http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ » Finis sanctificat media


Finis sanctificat media

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

--
Действующие лица: Wane Evermonde, Cantankerus Nott
Место и время действия: 05.12.1920, штаб РК
Описание событий:Принятие закона, который в теории должен обеспечивать магглорожденным равные права, конечно, было не более, чем началом. До более или менее заметных перемен идти еще долго, и руководство РК не собирается останавливаться на достигнутом даже ненадолго. Чтобы предварительно обсудить дальнейшие цели и стратегии, руководитель Организации приглашает одного из участников Совета.

Отредактировано Cantankerus Nott (2015-02-18 16:56:42)

+1

2

Темные шторы, которыми были занавешены окна погружали помещение в абсолютную мглу, и лишь свеча на письменном столе напоминала о том, что кабинет не безлюден. Мужчина, восседавший за широким письменным столом просматривал бумаги. Написанное не сильно занимало его, ведь именно он выступал автором этой документации. Варианты нападений, командировки в другие города, стратегии, все это было привычным укладом для волшебника, занимающего пост руководителя.
Он наслаждался полной тишиной, которая была чудовищно редким гостем для него. В любую секунду мог раздаться громкий стук, из-за двери появиться секретарь с просьбой о приеме одного из членов организации, и вот спокойствие снова становится сладкой мечтой. Где-то внизу копошилась бригада зельеваров, ранее им было отведено все подвальное помещение,  которое предварительно околдовали лучшие маги в РК так, чтобы поместье не могло принять на себя последствия неудачных смешений ингредиентов. Уэйн уже давно приспособился к громким хлопках, шумным разговорам и разным запахам, проникающим в дом через улицу. Увы, привыкнуть не значит смериться, мужчина, как и всегда умело скрывал свое раздражение и недовольство, так как оно было непозволительной роскошью для человека, в чьих руках сосредоточилась власть.
К шести часам к Мистеру Корнфуту должен был заглянуть один из членов управляющего совета, дабы представить доклад о сложившихся событиях, касаемо нового закона. Молодой человек любезно предложил свою кандидатуру, чтобы внедрить желаемые условия РК в Министерство. Уэйн не сомневался в способностях Кантанкеруса Нотта, и мог бы даже всецело довериться тому, однако было то, что вызывало в нем недоверие. Но Уэйн предпочел исключить сомнения или хотя бы запрятать их, ибо Нотт был весьма полезным волшебником для организации, как в планировании, так и в действии.
- Сэр? К вам Мистер Локк, - тихо проговорила секретарша, после того, как на стук последовал положительный ответ. Вид у нее был усталый, и, даже, несколько больной. Оно и не мудрено, девушке приходилось работать без выходных и нередко по ночам, но Корнфута это мало волновало, главным критерием его секретаря была исполнительность, и та безупречно соответствовала ему.
- Пусть войдет, - его интонация была нейтральна, ровно как и всегда и со всеми. Он, даже, не оторвал взгляда от бумаг перед его носом, это было не к чему, не к чему понапрасну тратить время, если его можно провести с пользой.
Тихий скрип, оповестил о том, что дверь снова отварилась и раз уж в кабинет не просочился едкий, сладковатый аромат, можно было смело отбросить сомнения, что это вновь секретарша.
По правилам этикета, которые мужчина считал обязательными к исполнению, ему следовало поприветствовать посетителя рукопожатием. Мистер Корнфут встал, хоть и нехотя, однако вовсе не медлительно.
- Приветствую вас, Мистер Нотт, - рукопожатие было совершенно, а значит следовало переходить к части, которая интересовала Уэйна куда больше, - Не будем друг друга задерживать. Располагайтесь, и начинайте, - слова прозвучали в несколько приказном тоне, впрочем, все, кто работал с Уэйном уже давно привыкли к этой особенности главы РК.

+2

3

Декабрь на Британских островах все же не лучшее время для прогулок. Вот и сейчас мелкий мокрый снег в лицо отнюдь не вдохновлял на то, чтобы пройти по улицам столицы пешком. И все же Нотт не аппарировал прямиком к поместью. Ему нужно было время, чтобы подготовиться к разговору и решить, что именно и как говорить. Беседы с главой РК никогда нельзя было назвать простыми, и все же это определенно было интересное времяпрепровождение. Давало возможность проверить свои силы, и, в некотором смысле, много чему учило. Кроме того, Катнанкерус предпочитал хорошо понимать, куда плывет весь этот корабль, который носит гордое название Равенства Крови, а без консультаций с капитаном это было бы непросто.
Триумф от крупной победы прошел довольно быстро. Уже через несколько недель стало понятно, что принять закон, защищающий магглорожденных - это одно, а заставить его выполнять - совсем другое. Никто особо не торопился менять привычный уклад жизни и отказываться от стереотипов. Это было и понятно, но, в свою очередь значило то, что у РК еще много работы. Однако, какой именно - это был достаточно серьезный вопрос. Стратегий могло быть несколько, собственно, они и были, но до поры хранились в голове аристократа. И кажется, именно сейчас было самое время поделиться ими с Корнфутом, чтобы однозначно определиться с одной. Это было сложно, и Нотт хорошо представлял себе, какую ответственность принимает на себя руководитель Организации. Понимал ли это сам руководитель, собирался ли в самом деле нести эту ответственность или переложил бы его на кого-нибудь из исполнителей, а может и из Совета - было большим вопросом. РК еще не терпело слишком разгромных поражений, в первую очередь потому, что совсем недавно начала делать крупные ставки. Нотту хотелось бы верить, что корнфут сможет вынести все тяготы власти, которой был наделен, и не спасует в сложную минуту. Хотелось бы, но, откровенно говоря, плохо получалось. Все-таки сложно испытывать полное и абсолютное доверие к человеку, о котором почти никто не знает ровным счетом ничего.
Почти. Кантанкерус усмехнулся своим мыслям. Архивы Отдела Тайн все же отличное место. Зная имя и фамилию, не так сложно узнать о человеке кое-какие весомые детали. Настолько весомые, чтобы задуматься, не стоит ли поискать упоминаний о нем еще и в архивах аврората. Или все же не стоит.
В любом случае, это можно было отложить и на потом, сейчас сосредоточившись не на личности непосредственного начальства, а на пользе Организации в целом, собраться наконец с мыслями. Нотт наконец дошел до поместья, преодолел все защитные барьеры, открыл дверь и поднялся по лестнице. Секретарше он назвал очередное маггловское имя, не понимая, зачем вообще нужно это представление, раз уж его вызвали лично. Но дромарог с ним, если начальству хотелось поиграть в солидность, пусть. Молодая женщина кивнула, давая понять, что теперь уже можно пройти в кабинет. Он зашел, на ходу снимая верхнюю одежду, мокрую от то ли дождя, то ли снега. Давно пора обновить водоотталкивающие заклинания. Затем подошел к Корнфуту, который выглядел не слишком-то довольным, и пожал руку.
- Добрый день.
Приветствия и в самом деле, не стоило затягивать. Аристократ небрежно бросил одежду на какой-то стул в углу около двери и сел в кресло, стоявшее напротив стола и предназначенное для посетителей.
- Итак, сэр, к сожалению, сейчас мы имеем то, на что и надо было рассчитывать с самого начала. Закон в силе, но не функционирует. Те, кто должен исполнять его, просто находят лазейки, которых Малфой, надо отдать ему должное, оставил немало. Был шанс, что со временем документ все же обретет поддержку, но ждать больше нет смысла, совершенно очевидно, что чистокровные не собираются сдавать позиции. И - опять же, к сожалению - те массы, которые должны были быть заинтересованы в исправлении ситуации в первую очередь, остаются довольно пассивными. Я считаю, что мы дали людям достаточно времени, чтобы прийти в себя, и пора начинать действовать опять. Осталось определиться, как именно.
Он перевел дыхание. Собственно, дальше он должен был озвучить основную мысль. Но для начала хотел бы видеть реакцию Корнфута на сказанное. А в тусклом свете свечи это представлялось практически невозможным. Нотту совсем не нравился такой расклад. Самовольно добавить освещения было бы, пожалуй, наглостью. Поэтому маг просто откинулся на спинку кресла, максимально отдаляясь от источника света. Раз уж он не мог видеть лица собеседника, то и собеседник не будет видеть его. Или все же позаботится о дополнительном освещении - все же свечи лучше оставить для ужина с дамой.
- Таким образом, у нас есть несколько глобальных возможностей: продолжать идти путем легализации наших постулатов; не слишком законными, но доступными методами объяснять самым ярым противникам нового закона, как именно они должны его выполнять; или же направить силы на то, чтобы делать первое и второе не своими руками. Скажите, какой из методов считаете наиболее перспективным, и я поделюсь возможными стратегиями относительно него. Думаю, в Совет имеет смысл предоставлять только те из них, которые вы одобрите, чтобы не тратить лишнее время на прения и не провоцировать разногласия.

Отредактировано Cantankerus Nott (2015-02-28 11:47:15)

+2

4

Уэйн сосредоточенно слушал волшебника перед собой. Он не изменил своему привычному спокойствию, больше походившему на безразличие, ни разу за время повествования. Его руки были сложены в крест поверх бумаг на столе, а взгляд устремлен на докладчика.
Все услышанное было весьма закономерно, а посему едва ли могло удивить Мистера Корнфута. Законы вещь столь тонкая и деликатная, что никогда не стоит уповать на счастливый случай.  Для функционирование того или иного нововведения всегда нужно применить максимум усилий в самых разных сферах и к самым разным людям. По крайне мере таких взглядов придерживался мужчина, касаемо влияния собственной организации на внешний мир.
- Чтож, - начал Корнфут, - Мы и не думали, что это будет просто. То, что делается просто редко имеет долгосрочный эффект. Вы ведь чистокровны не так ли? Что говорят чистокровные? Как далеко по-вашему они могут зайти в своем неподчинении Министерству?
Удивительно как упорны могут быть люди в своем желании верховенства. Хотя в некоторых случаях, возможно, это было всего лишь делом привычки. Привычки глупой, ничем не подкрепленной, и во времена борьбы между классами особенно опасной. Мало, кто из них в действительности хотел верить в то, что риск и вправду существует, и нависает именно над их головами. Чистокровные привыкли чувствовать себя в абсолютной безопасности: состояние могло решить любые их проблемы, влияние открыть самые тяжелые двери, а утонченные черты позволить владеть всем желаемым. К счастью, Уэйн Корнфут не был причастен к этой страте и был доволен этим фактом. Возможно, если бы ему случилось родится в семье кристально чистокровных родственников, его жизнь могла сложиться совершенно иначе и никакие проблемы неравенства не затронули бы его и вовсе. Он предпочел не задумываться о том чего не случилось и не случиться уже никогда, мужчину устраивало все то, что он имел. К своим сорока годам Уэйн имел за душой приличное состояние, а в его руках сосредоточилась власть над душами волшебников, независимо от чистоты крови.
- Чтобы законы действовали за нарушения необходимо ввести наказания. Увы, ни шантаж, ни что либо еще не поможет нам в этом деле, если мы снова будем действовать руками чистокровного волшебника. Мистер Малфой может потерять влияние в Министерстве, что, увы, нам не на руку, мало ли мы снова захотим воспользоваться его услугами. Знаете, я давно думаю, о том, чтобы ввести своего человека в Министерство, слишком много информации проходит мимо нас, вы не находите? - он прервался, чтобы собеседник мог высказать свою точку зрения. Несмотря на то, что мужчина считал себя в достаточной мере сообразительным и рациональным человеком, все же никогда не мешало послушать и оценить иные представления. К тому же каждый волшебник, который входил в управленческий совет, был наделен весьма высоким интеллектуальным развитием.  Сегодня ему было интересно суждение Мистера Нотта, возможно, завтра совсем новый вопрос будет обсуждаться со следующим членом РК, а послезавтра он один примет решение за всю организацию. Борьба за равноправие не терпела промедлений, как и хаоса в структуре борцов.
- У нас достаточно исполнителей, чтобы провести легализацию собственными силами, тем более, что производить ее стоит постепенно. Не стоит привлекать людей из вне, это чревато утечкой информации. Возможно, нам потребуется минимальные затраты сил и ресурсов, если чистокровные, наконец, осознают масштаб катастрофы. Нам необходимо найти тех, кто наиболее противится закону, уверен, это волшебники, которые имеют наибольшее влияние, и составляют самую верхушку высшего общества, - закончив предложение, он вопросительно взглянул на Мистера Нотта, - Впрочем, я готов выслушать и ваши стратегические варианты.

+2

5

Кантанкерус только руками развел в ответ на вопрос о реакции аристократии. На его взгляд все было вполне очевидно.
- Чистокровные в недоумении. Они не понимают, почему Малфои изменили курс на сто восемьдесят градусов. А я, в свою очередь, опасаюсь, что угол их разворота увеличится до трехсот шестидесяти. Если вы понимаете, о чем я.
Да уж, это семейство стало на удивление покладистым. Но поверить в искренность их порывов было практически невозможно. Скорее всего, Малфои таким образом просто уходили в тень, готовя новый удар. И знать бы заранее, где именно грянет буря... К сожалению, это было невозможно. На какую-то секунду маг прикрыл глаза, сосредотачиваясь. 
- О не, они не декларируют неподчинение. Они все смиренно склоняют головы и... И ничего, понимаете? Нечистокровных все так же не берут на высокие должности, не пускают во многие заведения, с ними все так же никогда не поздороваются за руку, если этого можно избежать. В том-то и дело, этот закон все еще довольно обтекаем. Он предусматривает санкции для тех, кто не примет магглорожденного на работу, обосновав отказ чистотой крови. Но руководители находят другие обоснования - и все так же подбирают кандидатов почистокровнее.
Конечно, к этому стоило готовиться с самого начала. Даже Офелия упомянула нечто подобное, а значит и для обывателя такое развитие событий было вполне очевидным. Впрочем, она ведь и не была простым обывателем. Как бы то ни было, она - Малфой, и лучше, чем кто-нибудь знает, чего ждать от ее семьи и ей подобных.
Офелия. Нотт недовольно тряхнул головой, как будто это могло помочь избавиться от навязчивых и совершенно неуместных при обсуждении стратегически важных вопросов мыслей о ней, и с некоторым трудом вернулся к тому, о чем говорил Корнфут.
- Наказание. Ну да, возможно, - мужчина задумчиво потер переносицу. - В таком случае, это значит начать неприкрытый террор против большинства магнатов, владельцев наиболее крупных предприятий. Или просто носителей самых известных фамилий. А когда общественность обратит внимание, брать на себя ответственность за произошедшее и выдвигать требования. Но надо быть готовыми к тому, что в таком случае, мы начнем массово терять людей. Все-таки, Министерство не бездействует, а под давлением аристократии активизируется еще больше. Кроме того, не вся целевая аудитория, как вы понимаете, одобрит такие методы. Люди, в большинстве своем боятся войны, и часто готовы смириться с унижением, лишь бы не провоцировать открытые столкновения.
Кантанкерус и сам был не в восторге от этой идеи. Не надо было быть пророком, чтобы понять, что террор коснется в первую очередь его собственной семьи: ведущей род чуть ли не от Мерлина, богатой, влиятельной. Однако он вовсе не собирался демонстрировать свои опасения руководству РК. Только сделал мысленную заметку о том, что надо усилить защиту родительского дома. Возможно, даже фиделиусом, если они будут готовы на некоторое время отдалиться от общества. Впрочем, отец всегда был скорее домоседом, а мать поддержит его в любом решении.
Кроме того, открытые действия решали проблему только отчасти. Так или иначе, о законодательной базе все равно придется задуматься рано или поздно. Лишь бы не слишком поздно. Нотт подался резко вперед и оперся локтями на столешницу. Едва ли это придало бы его словам убедительности, но эмоции определенно требовали выхода.
- Чтобы провести легализацию собственными силами, нам необходимо больше людей в  Законодательном бюро и Визенгамоте. И при Министре, у нас ведь есть ставленники на первом уровне? И, опять же, мы должны решить, какие именно законодательные инициативы хотим внедрять. Возможно, квоту рабочих мест для магглорожденных для крупных работодателей, вроде "Пророка", Мунго, Хогвартса, и, разумеется, Министерства. Скажем, десять процентов для начала. Возможно, более сложную процедуру увольнения. Какие-нибудь льготы? Хотя, пожалуй, нет, это выставит их привелегированной категорией, а наша цель все же равенство. Что еще может быть полезным?
Кантанкерус все еще продолжал надеяться, что будет сегодня не только выдвигать, но и выслушивать чужие предложения. Мозговой штурм - дело полезное, но штурмовать проблему в одиночку и безо всякой поддержки было как минимум бессмысленно. Да и отсутствие хоть малейшего эмоционального отклика - положительного или отрицательного, не столь важно - со стороны собеседника тоже демотивировало.
- Нет-нет, мистер Корнфут, - Нотт все же не выдержал спокойно сидеть в кресле, встал со своего места и начал прохаживаться по комнате, чтобы собраться с мыслями. - Вы, наверно, неправильно меня поняли. Не привлекать людей извне. А сделать так, чтобы на борьбу за свои права поднялись массы все тех же магглорожденных и полукровок. Ведь это невероятной мощности ресурс! Толпа, собравшаяся перед Министерством, а может быть и в атриуме. Волны людей, идущие демонстрацией по Косому переулку. Кто знает, может быть даже массовое нарушение Статута в маггловском Лондоне - именно массовое, чтобы потерял смысл обычный судебный порядок борьбы с этим явлением. Это не преступление - это народный протест. Но народ никогда не поднимется ни на что подобное самостоятельно, ему нужна определенная помощь. Именно это я имею в виду, когда говорю, что революцию можно провести и чужими руками. Что вы скажете на это?

Отредактировано Cantankerus Nott (2015-02-28 11:48:17)

+3

6

- Недоумение, -  вскинув брови проговорил Мистер Корнфут, - Куда больше нам бы подошел страх, - конечно, люди, будь то магглы или волшебники были обычными животными, которых и обучать стоило посредству рефлексов. Боль вот, что являлось самым весомым аргументом для обоих видов, вот, что могло сплотить и одновременно разразить войну. Доселе чистокровные волшебники наблюдали лишь редкие, да и давние проявления жестокости со стороны РК. Этого определенно не хватило, и новая порция требовалась незамедлительно. Каждый из них наверняка думал - "Со мной такого не случиться", но вряд ли их уверенность станет также непоколебима, когда добрые друзья или хорошие знакомые начнут исчезать и погибать у них на глазах.
- Каждый закон обтекаем. Наша задача сделать так, чтобы его боялись "обтекать". "Это правда, мы не можем позволить себе действовать открыто, но этого и не требуется.
Вечер уже сполна вступил в свои владения, поэтому помещений с трудом принимало на себя свет одинокой свечи, практически поглощая его. Уэйн вытащил палочку из внутреннего кармана мантии и зажег ровно семь свечей, расположенных на серебристой люстре под самым потолком. Закончив это простое действо он снова опустился на стул и продолжил.
- Нам необходимо действовать плавно, внедряя свои условия постепенно. Боюсь, что полное уравнение придет в общество не ранее, чем через поколение. Однако у нас есть возможность ускорить это процесс или хотя бы попробовать, с помощью скопа последовательных действий . И, вы правы открытый террор сейчас нам не по зубам, - мужчина понимал, что в планах организации имеются зияющие дыры, избежать которых было практически невозможно. Внедрение новых правил требовало использования  метода проб и ошибок, который могли потянуть за собой и более серьезные последствия. Наивно было полагать, что чистокровное сообщество изменит свое виденье в одночасье, здесь требовались поправки в обучении, воспитании и обществе, принять которые не был готов еще никто. Более того, даже, сами полукровки и магглорожденные едва ли верили в то, что законы могут учитывать их права и потому ощущения собственной незначимости все еще не покидало их.
- Мы можем внедрить своих людей в Министерство на место существующих при помощи оборотного зелья, наши запасы ингредиентов это позволяют? Впрочем, есть смысл взять под контроль какую-то в достаточной мере весомую фигуру в обществе. Империо или все тоже оборотное зелье на кого-то из наших коллег, - эта мысль увлекла его, посему он продолжил, - Возможно, известного писателя, певца, художника, актера. Подобные личности имеют весьма значимое влияние на сознание волшебников. Многие подражают им, доходя в своих стараниях до фанатизма. Что если их кумир станет пропагандировать свое равное и, даже, уважительное отношение к полукровкам и и магглорожденным. Кто-то из них может и отречется от него, однако, скорее всего, большинство останется верно своему идолу, а значит со временем проникнется к его взглядам. К слову, волшебники, ущемленные в правах, наконец, убедятся в том, что у них есть поддержка, помимо официального закона, и это может убедить их действовать: митинговать и выдвигать протесты. Но, чтобы это случилось наверняка, членам РК необходимо будет подливать масла в огонь. Пускай разносят слухи о том, что недовольства растут, что полукровки и маглорожденные собираются протестовать против неравенства. К счастью для нас, глупых людей гораздо больше, чем разумных, поэтому, скорее всего собрать стадо недовольных нам не составит особого труда, - хоть подобная концепция и не могла дать стопроцентных результатов, однако, она точно могла внести мощный толчок в соразмеренную жизнь волшебного сообщества. В любом случае, шум стоило навести, хотя бы для того, чтобы, организовать в его процессе более важные и весомые действия, которые могли бы стать менее заметны среди общих волнений.
- Волшебников, которые будут готовы нести во всеуслышание идею о равенстве необходимо будет обеспечить необходимыми ресурсами. Мне известно, что один из членов нашей организации до вступления в РК жил где-то вроде хостела для маглорожденных, которые, практически не имели средств для существования. Такие места для нас самые приоритетные, ибо волшебники, проживающие там совершенно отчаянны и нуждаются в помощи. Наверняка, многие из них пойдут куда угодно и с какими угодно лозунгами, стоит им только дать новые вещи и сполна накормить.  Средства позволяют нам реализовать подобное.

+2

7

- Нам бы подошло много что, чего у нас пока нет, сэр. Но надо признать, бояться им пока особо нечего. Даже если какое-нибудь из таких дел, которые почти и не заводятся, дойдет до суда - у них в Визенгамоте большинство.
Для того, чтобы заставить бояться, нужен был большой террор. А большой террор - это большие деньги. И, как уже говорилось, значительные затраты других ресурсов. И, в первую очередь, Нотта беспокоил ресурс доверия. Хотелось бы провести все это максимально безболезненно, но люди, похоже, вовсе не стремились бежать в сторону показавшегося в конце туннеля света.
- Вы ведь знакомы с маггловской историей, не так ли? Помните, как принималась тринадцатая поправка к американской конституции, с каким трудом она воплощалась в жизнь? И это при том, что там массы, готовые бороться за свои права, были куда как активнее. Да, если мы избираем медленный, эволюционный путь, он будет стоить нам меньших затрат. Но, как вы верно подметили, это займет не один десяток лет, так что еще одна его сложность - мы должны быть уверены, что нам на смену придут люди, не менее заинтересованные, чем мы сами.
Он вдруг замолчал, неожиданно задумавшись над тем, насколько заинтересованным можно считать его самого. Или, точнее, насколько его интересы совпадают с интересами РК в целом. Впрочем, вопрос имел скорее философскую, а не прикладную ценность, и Кантанкерус вернулся к обсуждению насущного.
- Оборотное зелье не слишком хорошо на, так сказать, дальних дистанциях. Слишком много деталей, по которым подмену могут узнать. Империус лучше, но и он не всегда надежен, люди с сильной волей в состоянии сломать эту связь.
Да и главная проблема была вовсе не в том, как именно протолкнуть в Бюро нужный закон, а что за закон, собственно, нужен. Да и нужен ли он вообще кому-нибудь, кроме немногочисленной Организации. А вот мысль внедрять в общественное сознание правильные идеи, уже была куда как более осуществимой.
- Да, общественные деятели, возможно, почему бы и нет. Идея отличная. Однако, пожалуй, это придется брать под личный контроль, промашка может обойтись слишком дорого.
Нотт выслушивал руководителя, время от времени кивая и только едва заметно скривившись, когда Корнфут упомянул про глупых  людей. Сам он не считал массы глупыми. Люди разумны, правда, когда они собираются в толпу, ими несложно управлять. Но это не делает их глупее, и уж точно ни в коей мере не обесценивает их. Иначе какой смысл вообще декларировать борьбу за их права?
- Да сэр, все верно, все верно, - он задумчиво забарабанил пальцами по спинке кресла. - Мы должны поднять массы, дать импульс. Может, скажем, организовать какое-нибудь массовое мероприятие, празднование, фестиваль или что-то в таком же роде, чтобы собрать многих в одном месте, и которое благодаря нескольким пламенным речам с трибуны и, конечно, поддержки в толпе, постепенно перерастет в акцию протеста. И, если одновременно привлечь к этому внимание международных СМИ, то Министерство не сможет просто разогнать демонстрацию и заявить, что ничего подобного не было, не так ли? А затем эти люди выдвинут свои требования - наши требования - от обсуждения которых отказаться будет невозможно. Плюс несколько актов мародерства наверняка заставят кое-кого задуматься о той силе, которую представляют из себя магглорожденные.
Кантанкерус продолжал прохаживаться по комнате, время от времени задумчиво потирая висок. Если РК решалась действовать именно таким способом, организуя чистокровным неприятности силами населения, стоило много о чем подумать.
- Думаю, надо начинать заботиться об агитации. Далее - подобать команду исполнителей, достаточно харизматичных, чтобы они смогли заставить толпу шевелиться, или нет, точнее, двигаться в нужном направлении. И вынести в совет вопрос о выделении и распределении средств.
О том, чтобы выносить на обсуждение весь блок идей, он даже не упомянул. Раз мысль о необходимости "подлить масла в огонь" принадлежит главе РК, никто не станет её оспаривать. Зато задуматься заставили уже следующие слова собеседника. Кантанкерус не имел понятия, что это за хостелы, но желание иметь дело с описанным контингентом не проявлял.
- В самом деле? Я не уверен, что мы можем рассчитывать на исполнительность тех, кто готов переметнуться на любую сторону ради куска хлеба. Мне кажется, что делать ставку на таких людей как минимум опасно.
Он обошел свое кресло и опять сел, склонившись к столу. Теперь, когда лицо собеседника было хорошо видно, скрывать свое тоже не имело смысла. А то, о чем Нотт хотел сказать дальше, как будто даже требовало негромного голоса и взгляда в глаза.
- Есть еще одна проблема, мистер Корнфут. Европейские идеи. Боюсь, они находят поддержку в рядах аристократии, более того, чистокровные видят, что им есть на кого опереться. И, возможно, в случае бунта магглорожденных, будут просить о помощи Австрию и остальные страны, поддерживающие ту же политику.

Отредактировано Cantankerus Nott (2015-02-28 11:49:08)

+3

8

- Сравнение с магглами все же несколько неуместно. Волшебники имеют равные права в плане оружия. Так, любой из нас, будучи чистокровным или магглорожденным может быть весьма талантливым магом. Увы, магглы, не имея в своих руках денежных средств едва ли способны оказать достойное сопротивление высшему классу. Впрочем, возможно это и минус магического сообщества. Мы имеем больше хороших волшебников, чем достойных политиков, - смиренно улыбнувшись собственным словам, мужчина замолчал, чтобы обдумать дальнейший ход их беседы. Почему то он не мог оставить мысли о том, что прогресс, если он и существует происходит чересчур медленно. Нет, он не был торопыгой, который не знает цену великих свершений, но все же это не переставало его раздражать. Если бы Мистер Корнфут оказался на приеме у психолога, тот непременно заключил бы, что все его проблемы берут корни из детства и скорее всего он бы оказался прав. Впрочем, разве могло быть по-другому с волшебником, чьи родители в далеком прошлом, можно сказать, стали жертвами пренебрежительного отношения чистокровных к полукровным.
- Как и всегда все упирается в подрастающее поколение. Дети - цветы жизни не так ли? - он не ждал ответа, так как вопрос был совершенно очевидно риторическим, - Я рад, что мы сумели завербовать в наши ряды многих молодых волшебников, но все же это не студенты, в головы которых возможно вложить, что угодно. Мы бы могли использовать кого-то из детей наших коллег, которые учатся в Хогвартсе. Дети отличаются исключительной жестокостью, полукровки и магглорожденные отмечены чистокровными, как грязнокровки. Что дает нам шанс подлить масла в огонь. Ребенок связанный с РК может рассказывать другим ученикам, о перспективах равенства, о том, что они смогут получить все то чего лишены , но это есть у чистокровных. Но все же, лучше всего было бы внедрить в школу своего преподавателя... - идеи, их как и всегда было более, чем достаточно. Как хорошо было, если бы волшебство распространялось и на реализацию столь труднореализуемой идеологии, как Равенство крови. Увы, все имеет свои пределы.
- Впрочем, оставим это на потом, - Корнфут решил, что проблемы образования могут и подождать. Тем более, что массовое собрание обделенных наверняка даст организации хороший толчок, чтобы продвигаться дальше в своих целях, - Я бы не хотел задерживаться с этим собранием. Но, праздников, увы, в ближайшее время у нас не намечается. Знаете, я слышал, что недавно был несправедливо осужден полукровка.А судья, конечно, был чистокровным волшебником. Скандал не правда ли? Разве не проникнутся полукровки к проблеме себе подобных? Когда и с ними справедливости случаются единожды за жизнь? Дадим им наводку, что есть шанс оспорить решение судьи. Есть возможность апиляции. Увы, когда все соберутся, они узнают, что никакого шанса нет, а наши люди убедят их, что с нашей стороны нет никакой ошибки - зато есть обман со стороны Министерства. И мы обязательно постараемся привлечь СМИ, скандалы любят все независимо от чистоты крови. Попросим о содействии РК из других стран, - пока перед его лицом маячил Нотт, сосредоточиться было делом непростым, но, в целом, реализуемым. Мужчина отвел взгляд, наблюдая за своими пальцами, которые были переплетены, как бы подтверждая замкнутость Мистера Корнфута.
Дать доказательство и так давно зародившихся сомнений людей, разве это не чудно? Разве это не лучший способ позволить дремлющему зверю, наконец, пробудиться? Однако, здесь была иная сторона медали. Контролировать толпу дело весьма непростое, если его вообще можно назвать возможным.
- Безусловно. Я сегодня же назначу день и время собрания совета, - как много было собраний и как мало дней в одиноком спокойствие. Иногда Уэйн даже думал а не бросить ли ему руководство, которое пока приносило больше головной боли, чем результатов.
- Мистер Нотт, как вы думаете много ли найдется волшебников, в которых мы сможем быть уверены? Тем более за короткий срок? Мы должны быть уверены в тех, кто понесет в массы наши идеи, и мы в них уверенны, иначе их бы не было в РК. Этот кусок хлеба может оказаться в руках чистокровных, и тогда несмотря на доверие, они окажутся на их стороне, разве нам это нужно? Здесь идет счет на время. Доверия для нас роскошество. Наша задача применить правильную модель управления к этим волшебникам, и, конечно, мы рискуем. Но наша организация и основана на риске, - стоило напомнить собеседнику о  истории становления Равенства крови, но в данной ситуации это было несколько неуместной ремаркой, поэтому Корфут предпочел миновать потерю времени, для обсуждения следующих вопросов.
- Гриндельвальд. Да -да. Нам повезло, что он еще не успел пустить свои корни в Великобритании. А может и не повезло и это входит в его планы. В любом случае, боюсь, мы не обладаем теми силами и средствами, чтобы хоть как-то противостоять ему и его идеям. Единственное, что мы можем это убедить полукровок в правильности наших целей, а завоевав доверие низших слоев, мы обеспечим себе поддержку большей части населения. К счастью, у наших американских коллег сфера влияния куда более внушительная, и как мне известно они активно разрабатывают планы и вербуют сторонников для противостояния Ради общего блага.

+3

9

Нотт уставился на руководителя Организации с самым искренним непониманием.
- Но... у нас есть деньги. Пусть и не столько, сколько у них, но достаточно, чтобы дать людям толчок к правильным действиям. Много ли им надо?
Может, у Кантанкеруса был какой-то неправильный взгляд на деньги, впитанный с молоком матери, но лично ему казалось, что бюджета вполне хватало на все то, что необходимо было сделать в первую очередь.
- Сильные маги нам понадобятся тоже. Не в меньшей степени, чем политики. И уж точно в большем количестве.
Он совсем не понимал, отчего на Корнфута вдруг накатил такой пессимизм. Сам Нотт только успел загореться новой идеей, а руководство уже говорило таким тоном, как будто операция давно провалена.
- Дети? - Непонимание на его лице стало еще выразительнее. - Вы думаете, имеет смысл делать ставку на детей? Вербовать их специально? Мне кажется, покинув стены Хогвартса и окунувшись в реальный мир, они сами так или иначе встанут на нашу сторону, чтобы наконец получить себе хоть какие-то права. Хотя бы те, которые уже декларированы законодательно. Хотя, возможно, обнаружить какие-нибудь таланты сейчас, чтобы пригласить их сразу после школы... Преподаватель? Да, пожалуй. У вас есть идеи насчет предмета и кандидатуры?
Идея задействовать школьников заставила его нахмуриться. Что-то в ней определенно было неправильно. Подростки невероятно податливы на агитацию, совершенно не боятся смерти и плохо понимают, что именно ждет их на войне, которая кажется одной сплошной романтикой. Она - мягкая глина, из которой можно лепить что угодно и чьими угодно руками. И разбиваются в сложных ситуациях так же просто как глиняные фигурки. Разменная монета, пушечное мясо. С политической точки зрения использовать их более чем выгодно. Но, как ни странно, Кантанкерус неожиданно даже для себя осознал, что при упоминании этого варианта, у него начинают заметно зудеть рудиментные остатки морали.
Пока Корнфут вещал, Нотт даже успел немного пожалеть его. Если для этого человека и правда в ближайшее время не было праздников, ему, наверно, живется очень печально. Особенно в те дни, когда все остальные отмечают надвигающееся Рождество. С другой стороны, идея не привязывать выступление к праздничной атмосфере, а с самого начала сориентировать людей на борьбу, была не лишена смысла. Как и некоторых подводных камней.
- Массой изначально агрессивно настроенных людей может быть сложно управлять. Поэтому я бы все же настойчиво предлагал использовать более мирный повод, не ориентировать людей изначально на то, что кругом враги. Но решение, конечно, за вами.
То, что глава Организации не верил в существование людей, которым можно доверять, заставило Нотта раздраженно пожать плечами. Сложно было строить нормальные стратегии, исходя из того, что все лгут.
- Я думаю, немало, мистер Корнфут. Если знать, где искать. В конце концов, вы же доверяете мне, что уж говорить о менее подозрительных личностях, - он усмехнулся. - Ориентироваться на люмпенов опасно. Да, они могут быть хорошей движущей силой, но только после того, как мы будем уверены, что есть кому ею управлять. Иначе она снесет заодно и нас. И это должен быть не один человек, тот, которому мы будем именно доверять. И даже не семеро. Нам нужны десятки и десятки разумных и преданных людей. Преданных нам, а не подачке, которую мы им бросим. Да, это не делается за неделю, но несколько лет, разве у нас нет их? Разве мы не можем выделить их для того, чтобы действовать наверняка, а не просто запустить процесс и надеяться на то, что он пойдет по нужному руслу? При всем уважении к истории Организации и вашей в ней роли, в вашем подчинении изначально было всего несколько человек. Это совсем не то же самое, что те сотни, которые мы собираемся поднять сейчас. Я одобряю риск почти всегда. Вы же знаете меня, если надо рискнуть - зовите Философа, он всегда подставит собственную шею, не перекладывая на других. Но на этот раз - не слишком ли высоки ставки?
Нотт прикрыл глаза и несколько раз кивнул. Да, австрийского лидера и его структуры все еще не было в Британии. Официально. Но стоило ему более или менее грамотно заявить о себе, дать некоторой части магического сообщества понимание того, почему им может быть выгодно сотрудничество, показать, что он делает ставку на те же ценности, что и они сами и, в отличие от них, знает, как эти ценности защитить, - они моментально вручат диктатору ключи от города. Еще и будут уговаривать.
- Гриндевальду и не нужно специально трудиться, чтобы пустить здесь корни. Он вполне сможет паразитировать на тех, которые укреплялись в английской земле столетиями. Аристократия с радостью примет его и его идеи.
Кантанкерус откинулся на спинку кресла, положил ногу на ногу и некоторое время вдумчиво молчал, пытаясь осознать сказанное. Заговорил только тогда, когда понял, что еще немного - и собеседник решит, что просто не был услышан.
- Повезло? Вы планируете рассчитывать на везение и рисковать даже в этом? Нет, сэр, мы не обладаем средствами бороться с ним на его территории, но здесь - вполне. И начинать делать это надо раньше, чем вопрос станет ребром. Агитация важна, это факт. И агитация не только среди полукровных и магглорожденных. Важно объяснить аристократии, что война, любая война, не пойдет им на пользу, просто-напросто разрушит их мир, тот самый, за который они сейчас всеми силами цепляются.
Американские коллеги!
Нотт скептически ухмыльнулся, только услышав о них. Конечно, заокеанская страна свободы и великих возможностей была чем-то вроде далекой и прекрасной мечты, но он отнюдь не был настолько наивен для того, чтобы понимать рациональность американских магов. И то, что они не будут вмешиваться в это противостояние до тех пор, пока одна из сторон не начнет уверенно побеждать.
- Американцы на этот раз предоставили что-нибудь более материальное, чем моральная поддержка, заверения, что мы на верном пути и обещания помочь в случае чего? Потому что такого рода речи уже стали их традиционным и единственным вкладом в общее дело. Только не очень-то помогает. В этой борьбе нам придется рассчитывать только на свои силы, сэр. Мы просто не имеем права надеяться на большее.

+2

10

- Дети весьма податливы. Мы не знаем, что произойдёт прежде, чем они окончат обучение. Не попав под наше влияние, они могут попасть под влияния небезызвестного РОБ. Запугают ли их или предложат что-то весомое? Кто знает, что предпримет Гриндельвальд к нашей стране. Как минимум мы должны попытаться заполнить их умы своим влиянием, пока у нас есть возможность показать, что у нас имеется некий вес в обществе, - Корнфут был уверен, что в детях никогда нельзя быть уверенным.  У него не было и не планировалось собственных, однако он был весьма проницателен и наблюдателен. Посему, в годы, когда большая часть его жизни проходила в стенах школы, он считал обязательным мероприятием наблюдать за школьниками, дабы иметь перед ними некое преимущество. Таким образом, он мог быть на шаг впереди задиры или, даже, непрошенного собеседника.
- Самым податливым предложат неприкасаемость, самых упертых устранят с помощью податливых. Но это лишь один вариант действий, скорее всего слишком наивный и простой для Гриндельвальда, - конечно, устранить противодействие полукровок было делом не слишком сложным, учитывая масштаб РОБ по всему миру. Что уж тогда думать о самых младших из представителей ущемленного волшебного сообщества, когда и маги более почтенного возраста, наверняка побоятся препятствовать подобной мощи. Но именно поэтому и следовало действовать незамедлительно и желательно максимально стихийно.
- Джеральд Лонгботтом? Если не ошибаюсь, в его роду были отмечены преподаватели Хогвартса. Таким образом, перед попечительским советом он сможет сослаться на переданные ему знаний об искусстве преподавания. В любом случаем охотнее примут волшебника, имеющего какую либо связь со школой помимо самого обучения, чем обычного претендента. Он имеет достаточное количество знаний о магглах, чтобы доносить их до студентов. Почему бы нам не попытаться внедрить новый предмет о магглах? Джеральд донесет до директора, что предмет необходим студентам, чтобы иметь представление об обратной стороне мира. Общее развитие не более, которое поможет детям ответить на вопросы, которые доселе были без ответов, - эта идея наверняка не посетила бы руководителя РК, если бы сам он в школьные годы не задумывался о том, кто сможет разделить его ненависть и негодование по отношению к чистокровному населению. Нет, он вовсе не нуждался в жалости, скорее в тех, кто сможет понять его, вопреки происхождению. И, если бы в те годы, пред ним предстал преподаватель, желающий понять его волнения, этот волшебник, бесспорно, заслужил бы если и не доверия, то некой надежды в сердцах.
- К тому же Лонгботтом чистокровен. Верный способ завоевать доверие у таких же чистокровных коллег, и не вызвать подозрения. А интерес к магглам… Лучше знать врага в лицо, не так ли? Много ли чистокровных, жалующих магглов, которые ушли совсем недалеко от полукровок и магглорожденных? Наверняка, Джеральду не составит особых проблем втереться в доверие к маглорожденным, родители которых и есть преподаваемый предмет. А там и к полукровкам путь недалек, - так вышло, что Уэйн был хорошо знаком с упоминаемым Мистером Лонгботтомом. Мужчина обладал весьма добродушным нравом, да и в целом умело располагал к себе людей. Его нрав вполне соответствовал волшебнику, которого Корнфут видел в стенах Хогвартса. От него не стоило ждать больших слов и стремительных действий, однако он каким-то образом всегда достигал похвальных результатов в заданном направлении.
- Возможно, вы правы, и мирный подход подходит нам больше. Я вынесу это на общее обсуждение, - мужчина вздохнул, - Мое доверие весьма хрупко, и распространяется оно лишь на совет. Более того, если я не стану доверять приближенному кругу, станут ли доверять мне? – вопрос доверия был весьма сомнительным предметом в стенах РК. Хотя бы, потому что про руководителя организации едва ли была известна хоть крупица истинной правды. Впрочем, и остальные члены совета не слишком распространялись о своей судьбе до вступления в движение. Это был клуб общих взглядов, общих целей и общих врагов, но с доверием дела здесь обстояли крайне скудно.
- Возможно, я неверно выразился. Несомненно, у этой массы будут верхи, которые мы подготовим и снарядим. Мы можем рассчитывать на многих членов РК в этой роли, если потребуется я и сам приму в этом участие, мы задействуем всех, кто пользуется доверием со стороны совета. Впрочем, разве можем мы поднимать вопрос доверия к людям, большинство из которых добровольно пожаловали к нам на порог еще в начале нашего становления? Боевики, готовые отдать жизнь за наше дело заслуживают того, чтобы возглавить группы несчастных. Пускай немногие из них блещут сообразительностью, это им и не нужно, управление, как и всегда на нас. Одна из них Маккелар, живущая среди масс недовольных, прольет нам свет на местонахождения остальных, - вопрос стоял ребром, время или качество? Но ни тем, ни другим, РК не обладало, поэтому следовало выбирать меньшее из зол. А, учитывая стремительность распространения идей Гриндельвальда в Европе, решение необходимо было принимать быстрее, чем тот успеет захватить еще один город или, не дай Мерлин, целую страну.
- У нас нет нескольких лет. У нас нет даже года, Мистер Нотт. Сейчас мы вместе с РОБ играем на скорость, и время наш враг. Мы наберем людей, максимально отвечающим нашим требованиям, максимально податливым к управлению и манипулированию. Остановить нас всегда успеет Мистер Гриндельвальд, также как пресечь все наши попытки. Мы не станем готовить армию, так с чего же волшебники, ранее настроенные совершенно мирно станут агрессорами. Это будет мирный митинг, не обязывающий никого на действия. Именно так мы им это и объясним. А, если массы и приобретут враждебный характер, чтож, мы просто не будем призывать туда столько волшебников, чтобы это могло привести к плачевным последствиям, - Уэйн склонился над столом, рассматривая корешок порядком потрепанного ежедневника. Со стороны могло показаться, что мужчина перестал слушать, но то было бы заблуждением, ибо он не терял нити беседы ни на секунды, обдумывая предложенное в минуты молчания.
- О какой агитации вы говорите? Чтобы объяснить аристократии проблемы «любой войны», необходимо показать наметки этой войны. В сущности, что изменилось для них, чтобы они поменяли свое отношение? Даже в самом начале пути РК, когда некоторые чистокровные стали жертвами радикально настроенных полукровок, думаете что-то изменилось для чистокровных? Нет. Всего лишь еще одна смерть еще одного волшебника, преступность – обычное дело, как в магическом мире, так и в маггловском. Стандарты жизни, если хотите. Все это мелкий масштаб, щелчок, а не взрыв. Любые агитации, будут не более, чем слухами, которые выветрятся из чистокровных быстрее, чем выпитый алкоголь из крови. Объяснять стоит после заметных действий, и мирный митинг позволит нам прощупать почву на предмет подобных агитаций, - Корнфут давно понял, что чтобы достучаться до чистокровного население нужно что-то куда более действенное, чем слова или, даже, угрозы. Казалось, что аристократия строит твердую ограду между собой и внешним миром, таким образом, проживая в своем собственном мире, лишенном всяких ущемлений и жестокостей. А РК необходимо было разрушить то, что мешало им достучаться до противоположной стороны жизни.
- Вы правы, - он кивнул, - Как и всегда мы рассчитываем только на себя. Увы, товарищеские страны, не настроены, оказывать нам весомую помощь, ибо нам им предложить нечего. Однако, американцы склонны оказывать поддержку тем странам, кто имеет преимущество перед Гриндельвальдом. И это хороший стимул, помимо других имеющихся.

+1

11

Неприкасаемость для податливых, устранение для остальных. Нотт внимаетльно вглядывался в Корнфута, пытаясь понять, осознает ли тот, что речь идет о детях. Если Кантанкерус правильно помнил, дети - это такие существа, плохо отдающие себе отчет в собственных действиях и неспособные на серьезный выбор, занятые не политикой, а разучиванием магических формул и ингредиентов для зелий. Но видимо, лидер РК и в самом деле всерьез говорил об их устранении в случае необходимости. Что-то в этом определенно было неправильно: в самой идее или в том тоне, которой она была озвучена, как будто устранение неугодных подростков - это нечто совершенно естественное и само собой разумеющееся. Стал бы Гриндевальд действовать точно так же? Да черт его знает, но даже если и так, Нотту казалось, что это совсем не тот метод, который стоит перенимать. Особенно с учетом того, что задействованы будут не какие-нибудь, а британские школьники - целое поколение, фактически.
- Да, Лонгботтом, возможно.
Озвученная кандидатура была хороша еще и тем, что хотя Кантанкерус не слишком хорошо знал Лонгботтома, все говорило о том, что тот, скорее всего, не станет всерьез принимать идею об уничтожении малолетних. Возможно, даже если получит прямой приказ.
- Но будет ли он достаточно убедителен, чтобы донести до Совета и директора необходимость нового предмета, тем более такого специфичного? Возможно, для переговоров стоит послать кого-нибудь другого? Запасы оборотного у нас значительные, а Джералльд будет не против пожертвовать волос ради хорошего дела.
Корнфут явно слишком ценил свою старую гвардию, чтобы адекватно оценивать её. И следующее возражение было скорее формальностью, чем реальной надеждой на перемену этого мнения.
- Мы должны ставить под сомнение все, мистер Корнфут. В том числе, отношение тех людей, которые пришли в Организацию, когда её цели были совсем другими. Или, когда у неё в принципе не было целей. Разве они сами ни разу не высказывали вам недоверие переменой курса? Думаю, вы уверены, что смогли убедить их, но если они передумали однажды, возможно изменят свое мнение и опять рано или поздно.
Все эти разговоры о доверии как будто и не касались его лично, но подтекст определенно улавливался. Кантанкерус не был уверен, что это хорошая идея, подозревать всех и каждого, к кому так часто приходится поворачиваться спиной. Это плохо влияет на нервную систему.
- Кроме того, мне кажется, при выборе старших в каждой группе стоит руководствоваться не только и не столько готовностью отдать жизнь, сколько лидерскими качествами и умением разрабатывать боевые тактики в экстремальных условиях. Мы не сможем управлять каждым их шагом, нам необходимы думающие командиры, сэр.
Может и не слишком много думающие, во избежание осложнений, но все же.
В остальном оставалось только лишь плыть по течению и стараться получать от этого удовольствие. Лидер явно не собирался менять свое мнение даже под натиском фактов, а что такое упрямство этого человека, любой член совета знал не понаслышке. Нотт пожал плечами, понимая, что поколебать решение в одиночку вряд ли удастся.
- Хорошо, сэр. Небольшой мирный митинг. Который покажет аристократии возможность войны? Не совсем понимаю, каким образом, и не противоречат ли эти идеи друг другу, но вам виднее. Когда я говорил об агитации, именно это я и имел в виду: не обязательно увеличивать количество смертей, чтобы их наконец заметили. Можно просто комментировать каждую смерть - или не обязательно смерть, но каждое событие - таким образом, чтобы ни у кого не оставалось ни малейших сомнений в том, какие у него были предпосылки и какими будут последствия. Это может позволить выстроить в головах людей определенные логические связи, которые сработают в будущем в аналогичных ситуациях без дополнительной наглядности.
Нотт задумчиво барабанил по колену пальцами, выстукивая ритм Марсельезы. У него создавалось такое впечатление, что абсолютно все, что он говорит, будет отвергнуто так или иначе. Впечатление было обманчивым, он знал это по опыту: некоторые мысли, едва ли не высмеянные Корнфутом, потом находили свое воплощение под уже другим авторством. Мага это мало беспокоило, лишь бы дело шло.
- А что касается того, что наша агитация воспринимается как еле заметные слухи, это подводит нас к еще одному вопросу, который назревает давно. хоть совет об этом упорно молчит. Видимо, за них за всех придется высказаться мне. Вы не считаете, сэр, что Равенству Крови следует выйти из подполья? Заявить о себе как о политической силе, легальной или нет. Это дало бы нам кое-какие значительные возможности. Правда, за счет других.

+2

12

- Кого бы вы предложили для большей убедительности? - серьезно спросил Корнфут.
Мужчина считал, что Джеральд умел быть весьма убедительным, если дело того стоило. Собственно, первым необходимо было донести до Лонгботтома, что его пребывание в Хогвартсе действительно требуется и вообще стоит свеч. Несмотря на его убежденность, касаемо взглядов РК и доверия к руководству, все же за ним числилась некоторая неуверенность в самом себе и это действительно могло бы стать проблемой.
- Разумеется не должны. Слепая вера одно, но ведь мы сами выбрали всех тех, кто среди нас, выходит мы сами где-то оступились и выбрали неподходящего волшебника? Об этом стоит поменьше думать , а то и параноиком недолго статься. Мы делаем максимум, чтобы к нам попадали люди с искренним желанием бороться за наше дело и такими же и оставались. Нам остается разве что следить за каждым шагом, каждой мыслью членов организации, но это не метод. Если мы будем сомневаться в каждом, кто видел или будет видеть иные пути достижения наших целей чего мы вообще достигнем? Я склонен быть уверенным как в себе, так и в тех, кто находится под моим руководством.  Не нужно доверять, нужно верить, Мистер Нотт. Увы это всего лишь лирика, едва ли требующая рассуждений.
В какой-то степени подобные рассуждение могли показаться собеседнику странным вздором. Однако, Уэйн придерживался мнения, что все, кто имеет смелость идти с ним плечо к плечу имеет и привилегию на некоторую веру. Нет, он никогда не впадал в неведение, да и ко лжи мужчина был не слишком восприимчив, так что он всегда старался пресекать все мысли об обмане, измене или заговоре на корню, если они не имели реальной почвы. Причиной тому скорее всего была его отличительная уверенность в собственных умениях и разуме в том числе. Он не стал бы размениваться на членов организации, которые не требуют внимание. Сомневающихся Мистер Корнфут убеждал, слишком радикально настроенных  смягчал, большинство из этих людей были хорошо знакомы ему. Стоило ли тогда тратить времени на какие-то тягостные и к тому же бессмысленные сомнения.
- Думающие командиры нужны, верно, как и готовые жертвовать. Но много ли у нас найдется и тех и других одновременно? - он задумался на долю секунды, чтобы припомнить всех здравомыслящих людей в организации, - Так или иначе кому-то все же придется быть марионеткой в руках совета. Сделаем так. Так как отнюдь не весь управленческий совет состоит из способных магов, но на их стратегические умения это никак не влияет, мы разделимся. Часть будет наблюдать и управлять боевиками дистанционно, предварительно прощупав почву самостоятельно.  То есть. Каждый из совета под оборотным зельем, в сопровождении боевика отправиться в найденную группу полукровок или маглорожденных. К тем группам, что будут наиболее сломлены мы отправим боевиков. Возможно, в сопровождении с более вдумчивыми волшебниками, не имеющими отношения к совету, если мы таких выявим из имеющихся людей. В противном случае все их действия будут контролироваться волшебником из совета.  К тем, же кто будет настроен менее благосклонно мы отправимся сами вместе с боевиками. Все чистокровные, участвующие в операции, будут под оборотным зельем, возьмем образы с каких-нибудь бродяг или бездомных в злачных районах.
В обсуждении таких идей сразу ощущалась нехватка людей в Равенстве крови. И ведь они еще даже не вышли из подполья. А что будет, если они покажут свой лик обществу? Борьба порождает борьбу, а значит неизбежны и жертвы, которые, впрочем и были в самом начале становления РК. Мужчине не хотелось повторения истории. Опыт должен учить и предотвращать похожие неудачи, а значит и действовать необходимо было осторожно и продуманно.
- Мирный митинг, который покажет чистокровным то, что недовольства приобретают общественный характер. Если толпа смогла выйти с недовольствами, кто может гарантировать, что в следующий раз толпа не выйдет с вилами и факелами? - Корнфут считал это вполне закономерными и логичными выводами, увы не слишком учитывая возможные мнения чистокровных волшебников, - Освещать... кстати говоря, а имеются ли на нашей стороне представители Лондонской прессы? Вам что-нибудь известно об этом?
Уэйн внимательно слушал Нотта, лишь изредка отвлекаясь, чтобы обдумать его слова. Определенно его слова не были лишены смысла, впрочем, как и всегда. Корнфут ценил его как хорошего стратега и мага в том числе. Но, что-то в нем все же настораживало его, может его чистокровность, а может чрезмерная исполнительность.
- Хороший вопрос, Мистер Нотт, но не уверен насколько он своевременный. Выйдя из подполья, мы рискуем оказаться под прицелом чистокровных во всех смыслах, и скорее всего Министерства магии. Чтобы это действительно имело смысл, необходимо серьезно взяться за Министерство, а конкретнее ввязываться в политические игры. Двигать свои идеи, условия и призывать народ к действиям. А вы знаете, что люди всегда желают быстрого успеха? Так вот, не получив желаемого, которого мы естественно быстро добиться не сможем, шишки полетят именно в нас, - проведя ладонью по лбу, мужчина продолжил, - С другой стороны и отсиживаться можно бесконечно. Ваши слова определенно не лишены смысла. Я считаю, что сначала мы должны провести митинг и оценить то на что способны мы и толпа полукровных волшебниках, несущих наш "флаг".

+1

13

- Человека, умеющего быть убедительным, мистер Корнфут. Пожалуй, вы знаете лучших людей Организации лучше, чем я, именно вам имеет смысл выбрать того, у кого лучше всего подвешен язык, и кто смог бы убедить двенадцать чистокровных аристократов в том, что их детям надо больше знать о магглах. В общем, это должен быть кто-нибудь чертовски убедительный.
Нотт все еще внимательно смотрел на лидера и слушал все, что тот говорил, а ощущение того, что течение само несет его в какие-то неведомые дали, только усилилось. А еще усилились опасения в том, что неведомые дали окажутся водоворотом, в который рано или поздно ухнет все РК. Нотт уважал хаос и анархию. Особенно когда ни были хорошо организованы. Но в водоворот Нотт не хотел.
И тем не менее на данный момент пришлось смириться с тем, что тот человек, который минуту назад рассказывал о том, как невероятно сложно завоевать его доверие, теперь вещает о необходимости верить людям и не сомневаться в них. Сложно было представить себе, что все это может умещаться в голове одного и того же человека. Хотя, кто знает, может, именно эти разносторонние точки зрения и помогали ему держать Организацию на плаву.
Или удача.
Кантанкерус хотел бы знать это наверняка. Например, для того, чтобы понимать, каким образом реагировать на следующий план: считать его гениальной и недоступной его маленькому мозгу стратегией - или не очень гениальной. Глаза его невольно расширились, а брови поползли на лоб, и только усилием воли Нотту удалось привести свою мимику в порядок.
- Послать к толпе, которой, как выяснилось не доверяете ни вы, ни я, членов Совета? Вы уверены, что это хорошая идея, сэр?
У него даже во рту пересохло. Хорошей идеей это могло быть лишь в одном случае, если Корнфут решил кардинально изменить состав Совета в связи с прискорбной кончиной всех участников. В общем, это был неплохой план по устранению неугодных, но Кантанкерус совсем не хотел участвовать в этой пьесе. В конце концов, он всегда предпочитал быть в первую очередь режиссером. Особенно если речь шла о трагедиях, достойных Шекспира.
А может и не шекспира, а какого-нибудь автора, вроде выразительного Кафки, который как никто умел показать в своих произведениях абсурд человеческого непонимания. И сейчас, Нотт едва ли не физически чувствовал это, именно в стену такого непонимания уперлись они с Корнфутом. Выслушав руководителя, аристократ сделал глубокий вдох. Будь он в другой ситуации, он непременно высказал какую-нибудь не смешную и очень шовинистичную шутку на предмет фатальной разницы в статусе крови. Сейчас же он лишь осторожно переспросил.
- Вилами и факелами, сэр? Но... вы же, конечно понимаете, что каждый, абсолютно каждый, кто будет присутствовать на этом митинге и так будет вооружен? Не вилами, конечно, но куда более эффективным оружием. У каждого из них есть палочка, а школьного курса заклинаний при должном воображении вполне достаточно, чтобы убить человека. Вряд ли им самим придет в голову нападать, конечно. Но стоит одному начать... В общем, мы должны продумать, каким именно образом собираемся держать толпу под контролем, чтобы митинг оставался мирным.
На вопрос о прессе ответить было куда проще. Нотт кивнул и дал краткий отчет.
- У нас есть свой печатный орган, не имеющий подписчитков, то есть мы не можем быть абсолютно уверены в обширности охватываемой аудитории. Плюс мы печатаем и распространяем непериодические материалы. Что касается массовой прессы, она практически полностью контролируется аристократией, поэтому даже если в штате будут наши люди, мы едва ли можем рассчитывать на публикации, скажем, в "Пророке". В принципе, мы можем начинать работать и над этим. Я имею в виду, добывать контрольные пакеты интересных нам изданий. Однако это тоже займет определенное время. И, разумеется, потребует определенных финансовых вложений.
Нерешительность и нетерпение Корнфута, в общем, можно было понять. Пожалуй, за все эти годы наиболее крупным успехом было именно принятие этого пресловутого закона месяц назад. Естественно, лидер хотел закрепить успех и не дать людям забыть о существовании Равенства Крови. И все же, необходимо было строить долгосрочные стратегии, с учетом не только ближайших недель.
- Если подумать, он никогда не будет слишком своевременным. Это не разовая акция, сэр, а медленный процесс. Наши люди должны заявлять о себе как о политиках достаточно осторожно, сначала завоевывая доверия электората как одиночки, и только многим позже объединяясь в коалиции и, возможно, единую политическую силу. Разумеется, это политические игры. Но наша организация не может все время оставаться вне закона, рано или поздно, это уничтожит её. Наша задача сделать так, чтобы к этому времени, у нас была функционирующая легальная сила. Как вы наверняка понимаете, я говорю о долгосрочных перспективах, поэтому, разумеется, проведение митинга в ближайшее время им ничуть не помешает.

+1

14

- Лонгботтом внушает доверие, ко всему остальному мы его подготовим, Мистер Нотт. Если вы считаете, что он плохая кандидатура, вам следует вынести свое предложение. Если его нет, прошу вас довериться мне. Мы обсудим это на собрании совета, может будут и иные предложения, а пока остановимся на Джеральде.
Корнфут был несколько недоволен подобными недоверием Нотта. Раз уж он считал, что руководитель РК знает лучших людей к чему тогда было ставить под сомнение его выбор. Возможно он хотел, чтобы сам Уэйн удостоверился, что сделал правильный выбор, но мужчине это вовсе не требовалось. Он был достаточно уверен в своих словах, чтобы выносить определенные предложения и решения.
- Что вас смущает в этом? Вы бы хотели послать рядового участника РК? В совете самые надежные маги в организации и , если не их, то слать вообще некого. Да, Мистер Нотт, мы не располагаем большими возможностями, поэтому придется довольствоваться тем, что мы имеем на данный момент. Мне важно ваше мнение, впрочем, как и мнение любого из совета, но вы кажется плохо понимаете, что Равенство Крови это риск. У нас нет и не будет гарантий в ближайшее время, - это начинало раздражать, хоть по Корнфуту этого и нельзя было сказать. Мужчина хорошо понимал, чего могут стоит подобные действия, как при успешном исходе, так и при прискорбном. Потери? Да они могли понести потери. Но не было смысла вообще организовывать РК, если участники не готовы были бороться за идею кровью и потом.
- Вас это пугает? Может вы хотите покинуть организацию? Это просто организовать, - кажется вот прозвучала  угроза, но мужчина произнес ее так, будто это был самый обычный, повседневный вопрос. Будто это и не значило, что Нотта вынесут вперед ногами из Равенства Крови. Да, руководитель не рассматривал варианты со стиранием памяти, ибо хорошо знал методы и способности Кантанкерус. Тот вполне мог обойти эту меру наказания, оставив при себе все, что было при нем, пока он состоял в организации. Убийство было идеальным и самым оптимальным методом устранения этого волшебника.
- Конечно, понимаю. Для этого у нас и есть боевики. Да и неужели вы думаете, что при масштабном сборе Министерство не пошлет к нам авроров? Мы будем осуществлять контроль толпы, с учетом любых действий волшебников в ней. И вы правы, всегда есть зачинщики, в случае их выявления мы нашлем на них Империо, что позволит нам контролировать их действия.  Не думаю, что митинг приобретет настолько масштабный характер, что нам потребуются радикальные действия. Маглорожденные и полукровки несмелы и опасливы, чистокровные на славу постарались, чтобы мы запрятались каждый в своей норе, - можно ли было назвать дом, а по совместительству штаб РК, норой Мистера Корнфута? Навряд ли. Мужчина обладал достаточном количеством средств, чтобы не чувствовать себя чересчур ущемленным из-за гонений полукровок. Конечно, ему бы не были рады в светских кругах чистокровных и его не приняли бы на приличную работу, однако, по крайне мере, в отличии от прошлой жизни, сейчас он уже не зависел от аристократов в магическом мире. Его и не беспокоило их отношение, скорее сам он порой предвзято относился к чистой крови, несмотря на то что и в РК состояли чистокровные волшебники.
- Мы можем привлечь к митингу Фифи Лафоль. Она не раз высказывалась в нашу пользу, тем более я знаком с ней лично. Я попрошу дать ее пару интервью. Уверен даже люди из пророка будут заинтересованы в ее мнении, если конечно подобное интервью не будет позже запрещено. Впрочем попытаться стоит, - мужчина откашлялся и продолжил, - Что касается контрольных пакетов в издании. Это несомненно сыграет нам на руку. Мы вынесем это на обсуждение на совете.
Идея Нотта была и вправду светлой и даже необходимой. Если бы РК удалось внедриться в СМИ это бы стало большим рывком вперед. А, учитывая, то как доверительно многие относятся к тому, что печатается, то вложить в умы магов можно было практически, что угодно. Раз уж в организации были чистокровные, вполне возможно, что и за его пределами существовали сочувствующие и даже поддерживающие.
- Что ж, верно. Но нам необходимо представлять себя именно от своего "лица", - говоря об этом, мужчина имел в виду, что им придется отказаться от оборотных зелий и всяческих артефактов, способных скрыть их, - По крайне мере мне, как представителю РК. Прятаться за спинами неизвестных или чистокровных не имеет смысла. Но тут возникает вопрос, станет ли Министерство воспринимать всерьез полукровку. И другой не менее важный вопрос, как быстро Гриндельвальд уничтожит нас. Пока мы не соберем достаточное количество поддержки в лице чистокровных, нам нет смысла выходить из тени, ибо будет только хуже. Чистокровные, отрицающие нас, будут все также слепы и глухи, а то и агрресивны, в случае с РОБ. Чтобы диктовать свои правила нам нужно влияние, а как мы можем сейчас повлиять на Минстерство? Если не ошибаюсь, оно не слишком довольно деятельностью РОБ, и тем, что оно проникает к нам. Мы бы могли предложить им устранить их из страны, тем самым продиктовав свои условия. Пока их мало это реализуемо, а после Министерство могло бы ограничить влияние на страну из вне,  ограничив транссгрессию из-за границы. Что думаете?

офф

Нотт, прости за этот бред-бред ><

+1

15

Корнфут настаивал на Лонгботтоме. Нотт подумал немного и в конце концов просто кивнул. Проиграть этот раунд было не трагедией. Неплохо иметь своего человека в Школе, но, если Джеральд в этом деле провалится, можно и подождать, это не горит. Примерно с тем же философским смирением Кантанкерус принял решение лидера РК засылать членов Совета в жаждущую чистой крови толпу. Делиться на этот счет своими мыслями на этот счет не было ни малейшего смысла - Корнфут, похоже, все для себя решил, и лучше бы ему думать, что в этом его поддерживают. Оставалось только сделать мысленную пометку о том, чтобы осторожно поговорить на эту тему с остальным правлением. Едва ли семеро будут в восторге от этой гениальной идеи, но возражать руководителю поодиночке могут опасаться. С другой стороны, если мнение будет единогласным, то, может, и возражать не придется. В конце концов, незаменимых нет.
Похоже, и Корнфут разделял эту мысль. Следующие его слова заставили Нотта резко подняться с места. Он сам не заметил, как невольно прокрутил на пальце фамильный перстень, а лицо его приобрело удивительную схожесть с лицом отца, в те моменты, когда он пытался скрыть брезгливость при виде или упоминании грязнокровок. Некоторое время Кантанкерус стоял молча, сверху вниз глядя на перебирающего бумаги Кронфута.
- Мне кажется, - его голос был все еще очень тихим и спокойным, но теперь не отражал и следа тех эмоций, которые сквозили в речи еще минуту назад, - что вы забываете, мистер Корнфут, "Равенство Крови" - это не только вы сами. Так же как забываете, что я не ваш секретарь, рядовой боевик или еще какой-нибудь мальчик на посылках. Вы должны неплохо понимать, насколько весом тот вклад, который я вношу в нашу борьбу, или необходимо напомнить, что недавние законодательные успехи Организации - это, в первую очередь, мои успехи? Я признаю ваше руководство, но не потерплю угроз с вашей стороны.
Корнфут не был идиотом. Корнфут должен был отлично понимать не только чего именно он лишится вместе с одним из ближайших сподвижников, но и то, какой резонанс вызовет в обществе убийство аристократа магглокровками, а уж устроить себе посмертную известность, Нотт смог бы без проблем. Проблема была в том, что за долие годы работы на РК он привык считать Организацию своим детищем, и пускать под откос все достижения совсем не хотелось. Но проглотить то, что полукровка собирается поставить его на место? Простите, нет.
- Думаю, нам всем необходимо вспомнить, что дело, на победу которого мы работает, важнее наших личных амбиций, мистер Корнфут, и что если вы будете "уходить" из наших рядов каждого, кто выскажет вам резонные контраргументы, то вы вскоре останетесь в окружении стада раболепных баранов. А это не самая лучшая армия, которую можно себе представить.
На дальнейшие предложения Нотт отвечал только короткими кивками. Вмешивать в опасное мероприятие недавно вернувшуюся домой Трэверс он, конечно, не хотел, но если сделать все аккуратно, то ей ничего грозить не будет. Во всяком случае, не больше, чем обычно. Ну и, разумеется, проникать в правительство под оборотным было бы бессмысленно, хоть в этом мнения совпадали. Но уже следующая реплика начальства заставила Нотта возмущенно хмыкнуть.
- Гриндевальда бояться - в большую политику не ходить. Почему вы считаете, что он уничтожит нас? О Францию он в свое время поломал зубы, если я не ошибаюсь. Может быть, это мы, наконец, уничтожим и его, и весь его режим в последствии? Он сильный маг и неплохой политик, но он всего лишь человек. Люди смертны, и очень часто без них на поверку нежизнеспособными оказываются их идеи.
Идея моглв бы звучать фантастически, но не сказать, что шансов не было совсем. Способ можно найти всегда, и иногда он лежит на поверхности.
Мысли, которые высказывал Корнфут, тоже были не лишены здравого зерна, однако, к сожалению для руководителя РК, опровергали его предыдущие слова и подтверждали слова Нотта.
- Все верно. И это опять приводит нас к необходимости легализации и законодательных инициатив, не так ли. Чистокровные не заявят о том, что готовы поддержать нас, пока не увидят в нас реальную силу, можете поверить мне на слово или лично опросить тех из аристократии, кто, как вам кажется, готов заявить о защите магглорожденных. Не считая авторов дамских романов, они имеют право эпатировать. А реальную силу они увидят только если мы выйдем на политическую арену. Единственный способ разорвать порочный круг - это сделать хотя бы первые шаги в сторону Министерства.

+1


Вы здесь » Сommune bonum » НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ » Finis sanctificat media


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC