой стороны на это смотреть. На мгновение он запнулся, перестал рассказывать. Запнулся и ненадолго углубился, отстраняясь от настоящего.
Это было даже не видение. Понять, что происходило в этот момент в голове Грей было практически невозможно. Были одни эмоции. - Неожиданности в известии не было. - Бледный от наплыва чувств медленно процедил мужчина. - Но это Вам не помогло. Вначале был гнев, он окружал Вас. Но он был направлен не на себя и не на него. Вы обвиняли вначале маглов, а уже потом себя,  и только после его. А затем и вовсе просто перестали понимать что происходит с вашими чувствами. Вы долго сидели в кабинете и смотрели на извещение так, словно открыли завесу которую открывать не следует. Ненависть к маглам. Страх за будущее семьи. Он был для Вас всем, и на тот момент Вы не знали что делать и куда идти. Отчаяние, много отчаяния. Зачем идти куда-то, зачем двигаться вперед без человека, что всегда прикрывал Ваш тыл. Был надежен и верен. От этих мыслей пустота в вашем сердце все нарастала, засасывала все светлое, что Вы могли дать миру. Усилие над собой было тяжким грузом. Вначале Вас раздражало то, что в своих детях вы видите его. Тара, Вы ведь знали, что любите их. А потому продолжали быть той, кого они знали. Вы  холодно обошлись с репортерами. Вы делали вид, словно Вас это не волнует. Словно это не о нем идет дело. Долго не знали как сказать это детям.  Сказали что он уехал на всегда. Вас долго мучила совесть из-за того, что солгали им в этом. Смерть мужа отмщена... Да, кажется отмщена. Вы плохо себя чувствовали из-за беременности. взваливали на себя работу, чтобы заполнить то, что было в вашем сердце. - Сморгнув состояние транса Рэналф  какое то мгновение сидел молча, пытаясь успокоить в себе чужие ощущения. Он неловко заметил, что руки, сцепленные на коленях, дрожат от злости. Он прерывисто вздохнул и провел обеими руками по лицу. Оно немного вспотело.
- Кхм. Мадам. - Он повернул голову в сторону Тары. - Никто об этом не узнает. Я полагаю Вы не против, если я на этом закончу. - Он вновь провел ладонями по лицу, словно пытаясь развидеть все те фрагменты прошлого, что ему удалось увидеть. Признаться - это было одно из самых эмоциональных предсказаний, которое несло смерть. Он видел силу этой женщины, видел сейчас ее перед собой.
- "И как же она не сломалась..." - Подумал он глядя куда-то в сторону от аллеи. - Паразительно... Вы.. Вы действительно великая женщина. - Он вновь протер глаза. "Нет, она ни капли не похожа на Льялл. Та бы сломалась. Паразительная несгибаемость. Как вообще женщина может так существовать." - Он покачал головой, понимая, что влез туда, куда не надо.
- Я дико извиняюсь. Увы - не я решаю что мне видеть. Мне очень жаль. Миссис Лестрейндж. Вы удивительная женщина. Понимаете, прошлое - это материя, что более проста для понимания, нежели будущее. Увидеть его не так сложно, как кажется. Там ты видишь не фрагменты и смазанные образы, ты не получаешь никаких загадок, которые иногда бывают столь сложны для понимания, что разгадать их можно только оказавшись в том месте, о котором говорилось. А прошлое - прошлое - это то, что люди помнят. Все их чувства отпечатаны на нем так же, как и ветер оттачивает свои рисунки на камнях. Оно понятное и его нельзя изменить. Дар, которым меня наградил этот мир, хотя и много чего может мне сказать. Но он никогда не говорит о добре. Никогда. Простите. Мне нужно было Вам объяснить изначально. Я прекрасно понимаю, что Вы тогда чувствовали. Простите. Я не должен был соглашаться на эту сделку. - Он просто говорил. Пытаясь отвлечь спутницу и отвлечься самому от того, что он видел. Он вздохнул. И вновь впился взглядом в снег у своих ног.
- Но зато я знаю, что судьба всегда преподносит что-то взамен. Я полагаю, Вас она не обошла стороной. Равноценный обмен - правила природы и Алхимии - это то, чего маглы никогда не поймут. Давайте так. Я постараюсь забыть о том, что узнал сегодня. А после... После, если Вы конечно же сами этого захотите, я предскажу... Нет, не так, предостерегу Вас от будущего.. - Он отвернулся в ту сторону, из которой они пришли - Я не буду задавать вопросов. Если хотите - взамен можете спросить что-то, что хотели бы узнать от меня. Можете даже это использовать против меня, если судьба сведет нас не так, как было бы выгодно мне. И совершенно не важно что. Личное пространство в обмен на личное. - Он нахмурился, и вновь взглянул в зеленые глаза талантливой, сильной и независимой женщины, что буквально схватила себя за шкирку тогда, когда это требовалось больше всего в жизни. Рэналф немного поразмыслил. Возможно его поступок был поспешным. Все же человек, переживший такое опаснее разгневанного дракона, однако для него, да и наверное для многих других людей, вмешательство во что-то настолько личное. Настолько глубокое... Оно не могло быть безнаказанным. Даже если человек сделал это добровольно. Рэналф не был дураком. Но был человеком крайне строгих учений. Все же, узнать такое - было не многим хуже позора, который он бы испытал, будучи мужчиной. А потому по-иному поступить было нельзя.

+1

9

- Ах, миледи, ну где же вы были двадцать лет назад, когда моя мать не оставляла мне времени даже на лишний час сна? - вопросил молодой Эйвери.
- Я не настолько стара, чтобы иметь возможность двадцать лет назад давать советы Вашей матери по воспитанию детей, - рассмеялась Тара. Но хорошо, что Рэналф не отзывался о ней с негативом. Какой бы ни была его мать и отношения между ними, мужчина не должен говорить о своей матери плохо.
То, что Тара ускорила шаг было продиктовано не только желанием скорейшего уединения, но и этаким мини-тестом, который Логан прошел весьма успешно: он никак не показал, что заметил ее поступок, и пошел на одной с ней скорости.
Плюс один балл к репутации, - с мысленной улыбкой отметила женщина. Ей было теперь банально интересно, какой рейтинг будет у этого молодого волшебника, если за все его поступки давать ему баллы. Может же она поразвлекаться? Пока что счет был 5:4 в положительную сторону.
Мужчина сел почти на другом конце скамьи, очевидно, чтобы не нарушать ее личное пространство. Это был интересно. Большинство ее поклонников явно бы попытались сделать наоборот. С другой стороны, тот факт, что она совершенно не интересует Эйвери как женщина все равно ее задевал.
Что же за мужчина-то такой?.. - с некоторой досадой думала Грейс, прикусив губу и ненароком рассматривая сидящего рядом волшебника, стараясь сделать это как можно более незаметно. Во-первых, потому, что это было неприлично, во-вторых, потому что она не хотела, чтобы ее не так поняли. Но ей хотелось в кои-то веки нормально на него посмотреть. До этого она видела своего спутника по большей части только сбоку, ведь они шли под руку.
Нечасто можно было встретить человека, о поступках которых нельзя было судить однозначно. И Грейс не могла определиться, как она относится к своему нежданному собеседнику. Она, конечно, была достаточно умна, чтобы рассматривать поведение мужчины с разных точек зрения, но их взаимоотношения сейчас напоминали танцующую пару, в которой девушка танцевала вальс, а молодой человек - мазурку. По отдельности оба танцуют великолепно, а вот вместе - наступают друг другу на ноги, да и внешне танец выглядит смешно. К тому же, под какую музыку они должны танцевать, для вальса или мазурки? Очевидно, надо выбрать тот танец, в котором умеют двигаться оба партнера.
- Ах, Миледи - это самая трепетная ложь, которую я кода-либо слышал, - задумчивая улыбка шла мистеру Эйвери.
Зачем тратить на Вас Аваду, если существует множество гораздо более интересных заклятий, в конце концов? - мысленно улыбнулась в ответ Тара, хотя она действительно собиралась выполнить свою просьбу, если только мужчина ее не спровоцирует.
Итак, наконец наступило время предсказаний. Рэналф закрыл глаза, и через минуту заговорил, вызывая в голове Тары воспоминания, а в душе - еще не прошедшую боль. С каждым словом, летящим с губ мужчины, Грейс становилось все холоднее. Она живо представляла все то, о чем он говорил, и контролировать свои чувства и выражение лица становилось с каждой секундой все сложнее. Как бы она ни старалась забыть эти дни, весь эффект был лишь косметическим. В глубине ее души до сих пор таилась глубочайшая воронка, настоящая черная дыра, которая, лишь дай ей волю, начнет засасывать в себя все то хорошее, что только было у женщины.
На мгновение предсказание остановилось, и Тара успела малодушно понадеяться, что эта пытка не продолжится, но через секунду Эйвери заговорил снова.
Она неотрывно смотрела на мужчину, уже не заботясь о том, как это выглядит. На его и так бледном лице выступил пот, и, кажется, он побледнел еще сильнее, оттого ли, что предсказания забирали у него силы, или от того, что он видел - она не знала. Но синяки под его глазами стали еще темнее.
Наконец наступила оглушающая тишина. Темная аллея, освещенная фонарями, порхающие хлопья снега без ветра... Настоящее перестало быть реальностью. Это был всего лишь фильм, над сюжетом которого кто-то явно посмеялся.
Тара заметила, что руки мужчины, сцепленные на коленях, дрожат - и только после этого осознала, что сама сжала в кулаках платье. Она заставила себя их разжать, что далось ей большим с трудом.
- Кхм. Мадам. Никто об этом не узнает. Я полагаю Вы не против, если я на этом закончу. - словно через вату прозвучал голос мужчины.
Эйвери провел ладонями по лицу и посмотрел на нее. Их взгляды встретились.
- Поразительно... Вы... Вы действительно великая женщина, - в другой момент Таре было бы приятно это слышать, но сейчас эти слова практические ничего не всколыхнули в ее душе. Это было все равно что поглаживание по голове после снятия всей кожи кроме скальпа.
Мужчина снова заговорил. Тара слушала его одновременно внимательно и вполуха, все еще наполовину пребывая в своих эмоциях и воспоминаниях.
Прошла еще, наверное, минута или две молчания, прежде, чем Грейс заговорила сама.
- Я обещала Вас не убивать, что бы Вы не увидели. Я сдержу свое обещание, - голос ее отдавал сталью и льдом, и от него было, наверное, холоднее, чем от ветра. - Я могла бы использовать на Вас заклинание Забвения. Но тоже не буду.
Последовали еще долгие полминуты молчания.
- Многое из того, что Вы сказали, Вы могли бы узнать из газет и пересудов. В конце концов, семья Лестрейндж не такая уж и незаметная, - она говорила так, словно ковала меч, каждый раз опуская слово на наковальню. Это был лишь способ максимально скрыть обуревавшие ее сейчас чувства.
Действительно, с чего бы ей верить этому мужчине? Они знакомы от силы пару часов, а он мог быть, вопреки своему поведению, хорошим психологом, заранее владеть информацией и быть подготовленным к встрече с ней, к тому же, играть на самом больном, а в таком случае, как известно, чувства преобладают над разумом. Тара прекрасно осознавала, что была не таким уж и маленьким человеком, чтобы плевать на свою безопасность, а Эйвери мог быть просто-напросто каким-нибудь шпионом, и эта версия вполне имела право на жизнь и не была паранойей.
В словах Рэналфа сквозила искренность, но никто не мог исключить вариант простого актерства. А у Тары не было причин ему доверять.
С другой стороны, нужно быть слишком хорошим актером, чтобы у тебя дрожали руки и выступил на лбу пот. Нужно было быть слишком хорошим психологом и слишком много знать, чтобы почти дословно повторить то письмо, что ей прислал муж. Если только он не держал его в руках, при условии, что сова была перехвачена. Беременность свою она не скрывала, и не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что женщине в положении работать в таком режиме очень тяжело. Предостеречь от будущего? Ее роль в политической игре слишком высока, чтобы позволить какому-то непонятному мужчине узнать ее будущее, если только он не блефует, конечно. Манипулировать ей, основываясь на ее эмоциях у него тоже не выйдет. И вообще, может на самом деле перед ней сейчас вовсе не Рэналф Логан Дэниел Эйвери.
- Во-первых, Вы сейчас поклянетесь мне в том, что ни одна живая душа не узнает о том, что сейчас здесь произошло, а также о том, что Вы узнали, - ее голос был настолько холоден, что было сразу ясно, сколько сил ей требуется на то, чтобы сдерживать свои эмоции. - А во-вторых, я заранее прошу у Вас прощения за то, что сейчас сделаю.
Legilimens! - она быстрым движением вскинула палочку, не давая сидящему напротив мужчине возможности защититься, ведь если он успеет кинуть хотя бы Protego, ее задумка не удастся. Ставка шла на скорость колдовства, неожиданность и то, что волшебная палочка сидящего рядом мужчины сейчас все еще имела вид трости.
Невербальное заклятье должно было помочь ей разобраться, говорит ли этот мужчина правду и что он из себя представляет. В конце концов, она не так уж и незаконно поступает. Он ведь сам предложил ей узнать о нем информацию, так вот она хочет получить ее именно таким способом. То, будет ли она делать это более приятно или менее зависит от того, честен ли перед ней этот волшебник или нет.

+

Legilimens - Чары Чтения Разума, Ментального Проникновения - заклятие, предназначенное для проникновения в чужой разум и чтения ассоциаций и образов.

Отредактировано Tara Lestrange (2015-03-05 01:06:04)

+1

10

Мужчина и женщина встретились взглядами. Пока мужчина отходил от всех тех воспоминаний, что словно камень свалились к нему на сердце.
- Миледи, я просто говорил то, что видел и чувствовал - не более. - В его взгляде была предельная серьезность. Рэналф вообще не любил лгать. Недоговаривать - да, но лгать  - никогда.  Тихий вздох. На мгновение он погрузился в свои мысли и взгляд вновь стал туманно-задумчивым. А после, когда мадам Лестрейндж заговорила, он вновь обратил на нее осознанный взгляд.
Голос миледи был холоднее льда. И слушать его было не то чтобы неприятно, скорее как ножом по сердцу. Хотя, нельзя не признать, что это шло Таре еще больше чем праздное величие.
Рэналф кивнул и проговорил с полной серьезностью:
- Клянусь.  - Но тут произошло то, чего он не мог ожидать. Палочка миледи взметнулась в воздух словно кнут, и, прежде чем Рэналф успел сообразить на него обрушилось то,чего он меньше всего ожидал:

"Удар кочергой по спине. Больно. Она снова кричит зажав в руках эту чертову железяку, кто-нибудь, прошу, заставьте ее замолчать. Кто-нибудь. Я ничего не сделал. Главное молчать. Если я ничего не буду делать она остынет. Всего пару минут и это кончится. И кто только сказал, что бог существует? Есть только чудовища навроде нее...
"Они опять поссорились" - размышлял я, когда она ушла. - "Матушка всегда такая, когда они ссорятся. Вот только я не могу понять в чем моя вина. Хотя да, я виноват, что не ушел, когда она была в таком настроении..." - В груби очень болело, я ощущал как на моей спине медленно разрастается пара-тройка длинных синяков. Они горели. Так же как и я. Клянусь, я никогда этого не забуду. Я уйду из этого дома и больше никогда не вернусь... "

" - Рэнли, детка, какой же ты у нас умница! - Целуя меня в обе щеки щебетала эта женщина. А всего месяц назад этот рот называл меня бездарным отродьем, которое даже не способно запомнить даты маго-гоблинских войн... Лицемерка. И ты тоже лицемер. Стоишь тут и улыбаешься как идиот. Ну да, конечно, если бы не я, ты бы умер. Я хочу уйти. Но если я уйду, они ведь снова будут меня ненавидеть? Уж лучше терпеть это. По крайней мере не больно."

""Да! Я сделал это! Волшебная Шляпа, я люблю тебя!" - Я так счастлив. Боже. Эта шляпа действительно просто чудо. Неужели это было так просто? Боже, как же они разозлятся. Я ведь не слизеринец, а значит не стану таким же как они. А значит стану кем-то лучше. Ну, посмотрим, кто теперь умница и лапочка. Черта-с-два Мюр, убирайся к демонам Льялл! Да! Свобода!"

"- Послушай меня, я тебе помогу, прикрою, только прекрати это. Ты не должен убивать людей. И не важно маглы это или маги. - Мы пили кофе. Я старался убедить его в том, что с этим нужно заканчивать.
- Ты не понимаешь - Говорил Ваткинсон. Он говорил как всегда с улыбкой, но я с ужасом заметил, что теперь она стала другой. Раньше она была веселой и открытой, а теперь... Теперь казалось, что Олав смеется надо мной. - Нет ничего слаще Охоты и человеческой плоти. Если хочешь, я могу даже показать тебе каково это...  - Он сошел с ума... Боги... Что же с тобой стало... Я никогда... Никогда бы не подумал, что ты, ТЫ скажешь мне нечто подобное. Я только и мог, что качать головой. Раньше меня пугало подобное, но теперь я привык. Больше не бегали мурашки под этим шерстяным свитером. И больше не было страха в душе. Мне было просто жаль... Просто невероятно жаль, что все вышло именно так.
- Это твое последнее слово? - С камнем на душе я посмотрел в глаза друга.
- Да, Ворон. Последнее. - Эта его усмешка меня доконает.
- Тогда пойдем. - Мы молча встали.
Шли долго, вот и Вечнодикий Лес. Мы прошли глубже, туда, где нас никто не увидит. Словно тогда, в детстве. Гриффиндорец, когтевранец, пуффенудец и слизеринка. Вот только двоих не хватало. Тогда мы прятались ото всех и делились новостями, сплетнями. Было весело. Хотя я обычно и молчал, было очень весело. В нашей компании слились юмор, разум, уют и нотка иронии. Это было так восхитительно. А теперь мы выросли. Перестали быть теми детьми, которые жили так, как велело им сердце. Теперь, названия наших факультетов стало настоящим. Слова шляпы стали реальностью и мы ничего не смогли с этим поделать. Мы думали, что мы герои, но на самом деле мы всего навсего кучка ребетишек, которые стали считать, что смогут изменить этот мир. И вот, один из нас уже сдался. Больно видеть это. А ведь я всегда думал, что первым станет кто-то другой...
- Я без боя не сдамся. - Сказал он. Я кивнул и мы оба достали волшебные палочки. Бой был коротким."

"Нет... Боги... Боги, как я мог... Простите меня, боги. Hothead, я все же сделал это. Как мне теперь смотреть в глаза его родителям? Как мне смотреть в глаза тебе? Черт, я не хочу в это верить. Я чертов убийца. И как я раньше этого не понимал? Он же ни в чем не виноват. Поганое чувство. А ведь я выполнил свой долг. Родители, сослуживцы бы погладили меня по головке. Но как я мог... Боги...
К черту эти войны, я должен найти лекарство. Я отказываюсь от вашей идеи. Жертва Jovial должна быть оправдана. Я найду лекарство, сколько бы лет у меня на это не ушло. Это слишком рискованно. Я уже собрал некоторую литературу. Время пришло, понимаешь? Это то, на что я должен убить свою жизнь. А ваша затея слишком рискованная, если я умру, то некому будет продолжать исследования. И, пойми меня правильно, я не предатель. Я отказываюсь не ради себя, а ради Науки. От ликантропии страдает гораздо больше людей, чем от чистокровных. Пойми меня правильно.
Я все еще буду давать предсказания. Но с этого дня я сохраню нейтральную сторону. То есть если предсказания будут нужны и вашим врагам, я их дам. На свое усмотрение кому, разумеется. Есть вещи и поважнее маглов. И да, это говорю тебе я. И я ее не забыл. Просто... Просто мертвые - это всегда мертвые. Их не спасти. Для меня она мертва. А вот живые... Я не хочу больше убивать. Мне придется, но я найду способ прекратить эту бойню. 
Nevermore"
Я отложил перо и перечитал написанные выше строки. Я уверен,  Рей меня поймет. Она всегда понимает.
Я провел ладонями по лицу. Боги, поверить не могу, что убил друга..."

Резко все пришло в норму. Голова мужчины больше не была заполнена этими отвратительными и прекрасными воспоминаниями. Рэналф выдохнул и помотал головой. Получилось забавно, словно ему на нос села муха. Он с легким недоумением взглянул на женщину. Кое где он сопротивлялся, а кое где совсем нет. Не было смысла. Все же, он не был дураком. Да и все прекрасно понимал. Хотя и был зол из-за того, что его так низко ставят. Он сжал палочку, что все еще имела форму троти в руке. 
- Миледи, должен признать, что это было вовсе не обязательно. - Все еще не придя в себя после активного путешествия по приятным и неприятным воспоминаниям. Голова неприятно побаливала и казалась немного полой. На самом деле приятная новость, все же, инородное вмешательство было прекращено, а организм это явно радовало. Мужчина дернул головой, расставляя по своим местам все, что было выпотрошено и изъято из дальних архивов памяти.
- Касательно Вашего прошлого. Я готов принять неприложный обет, если это требуется. Надеюсь, Вы узнали все, что хотели? - В его взгляде не было ни злости, ни гнева. Он просто спокойно сидел и глядел в глаза женщине, которая только что, скажем так, с ветерком, пробежалась по его воспоминаниям. Но кроме усталости и спокойствия, во взгляде было и восхищение, которое, к сожалению, было бы крайне неуместно показывать. Эта дама приносила Рэналфу все больше и больше неожиданных сюрпризов, которые, к слову, вопреки последствиям - были на редкость приятными.
- И, миледи. Впредь, если Вам захочется пройтись по моим воспоминаниям, если конечно мы еще встретимся. Очень Вас прошу, не ворошите детство. - Он улыбнулся. Понимающей, но все же печальной улыбкой.

+1

11

Тара не в первый раз прибегла к легилименции, но впервые ей не сопротивлялись и добровольно показывали все, что она хотела. Это было одновременно удивительно и составляло хорошее впечатление об этом человеке.
Гулять по чужим воспоминаниям не всегда приятно. Даже если человек ведет тебя по ним сам, как это происходило сейчас, ты имеешь возможность не просто получать информацию как при устном рассказе, но ты проживаешь ее, всю ситуацию, испытываешь при этом какие-то эмоции, складываешь свое мнение. Этим и отличаются Чары Чтения Разума от чтения мыслей. Легилименция - вещь гораздо более интимная.
Тара присутствовала в разных временных периодах от самого детства Рэналфа до настоящего времени. И она не могла сказать, что Эйвери мог похвастаться изобилием хороших воспоминаний. Когда она увидела, как его мать избивает своего ребенка, где-то внутри у нее что-то сжалось. Она, конечно, была достаточно безжалостным человеком, но избиение ребенка - это было ее табу, которое она не собиралась нарушать. Было даже странно, как после всего этого волшебник не ожесточился, и более того, спокойно говорил о той, кто его родила и воспитывала.
Тара испытывала вместе с Эйвери его боль и его радость. В такие моменты, находясь в чужом разуме и воспоминаниях, было тяжело отделять две личности друг от друга.
Наконец, она снова сидит на лавочке в парке и ее медленно припорашивает снегом. Чужие эмоции переплелись со своими. Наверное, нечто подобное чувствовал Логан, когда смотрел ее прошлое.
- Миледи, должен признать, что это было вовсе не обязательно, - послышалось справа, и Лестрейндж посмотрела прямо в глаза этому мужчине, едва заметно запыхавшись. - Надеюсь, Вы узнали все, что хотели?
- Прошу прощения, но я вынуждена была так поступить. Если бы Вы смогли узнать меня получше, думаю, Вы простили бы меня за это, - она воткнула палочку под ленту на руке в глубоком рукаве шубы. У рыцарей для меча были ножны. У мужчин - карманы. Женщине в платье гораздо сложнее найти место, куда можно было бы примостить палочку, если она была без надобности, хоть это и были достаточно редкие моменты. У Тары на этот случай была вот такая лента.
Этот жест означал доверие и отказ от каких-либо еще насильственных действий. Она надеялась, что правильно расценила умственные способности этого мужчины, и он все правильно поймет. На крайний случай, она может колдануть и так. Кто сказал, что для эффективности колдовства волшебная палочка должна находиться именно в ладони? Так просто удобнее выполнять более точные движения, но это не значит, что она не сможет защититься при необходимости.
- И в Непреложном Обете нет нужды. Надеюсь, мы сойдемся на взаимном доверии, поскольку узнали за этот вечер друг о друге достаточно интимные вещи, о которых, я полагаю, ни я, ни Вы рассказывать не захотите, - она слегка повернула тело по направлению к мужчине, демонстрируя свое ему расположение.
- И, миледи. Впредь, если Вам захочется пройтись по моим воспоминаниям, если конечно мы еще встретимся. Очень Вас прошу, не ворошите детство, - мужчина улыбнулся довольно устало, но все же в этой улыбке проскальзывало тепло.
- Я дам Вам такое обещание. Но кто знает, может, Вы сами когда-нибудь захотите мне рассказать что-нибудь из него. Я, конечно, не оракул, но мне кажется, это далеко не последняя наша встреча, - Тара столь же тепло улыбнулась Эйвери. После пробежки по воспоминаниям мужчины ее мнение о нем несколько изменилось, и явно в лучшую сторону.
- Так значит, Вы хотите найти лекарство от ликантропии? - да, Логан сообщил ей об этом при встрече сразу же, но только сейчас Грейс была готова всерьез обсудить этот вопрос. - Я, конечно, не занимаюсь этим вопросом прицельно. И, быть может - да я даже уверена в этом - есть волшебники, которые всерьез этим занимаются, но я готова Вам посодействовать в Ваших поисках. Как Вы знаете, я занимаюсь вирусологией, и меня интересовал лишь вопрос воздействия вирусов на измененных волшебников. Но если эта информация Вам поможет, я могу Вам ее предоставить. Может быть, мы даже могли бы попробовать работать над этим вопросом вместе, хоть это и не мой профиль. Но вдруг у меня получится как-то Вам помочь. Работать в одиночку гораздо сложнее, чем вдвоем, поверьте моему опыту, - она мягко положила свою ладонь на плечо мужчины, понадеявшись, что он поймет ее правильно. Этот жест не являл собой предложение перейти к более тесному физическому контакту, это просто был способ выразить поддержку и понимание.

+1

12

Услышав, что тон его новой знакомой немного смягчился, Рэналф, сам того не замечая облегченно вздохнул. Он бы не хотел драться. Все-таки в его жизни и без того хватало кровопролитных битв и махания волшебными палочками чтобы столь опрометчиво вступать в бой с каждым встречным, тем более с дамой.
- Миледи, мне не за что Вас прощать. Ваши действия вполне обоснованны. - Легкая полуулыбка скользнула по лицу мужчины. Он действительно не злился. Разумеется это его вымотало, но он не злился, нет, он даже не обижался. Конечно, способ был неординарный, однако, для проверки его искренности этого было более чем достаточно. Все же, были и менее приятные методы. Слава богам, миссис Лестрейндж посчитала, что в них нет необходимости, и на том спасибо.
- Признаться, я вообще предпочитаю не рассказывать людям лишнее о прошлом. Однако... в некоторых ситуациях- Он сделал ударение на последнем слове, а после небольшой паузы продолжил - Приходится делать исключения. Как что давайте просто сделаем вид, что ничего не было и мы все еще ничего не знаем друг о друге... Ах, кхм, и, -  Рэналф на мгновение запнулся - Миледи, прошу Вас, не распространяйтесь о том, что я владею даром прорицания. Мне не нужны скопища народа у своего дома, если Вы конечно понимаете о чем я... - Рэналф прикрыл глаза. Он ненавидел внимание к своей персоне. Он предпочитал не выделятся и тихо творить то, что творил так, чтобы об этом никто не узнал. В этой ситуации - Тара показалась ему достаточно надежным человеком, все же, ее речь не вызывала сомнения - все, о чем она говорила - было достигнуто ее личным трудом. А с такими людьми приходится рисковать. И он рискнул. И ему невероятно повезло, что эта таинственная женщина с норовом истинной волчицы, все же сочла его достаточно безопасным для того, чтобы оставить его в покое.
- Возможно. Я не смогу этого узнать, пока это не произойдет. - Рэналф хмыкнул и покачал головой - Все же, я за свою жизнь не сделал ни одного светлого предсказания. - В его голосе хоть и была теплота и вежливость, но он придерживался той дистанции, которая была необходима для того, чтобы разговор не перешел на подтексты. По крайней мере он старался. Персона, что сидела слева от него - была крайне интересной. Но для того, чтобы о чем-то судить - ему следовало немного подумать. Все же, он никогда не принимал поспешных решений. Для него - жизнь была той вещью, в которой он торопиться не собирался.
На слова о других волшебниках, что изучают ликантропию, Рэналф хмыкнул. На этот раз в его тоне была тяжелая нота презрения:
- Я общался со всеми, кто хоть как-то сообщает о своих исследованиях в прессе. И находил нескольких, что прячутся так же, как и я. Кто-то знает больше - кто-то меньше. Но в большинстве своем треть из них никогда не видели живого оборотня, другая треть - свято верят в поверья и стереотипы, а остальные - жадно перечитывают исследования прошлого, пытаясь выковырять что-то из уже существующей информации. Может есть и другие, но я их не встречал. Сложная и полная предрассудков тема. Очень деликатная. У меня свои соображения на этот счет. Все же, у меня получилось устроится там, где приходится гоняться за зверолюдами как пещерный кентавр гоняется за браконьерами. - Последняя фраза была произнесена с чувствующейся долей сожаления. Эйвери действительно расстраивал факт того, что большая часть его подопечных пряталась от него как лесное зверье. А ведь он на самом деле хотел помочь. Но их понять было можно. Молодые обращенные  ужасно стыдились своего недуга, а ведь они ни в чем не были виноваты. Просто в какой-то момент им не повезло. А зная то, как маги относятся к оборотням... Сопротивление было более, чем понятно.
Рэналф взглянул в небо. Уже совсем стемнело. Лишь мягкий свет уличного фонаря позволял что-то разглядеть в кромешной тьме. По его ощущениям было около восьми вечера. Он вздохнул.
- Да. Но, я полагаю, нам придется обсудить это немного позже. - Он вновь взглянул в глаза женщины. - Благодарю, миледи, я приму  любую помощь. - Он кивнул на жест Грейс с благодарностью. Хотя он и не любил излишнюю трогательность, но сейчас это было как никогда уместно. Прикосновение женщины принесло покой, позволило вернуть ощущение реальности окончательно.
Эйвери понимал, что сейчас уже было не время и не место, а ведь на улице не теплело. Рэналф взял трость в руку, под вырезанной в форме вороньей головы, ручкой и приподнялся со скамейки и подал Таре руку.
- Мадам, я полагаю, что уже слишком поздно для обсуждения столь объемных тем. - Рассудительно начал Рэналф. - А потому, когда у Вас появится свободное время - пишите в Хогсмид на мое имя. Мне удобно в любое время.   - Он вновь коротко улыбнулся. - Там все и обговорим. Возможно, ваши идеи немного освежат застой в моей работе. И, у меня есть несколько редких книг, которые, возможно, смогут сказать вам что-то новое о влиянии некоторых вирусов на ликантропов. Правда... Там не очень много, большинство исследователей сами заразились, но это лучше, чем ничего.  - Он вновь улыбнулся той задумчивой улыбкой, прикидывая, покажется полезной информация целительнице, или нет.

0

13

- Миледи, мне не за что Вас прощать. Ваши действия вполне обоснованны, - откликнулся Эйвери с легкой улыбкой, которая очень ему шла.
- Что ж, я рада, что мне не пришлось объяснять Вам свои мотивы, - с достоинством в голосе кивнула молодая женщина.
На предложение сделать вид, что ничего не было Тара просто промолчала. Она не считала, что должна что-то на это сказать, тем более, что те факты, которые волшебники узнали друг о друге за последние полчаса еще не сделали их друзьями. Поэтому это предложение было настолько очевидным, что его можно было даже не озвучивать. И уж тем более отвечать на него. Не скажет же она "Нет, Вы знаете, Вы теперь просто обязаны на мне жениться!". Это даже не смешно.
- Миледи, прошу Вас, не распространяйтесь о том, что я владею даром прорицания. Мне не нужны скопища народа у своего дома, если Вы конечно понимаете о чем я...
- Я понимаю Вас, - Тара посмотрела в глаза своего вечернего спутника. В таком освещении каряя радужка казалась совсем черной. - Во-первых, у меня нет мотивов для того, чтобы распространяться об этом. Во-вторых, уж кто как не я умеет хранить секреты, - она отвела глаза от мужчины и прошлась взглядом вдоль заснеженной аллеи.
Если бы ты только знал...
О некоторых ее тайнах можно было выведать только благодаря сыворотке правды, легилименции или других заклятий. Но для начала ее придется застать врасплох, и это был единственный вариант получить от нее информацию. Потому что определенные вещи из нее нельзя было бы вырвать даже под страхом смерти. Даже без Непреложного Обета. И Гриндевальд знал об этом как никто другой.
- Все же, я за свою жизнь не сделал ни одного светлого предсказания, - в голосе мужчины все же была слышна нотка грусти. А вот Грейс наоборот рассмеялась.
- А Вы уверены, что встречи со мной будут для Вас светлыми? - в ее взгляде появилось озорство и неясная угроза. В самом деле, если будет такая необходимость, она без зазрения совести убьет его. И даже их не самый плохой вариант отношений не убережет Эйвери от ее заклятья.
На рассказ о других ученых целитель лишь понимающе хмыкнула.
- Соглашусь  с Вами целиком и полностью. Дело тут даже не в самом факте оборотничества. Такая ситуация сейчас творится во всех сферах науки. Полный застой, а застоявшаяся вода, как известно, пахнет не очень приятно, - она даже невольно (или специально?) махнула ладошкой возле лица, словно отгоняя этот неприятный запах.
- Будем надеяться, что мы с Вами не превратимся в таких же горе-ученых, а для этого надо работать, и весьма упорно. Другой вопрос, готовы ли Вы к этому? Если да, тогда мы с Вами сработаемся, ибо я привыкла трудиться, не покладая рук, - и ведь не скажешь. Порой Грейс сама удивлялась, как она находила время на все свои дела и при этом умудрялась ухаживать за собой и за детьми. Все дело, наверное, было в рациональном использовании времени, ничем другим это объяснить было невозможно, ибо Маховиком Времени Тара не владела.
- Что вообще сподвигло Вас начать свою карьеру именно в этой стезе? - с некоторой долей удивления, смешанного с интересом, осведомилась женщина.
Ей действительно было любопытно, на чем основываются люди, когда выбирают себе дело всей жизни. Или по крайней мере дело, которым было бы не стыдно заниматься и которое доставляло бы им хоть какое-то удовлетворение.
Оглядев потемневшую улицу, мужчина поднялся на ноги, подавая руку колдунье. Около мгновения наследница двух знатных родов смотрела на Эйвери снизу-вверх, но это была скорее игра. Он мог бы сейчас легко приставить палочку к ее шее, но она бы никогда этого не допустила.
Улыбаясь словно дикая львица она с естественной медлительностью поднялась со скамьи и приняла локоть мужчины.
- Я напишу Вам, - уголки ее губ чуть подрагивали в улыбке, больше похожей на ухмылку. - И мы обязательно встретимся и все обсудим, - в ее голосе было даже не обещание эфемерной встречи, а едва ли не приказ. Завуалированный флиртом. - Я с радостью ознакомлюсь с Вашими... книгами, - она сделала паузу перед последним словом, подразумевая, что ознакомиться она планирует не только лишь с книгами, пусть даже и довольно редкими.
Когда они дошли до конца аллеи, Грейс выпустила руку мужчины и сделала несколько шагов вперед, оглянувшись через плечо. Длинные кудри переметнулись за спину, ссыпав с себя немного снега. На сегодня встреча была окончена и пора было расставаться.
- До свидания, Рэналф Логан Дэниел Эйвери, - не задерживаясь больше ни на минуту, колдунья взмахнула волшебной палочкой и трансгрессировала, оставив после себя лишь очередную улыбку и легкий аромат цветочных духов.

+1

14

Волшебник ничего не ответил на слова женщины о сокрытии его тайны. Просто коротко и благодарно улыбнулся. Ему показалось, что этого будет вполне достаточно. А потому - он предпочел просто промолчать. Он и так много говорил за сегодня. Даже слишком, если посудить рационально.
На вопрос о положительности будущих встреч, мужчина коротко дернул бровью.
- Меледи, это не так-то сложно узнать... - Он сделал небольшую паузу - Однако я не из тех людей, кто ищет неприятностей на свою долю. Как что, шанс того, что они будут именно такими - чуть выше чем нуль. - Пожав плечами Рэналф взглянул в темное, ночное небо. Уже совсем стемнело. Даже туч не было видно. Словно тьма всего в сотнях метров над городом. Неприятное, надо сказать, ощущение. Тьмы в жизни Рэналфа было слишком много. Он предпочел отвести взгляд от воронки пустоты над небом и вновь взглянул на собеседницу.
- Думаю, темные круги под глазами просто вопят о моей любви к науке... - Как-то уж слишком горько усмехнулся Логан. Действительно,  темные впадины под глазами делали мужчину походим на енота. Если не на кого-то похуже. Нет-нет, мужчина не о чем не жалел, хотя иногда ему хотелось позволить себе несколько лишних часов сна, однако даже такая малость была для него недопустимой. У него было, максимум, сорок лет на то, чтобы успеть сделать хоть что-то, что могло бы помочь оборотням с их тяжелым недугом. Возможно, рано или поздно появится тот, кому пригодятся труды Эйвери. По крайней мере мужчина надеялся на это.
В отличии от Грейс, Рэналф катастрофически не успевал. Он как-то умудрялся заботится о доме, Скульде и сотням тяжелых фолиантов, гримуаров, мемуаров и другой бумажной нечисти. Им всем требовалась такая же забота как и человеку. А потому, не всегда, но очень часто, Эйвери забивал на личные удобства, такие как: бритье, причесывание и банальный подбор одежды.  Слишком мало времени. А ведь еще нужно работать. Ведь надо же на что-то питаться, платить по счетам и придаваться постоянному круговороту депрессий.
На странный вопрос леди Лестрейндж, Рэналф удивленно поднял брови.
- "А Вы еще не догадались? Хм, забавно..."
- Весельчак был моим лучшим другом. Когда я... Выполнил свой долг, я понял, что чувствовали родственники других приговоренных. Это то, от чего я хочу отгородить других людей. Смерть - это просто конец... А вот осознание того, что вы больше никогда не увидите кого-то... Это уже другое дело. Весельчак - был отличным парнем. Энергия через край, острый язык. Прирожденный лидер и талантливый волшебник. Я не хочу, чтобы люди так страдали. Как что... Принял такое решение. - Он просто не мог сказать "убил", даже сейчас эти слова неприятно резали по сердцу. - А вот касательно изначального выбора профессии. Там бы мои умения пригодились больше всего. Да и работа как раз по мне. Хотя бы гулять выхожу. - Вновь улыбка. Да-да, походы на казни Эйвери называл прогулками. Оборотни, переступившую черту ММ уже перестали быть для него кем-то существенным. - Когда сталкиваются два охотника, и один из них превращается в добычу. На волоске от потери жизни и чести - чувствуешь себя по-настоящему живым. - Рэналф вдохнул морозный воздух и вновь улыбнулся. - Да и кто, если не я? - Улыбка стала кривой.  - Как что тут только мои личные пристрастия и никакой выгоды. Так уж вышло, что меня не интересует ни популярность, ни доход. Для души, скажем так.
- И мы обязательно встретимся и все обсудим, - На властный, завораживающий своим изяществом тон женщины, Логан дернул бровью. И дернул еще раз, когда женщина сделала паузу перед словом "книги". Мужчина улыбнулся.
- До скорой встречи, мадам Лестрейндж. - Поклонившись уже трансгрессировавшей волшебница вслед, поговорил Рэналф. Действительно, перед ним предстала потрясающая женщина. И это было крайне интересным опытом. Ему еще нужно было кое-что обдумать, а потому он дернув тростью, трансгрессировал, с привычным хлопком, в свой теплый и уютный дом.

"Неделю... Или около того... Спустя."

Сова разбудила Рэналфа утром. Около семи или восьми утра, он точно не смотрел. Она гневно скребла заколдованное окно когтистой лапой, а Скульд, наблюдал за ней из-за стекла с долей присущего ему флегматизма, словно говоря "Нда... Крупная пташка". Сипуха леди Лестрейндж.
Рэналф недовольно бормоча что-то нелестное через сон всяким там не спящим в положенное время людям, открыл глаза.  Он сидел в уютном кресле, которое когда-то очень давно было потрепанным табуретом. Уснул с мемуарами одного из волшебников позапрошлого века. Тело затекло и побаливало от несколькочасового сна в одной и той же позе. Каким бы удобным кресло не было, даже оно не могло скрасить сон хозяина.
Логан медленно встал, и положив на тумбу книгу, все с той же скоростью, впустил сову. Та, негодуя, влетела в комнату и усевшись на спинку кресла что-то недовольно ворчала на своем совином. Невермор махнул рукой, мол, понял он все и вернулся к креслу. Скульд пошел следом за ним, но, поняв, что хозяин не собирается садится, запрыгнул к нему на плече, больно пройдясь когтями по коже сквозь тонкий свитер. Сон как рукой сняло. У этого кота всегда были странные способы приводить Рэналфа в чувство.
Отвязав от лапки совы письмо. Рэналф внимательно прочитал его.
- Значит, приглашает меня к себе? Что ж, разумно. Хотя немного жестоко, заставлять меня тащить столько книг с собой. - Сказал мужчина сове, которая прищурившись, разглядывала игнорирующего ее кота. Она то ли подозревала его в чем-то, то ли была не уверенна в том, что коту она действительно не интересна.
- Подожди немного. Я напишу ответ. Ты ведь никуда не торопишься? - Сова, внимательно поглядела на волшебника. Видимо решая, погреться ли ей немного, или же отправится к хозяйке. Видимо, она решила, что стоит дождаться вознаграждения за труды и, пользуясь моментом, погреться в тепле чужого дома, а потому, ухнув, устроилась по-удобнее.
Эйвери кивнул в ответ животному и, достав палочку и пробормотав "акцио", притянул к себе бумагу, перо и чернильницу. Быстро очертил слова приветствия, благодарности и согласия. Вопреки спешке, получилось достаточно аккуратно. Свернув лист и привязав его к лапке совы, он всучил ей какую-то там еду для сов и выпустил ее в окно.
В пять вечера, как и уговаривалось в письме, Рэналф трансгрессировал из своего дома к воротам дома Лестрейндж.
Особенно прихорашиваться он не стал, так, помылся, побрился да причесался. Одет был в удобный для себя черный, вязанный свитер и брюки. В целом, крайне привычно для себя. Мужчина зевнул, поспать ему так и не удалось. Он разбирал, что брать с собой, а что оставить дома. Взяв с собой пару гримуаров, мемуаров и совсем ветшалых свитков, написанных рунами, он остался неудовлетворен тому, что в его чемодан больше не влезло. Он не любил перемещать книги в пространстве или трансформировать их во что-то поменьше. Небольшая странность Эйвери. Но для него это было просто богохульством. За некоторые из них он отдал маленькое состояние и такое обращение было попросту неподобающим.
Скульд мирно восседал на плече хозяина не пожелав оставаться дома. А когда Скульд чего-то не желает, мужчина просто не может ему противостоять. Все же, порвать пару ценных писем или бумаг коту не составит труда, а этого Логан допустить не мог.
Войдя в ворота и передернувшись от того, как дом Грейс напоминал ему о его родном доме, мужчина подошел ко входу дома и по-привычке постучал в дверь.

0

15

- Когда сталкиваются два охотника, и один из них превращается в добычу. На волоске от потери жизни и чести - чувствуешь себя по-настоящему живым.
Эти две фразы из уст мужчины особенно понравились волшебнице. Она даже сделала себе пометочку в голове "запомнить". В этом она была согласна с Рэналфом, правда, ее способы делать себя живой были несколько иными...

<...>

Не смотря на наличие регламентированных выходных, Таре никогда не удавалось полностью расслабиться. Она уже не помнила, когда последний раз отдавалась отдыху со всей беззаботностью. До первого ребенка - это уж точно. А может, и раньше.
Воспитывать детей на самом деле тяжкий труд, даже если ты очень их любишь. Нужно большое количество терпения и времени, а также такта и ума, чтобы делать это так, как надо. И еще больше, если второго пункта катастрофически не хватает.
Грейс никогда своих детей ни к чему не принуждала. Она подавала им пример, делала наставления и любила, любила, любила. Дети отвечали ей тем же, и под эгидой "делай как мама или лучше" стремились получить от нее похвалу. Добиться ее от леди Лестрейндж было не так уж просто, но зато если это получалось, усилия вознаграждались сполна. У них даже была доска достижений, распространяющаяся не только на детей, но и на маму. Правда, что касается главы семьи, там все было более символично, ведь не будет же она там писать "убила грязнокровку", к примеру, или еще что-нибудь в таком духе. Скорее это выглядело как:
Вылечено пациентов: 5/25
Улучшение: 12/25
Ухудшение: 6/25
Умерло: 2/25

Ну и остальное по мелочи. Например, "приготовила великолепнейший ужин".
Зато у детей это было целое соревнование. Кто сколько букв выучил, кто сколько прочитал, кто забил очередной гол в домашнем квиддиче.
Вот сегодня этакое достижение "разбудил маму раньше всех" получил, что не удивительно, самый младший. Ощущение у себя в постели спросонья маленького тепла, которое забралось к тебе под одеяло и обняло, значительно скрашивало недосып и ранний подъем. Но также это значило, что поспать больше не удастся.
Так как никаких срочных дел на эти выходные у Тары не планировалось, она сразу же, встав с кровати, начеркала пару строк мистеру Эйвери о желании с ним встретиться сегодня вечером. К этому времени она как раз бы успела привести себя в порядок, сделать мелкие дела и провести время с детьми.
Без пятнадцати пять Тара была во всеоружии. Дом доведен до идеальной чистоты (не без помощи детей, ведь так дружнее и интереснее), ужин приготовлен, дети перемыты, сама же она была одета довольно просто, но не без вкуса. В общем, этакая идеальная семья с идеальной хозяйкой во главе. Что ж, этот имидж уже не раз играл ей на руку.
В дверь постучали.
По паркету простучали каблучки - и перед Рэналфом предстала Тара, даже дома выглядящая так, словно она выступала перед тысячной аудиторией. Перед Тарой же предстал обычный мужчина с котом на плече и сумками в руках, впрочем, лучше "обычный", чем "напыщенный" или "ловелас". Такого бы она и домой к себе не пригласила. Хотя она и ждала, что Эйвери будет выглядеть несколько более представительно, чем вышло на самом деле.
- Доброго вечера, Рэналф - можно я буду называть Вас по имени? - проходите, - она отошла в сторону, пропуская его внутрь. - Чай? Кофе? Молока? - уголки ее губ дрогнули в улыбке, когда ее взгляд задержался на коте.
Женщина молча указала мужчине на место на диване, возле которого стоял чайный столик, где можно было временно расположить книги, что принес с собой мужчина. Водить его по всему дому пока что волшебница не собиралась, обсудить все можно и в гостиной, а если будет такая необходимость, можно левитировать еще один стол.
Блюдце с молоком действительно довольно быстро оказалось на полу рядом с диваном, там же оказался и небольшой пуфик, где мог бы расположиться кот, если бы захотел. А пока, Тара вежливо молчала, ожидая, пока заговорит ее гость.

+1

16

Дверь открыли практически сразу. Рэналф удивленно приподнял брови. Даже дома миссис Лестрейндж выглядела так, словно была готова тут же, сию секунду ехать на невероятно важную встречу или бал. Хотя сказать, что мужчине стало неловко из-за того, как был одет он - было бы самой наглой ложью. Он очень редко наряжался. И дело было вовсе не в деньгах. Для него комфорт - был прежде всего. А в такой одежде он чувствовал себя не просто не в своей тарелке, более того, он выглядел в таких вещах как павлин в мясной лавке. Впрочем, с этим было ничего не поделать.
-  Разумеется. Доброго вечера, миледи. - Кивнув проговорил мужчина. Заметив взгляд Тары, Рэналф улыбнулся - Вы еще не знакомы - это Скульд. Я прошу прощения, что принес к Вам в дом животное, но если бы я этого не сделал, то чьи-нибудь бесценные мемуары были бы уничтожены. - Почесав кота за ухом, улыбнулся Логан.
Он прошел в дверной проем с котом на плече. Услышав про молоко, животное подалось вперед подняв хвост как можно выше. И больно впиваясь когтями в плечи хозяина, стремясь удержать равновесие.
Рэналф осадил его, прижав к плечу
- Он бы не отказался. А мне, если не сложно кофе... Желательно как можно более крепкого. Без молока и сахара. - Мужчина улыбнулся и проследовал на диван. Тот оказался достаточно мягким и удобным. Его почти сразу же начало клонить в сон. Подавив зевок,мужчина глянул на Скульда, что с до неприличия королевским видом устроился к него на коленях. Рэналф погладил кота по спине, и покачал головой. Кажется, в отличии от хозяина, которому было до боли не удобно в этой чистой, излишне идеальной обстановке. Он словно вновь оказался дома. теперь уже на самом деле.
Рэналф все же решил добавить немного хаоса в это помещение. Он начал медленно выкладывать книги на кофейный столик в настолько хаотичном и, казалось бы, бессмысленном порядке, что даже сам немного удивился.
Скульд же, недовольно косился на блюдце с молоком, что стояло на полу. Это животное себя животным никогда не считало, но молоко любило до зуда в одном месте. Но будучи слишком гордым, он просто не мог себе позволить есть с пола. Рэналф, заметив заминку кота, покачал головой и дотянувшись до миски, поставил ее на столик. Скульд, тут же спрыгнул на пол, и сеев у столика, принялся деликатно пить облизывая усы.
- Прошу прощения. Скульд не любит, когда к нему относятся как к... Эмм... Безмозглому животному? - Получив одобрение в виде мурчания от кота, Эйвери кивнул с улыбкой. Он был, рад, что сумел подобрать верные слова.
- Как самочувствие? В последний раз, когда мы виделись, Вы показались мне усталой. Надеюсь, сейчас все хорошо? - Припомнив то, как тяжело дышала Тара после применения легилимениции. Хотя и старалась этого не показывать. Рэналф был против применения  сложных заклятий без особой необходимости. Хотя, если подумать и углубиться в проблему, логичность все же мимела мысто быть. И спорить с этим не имело не малейшего смысла.
Взглянув на миссис Лестрейндж, Рэналф кивнул и  указал на книги.
- Я решил взять несколько интересных экземпляров. - Он начал перечислять книги - Гримуар придворного экзорциста сохранившийся еще с тех времен, когда оборотней считали демонами. Свитки зашифрованные руническим шифром. К сожалению, я еще не до конца их разобрал. Несколько мемуаров волшебников тринадцатого и пятого веков. Хотя один из них скорее знахарь. Но там есть множество интересных зелий и, что интересно, некая трава, ослабляющая эффект луны на оборотней. Увы, на данный момент она полностью исчезла с лица земли и добыть ее - не возможно. -  Вздохнул мужчина.
- В целом, всего понемножку. Я не знал, что именно Вас заинтересует. Но эти книги - одни из  самых ценных экземпляров в моей коллекции. - С ноткой гордости проговорил Рэналф. Скульд же, допив молоко, вновь развалился у него на коленях довольно урча.

Отредактировано Renalf Avery (2015-03-27 00:35:01)

+1

17

-  Разумеется. Доброго вечера, миледи. Вы еще не знакомы - это Скульд. Я прошу прощения, что принес к Вам в дом животное, но если бы я этого не сделал, то чьи-нибудь бесценные мемуары были бы уничтожены, - с этими словами мужчина вошел в оплот Лестрейнджей с вцепившимся в его плечо когтями котом.
- Думаю, Скульд поступил весьма опрометчиво, решив составить Вам компанию в посещении дома, в котором живут трое детей, - с улыбкой откликнулась женщина, выслушав пожелания о напитках.
Вызвав домовиху, она озвучила крепкий кофе без молока и без сахара для Эйвери, блюдце молока для кота, красного молочного чая для себя, тарелку с печеньем ради угощения. Вне зависимости от того, будет ли кто-то есть это печенье или нет.
- Устраивайтесь поудобнее, я же пока отлучусь всего на пару минут, - с этими словами она покинула мужчину, чтобы собрать детей и привести их в гостиную.
В этот раз она предстала перед Эйвери с младшим сыном на руках и еще двоими с двух сторон от себя.
- Дети, познакомьтесь. Это мистер Эйвери. Мой ученый коллега. Мистер Эйвери, это - мои дети. Эван, - она указала ладонью на старшего сына, копией маленького Лестрейнджа, - Алия, - провела ладонью по волосам дочери, - и Райан.
- Добрый вечер, мистер Эйвери, - Эван протянул ладонь для рукопожатия, как положено мужчине, хоть ему и было всего десять. Алия тем временем скромно (на взгляд Тары слишком скромно) сделала реверанс, а Райан молча помахал мужчине маленькой ручкой. От Тары не укрылся взгляд, которым дочь удостоила кота. Ну да их взаимоотношения ее не касаются. Пусть сами разбираются, позволит ли кот таскать себя за шкирку, или выпустит когти в кожу дочери. Сама будет виновата.
Отпустив младшего сына с рук, Грейс расположилась напротив мужчины. Дети тут же молча рассосались по своим делам, оставляя взрослых наедине.
- Прошу прощения. Скульд не любит, когда к нему относятся как к... Эмм... Безмозглому животному?
- Это позволительно котам, - Тара кивнула, наблюдая за тем, как язычок животного быстро погружается в молоко и так же быстро исчезает.
- Как самочувствие? В последний раз, когда мы виделись, Вы показались мне усталой. Надеюсь, сейчас все хорошо?
На этот вопрос Грейс тихо рассмеялась.
- Спросите меня, когда я последний раз полноценно отдыхала - и я Вам не отвечу, потому что не помню. Все стало еще хуже, когда появились дети. Они занимают огромное количество времени. Но я не жалею. Да, мне тяжело, и скрывать это будет глупо и даже, наверное, лицемерно, но я не жалуюсь, потому что сама выбрала себе такую жизнь. И в ней есть все, что мне нужно. Кроме Эштона... - мысленно вздохнула колдунья. Не смотря на то, что прошло уже, казалось бы, значительное количество времени, она не могла смириться с тем, что мужа больше нет, привыкнуть к его смерти.
На чайном столике оказались разложены книги не то, что разных годов, но разных эпох. И Эйвери по очереди принялся представлять их Таре.
- Гримуар я бы почитала, с Вашего позволения. Что касается рунических свитков, за этим можно обратиться к моему брату, он неплохо их знает, - она пролистала мемуар, в котором была описана волшебная трава. - Может быть, растения этого сейчас уже и нет, но было бы здорово выяснить, какими свойствами оно обладало, и возможно, экспериментальным путем, можно было бы воссоздать если не его копию, то по крайней мере нечто похожее. Может быть, и менее действенное, но для начала и это было бы уже неплохим результатом.
Женщина отпила чая, раздумывая.
- Полагаю, нам есть смысл переместиться в библиотеку. В первую очередь потому, что, возможно, Вас тоже заинтересуют какие-нибудь книги из моей коллекции. Во вторую, потому, что я бы хотела ознакомиться с тем, что Вы мне принесли, а я не уверена в том, что Вы оставите такую драгоценность на мое попечение. Разве что свитки с рунами, если хотите, чтобы Кристиан помог их расшифровать. Что скажете?

+1

18

Рэналф ответно улыбнулся.
- Думаю, это дети поступили опрометчиво, решив остаться дома, когда приходит Скульд.  - В подтверждение  слов Рэналфа кот недовольно мотнул головой. Не то чтобы он был против детей, однако их грубые игры не шли ему на пользу. Незадолго до этого, как раз тогда, когда приходили племянники Рэналфа - Скульду сильно досталось. Пусть дети и были на втором и третьих курсах Хогвартса - потрепали они кота знатно. Скульд, будучи крайне разумным котом не терпел к себе нечеловеческого отношения. И когда его сюсюкают, а так же беспрерывно тискают, его гордость... мягко говоря ущемляется и сжигается в прах. А потому, терпя такое отношение около часа - кот обычно начинает драть детей как грелку, не обращая внимания ни на их вопли, ни на убеждения Логана.  А потому мужчине приходится буквально отдирать кота от ребятишек и уже в который раз напоминать им о том, что кот не терпит такого к себе обращения. Но они то ли тугие на голову, то ли память у них не ахти. Но это не важно. Важно то - что чувствует Скульд, и, если ему не комфортно - то мужчине придется постараться, чтобы его комфорт не повредили. Все же он был его самым дорогим живым существом, и он не намерен был лицезреть то, как его кот демонстрирует свою животную натуру.
Взглянув на домовиху, Рэналф вздохнул. Своего эльфа он отпустил на свободу около полугода назад. Ему почему-то стало не комфортно из-за того, что в его доме есть кто-то кроме него самого. Тем более, что его домовой эльф принадлежал дому Эйвери. Да и в последнее время тот стал вести себя крайне странно. Логан посчитал, что не стоит искушать судьбу и радовать родителей новыми новостями о своей занятости. Все же, какие бы приказы он не отдавал своему домовому - важнейшие персоны семьи всегда были на первом месте, чего не скажешь о второстепенных. Тем более отказавшиеся от наследства. А значит - и их приказы были не обязательны к исполнению.
Рэналф по-домашнему взял горячую чашку в обе руки и отпил горячий, бодрящий напиток. И только неизвестные шаманы гоблинов могли отгадать - как он пил этот невероятно крепкий кофе без рвотных позывов. Внимательно проследив за уходом Тары, мужчина и кот переглянулись, общаясь явно телепатически. И если взгляд Рэналфа был усталым и простовато-безразличным, то кот выглядел настороженным. Поставив блюдце с молоком поближе к коту, на столик, Рэналф вернулся к своему едкому кофе. Скульд же, пачкая бородку, жадно слакивал молоко. И это учитывая то, что как раз утром мужчина накормил его изрядной порцией мяса. Фыркнув, Рэналф неодобрительно покачал головой.
Когда в комнате появились дети  - Эйвери отставил кружку и почтительно встал.
- Можно просто Рэналф. - Улыбнулся мужчина пожав руку мальчику. Полупоклонился девочке и улыбнулся ребенку на руках. Признаться, он немного растерялся, все же, знать о том, что у Мисс Лестрейндж трое детей  - это одно. Однако сейчас, сравнивая, мужчина видел то, на сколько хорошо выглядела женщина для такого количества детей.  Он вновь улыбнулся и, вместе с Тарой сел на диван напротив.
Скульд же ответил на взгляд девочки угрожающим и убийственным взглядом. Оторвавшись от молока и облизнувшись так, словно это не молоко вовсе, медленно проводил ребенка взглядом. Шерсть на его спине медленно поднималась. Заметив это - Дэниэл  мягко огладил кота по спине, тот вздрогнул, но не удостоив хозяина взглядом продолжил пить молоко.
Тихий смех женщины приятно прошелся по комнате. Запал в душу. Рэналф мысленно одернул себя.
- Ну, дети это хорошо, но вот время которое они.... Да, наверное именно по-этому у меня и нет детей. - Неловко улыбнулся мужчина, стараясь скрыть свое смущение. У большинства молодых людей в его возрасте уже есть дети. О чем ему не один раз напоминали родители, когда все же соблаговолили ему написать. Хотя, в этом плане их можно было понять. Они не молодеют. - так или иначе - я свято верю в то, что Вы прекрасная мать, мадам. Видно, что ваши дети Вас любят, а это дорого стоит. - Попытался сделать неловкий комплимент Рэналф, посудив, что та нотка печали в глазах женщины была вызвана именно детьми.

Рэналф вновь оглядел свою многочисленную литературу и вздохнул. Если бы он мог - он бы показал больше, чем имеется у него в коллекции.
Взбодрившись, мужчина бодро и с интересом принялся отвечать Грейс.
- Я и сам неплохо разбираюсь в рунах, однако за сотни лет даже их значения несколько изменились, но я бы с удовольствием  воспользовался бы помощью еще одного человека. Гримуар - пожалуйста. Там крайне интересные магические круги. И достаточно интересные зелья. К сожалению я не слишком то силен в зельеварении... И я не рискну пытаться узнать. Видите ли - это растение.. Оно, мягко говоря, специфическое, и та запись, которая есть в книге сильно затерта. Я бы и сам попытался, но, придется признать, мне ближе макулатура. Но вот одна моя подруга хорошо разбирается в этом, но ближайший год она будет в Африке. Ищет противоядие от яда какого-то зверя... - Немного смущенно закончил Эйвери.  - Но, я буду крайне благодарен, если Вы хотя бы попытайтесь. - Допив кофе, Рэналф кивнул, в ответ на слова о библиотеке.
- Да, там определенно будет уютнее. - Посадив кота к себе на плечо проговорил мужчина и движением волшебной палочки, которая оказалась в его руке так же неожиданно, как и быстро - сложил литературу в стопку. - - Ведите, миледи. - Спокойно улыбнулся Логан.

Отредактировано Renalf Avery (2015-04-12 22:07:21)

+2


Вы здесь » Сommune bonum » ПРОШЛОЕ ВРЕМЯ » Когда некому отдаться – женщина полностью отдается работе.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC