http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » АРХИВ ОТЫГРЫШЕЙ » Смерть дышала нам в затылок.


Смерть дышала нам в затылок.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sf.uploads.ru/sYmx3.jpg

Действующие лица: Adrianna Rhea Lestrange; Raven Freyvar Potter.
Место и время действия:  Громадный лес на территории школы чародейства и волшебства Хогвартс.
Описание событий:
Если оборотнем станет маньяк, получим кровожадную тварь;
если оборотнем станет подлец, получим жестокого разбойника;
если оборотнем станет алчный человек, он станет держать в страхе и подчинении многие селения.

Часть от Адрианны: Я вновь находилась рядом с трупом так близко. Лучисто голубые глаза мужчины потухли так же молниеносно, как задравший его оборотень сбежал в чащу леса. Только сейчас, стоя на коленях рядом с ним, я чувствовала, что у смерти есть свой запах. Я имею в виду, что у нее - особенный запах, заглушающий запахи цианида, падали, крови и паленого мяса. Это как опиум. Однажды понюхал – никогда не забудешь. Скорее всего,после такого, можно без особых проблем определить, что кто-то сейчас издает последний вдох. Вдох свободы, страха и моего отчаяния.

Взяв блокнот в руки, девушка зачеркнула огромную часть текста и подняла голову на волшебницу стоящую позади. Теперь Адрианна не могла выполнить часть своей работы, а Рейвен не могла не поведать старой знакомой о том, что касалось только её самой и команды в бюро по регистрации и контролю оборотней.

Часть от Рей: Скоро полночь. Ночь – это такое время, когда живые наконец замолкают, а у таких мертвецов, как я, появляется шанс услышать собственные мысли. Собственные мысли вперемежку с воем оборотней, которые то и дело выскакивают на опушку леса, чтобы посмотреть не смылись ли мы с их земли обетованной. Тогда я сидела и не понимала, как можно было угодить в передрягу вместе с той, что всю жизнь ненавидела тебя и воспринимала тебя не более чем подножную пыль?
А завтра, наверное, гроза будет. И я опять буду вглядываться в небо, искать среди туч знакомые лица. Но это будет завтра, а сейчас я в компании мисс Задаваки поразмышляю о вечном.

Отредактировано Raven Potter (2015-01-15 23:56:21)

+1

2

Сложно сказать, что именно подтолкнуло Адрианну Лестрейндж к столь несвойственному ей поступку. Юная особа всегда свысока смотреть на журналистов, которые готовы были бежать сломя голову на край света ради громкой сплетни. Однако в тот вечер она собиралась сделать нечто похожее, но ради общего блага, не зря же она состоит в одноимённой организации. Молодая мисс, видимо от скуки смертной и давления мрачных стен поместья, решила поставить под вопрос эффективность работы Министерства Магии в своей будущей статье. Конечно, поливать грязью министра у неё и в мыслях не было, начать следовало с чего-то малого. Расхаживая по просторной библиотеке в родовом имении, Адрианна мысленно перебирала все отделы Министерства, когда вдруг вспомнила об одной юной аристократке, которая работала в бюро регистрации и контроля оборотней. Как помнится, девушка была не слишком грациозна и сдержанностью не отличалась, потому вызывала нескрываемую неприязнь у мисс Лестрейндж. Нет, мисс не презирала всех, кто не походил на мраморные статуи, но поведение Рейвен Поттер считала недотягивающим до оправдания статуса чистокровной волшебницы. Решив, что это удобная мишень и в общих чертах придумав, что делать, Адрианна победно щёлкнула пальцами и поспешила в Министерство, чтобы узнать всё необходимое, под предлогом визита к любимому родственнику.

Маленькая шпионская вылазка не прошла даром – волшебница знала, где этой ночью будет отряд мисс Поттер. Место, конечно, не вызвало восторг у Адрианны, хотя она ещё в школьные не боялась Запретного Леса, но не горела желанием прогуляться там под светом полной луны в компании оборотней. Однако долг журналиста звал, а интересы РОБ подталкивали в спину, пусть дело было не грандиозным, но для начала вполне подходило. Лестрейндж никогда не была трусливой, а лёгкое безрассудство в рискованных делах подкреплялось импульсивностью и направляло её к новым неожиданным поворотам жизни. Девушка редко признавалась, что риск привлекает и является тем немногим, что оживляет будни аристократки, всё же авантюры не положены ей по статусу крови.
Выбрав самую удобную одежду, что удалось найти в гардеробе, предназначенном для светских приёмов, а не для вылазок в лес, Адрианна тихо пробралась по коридорам поместья к выходу. Она не хотела попасться кому-то из членов семьи на глаза, так как непременно возникли бы вопросы, а это явилось бы неминуемым опозданием к месту событий. К счастью, на неё пути не возник даже домовик, поэтому она спокойно пересекла барьер и аппарировала к другому, уже рядом с территорией Хогвартса. С минуту волшебница просто стояла и любовалась замком в свете яркой серебряной луны. Какой бы холодной и надменной ни была Адрианна, не мрачное фамильное поместье она считала домом, а родной Хогвартс и факультет Слизерин. Грудь наполняло приятное тепло, а перед глазами возникли образы из школьных лет. Старые приятели, детская беззаботность в сравнение с взрослой жизнью, интересные уроки, загадочные коридоры замка, которые манили своими тайнами каждого не пугливого любопытного ученика. Всё это казалось там далёким, будто было в прошлой жизни или во сне.
Из омута воспоминаний Адрианну вернули к реальности, разрушившее полную тишину, голоса людей и странные звуки в лесу. Волшебница направилась на шум, накинув на голову капюшон, чтобы был шанс остаться неузнанной, если её заметят. Лес, как и прежде, встретил её своей мрачностью и торчащими корнями деревьев, о которые легко было споткнуться. Помимо слабого шума от министерского отряда, там, как и всегда ночью, было полно других странных звуков, окружающих незадачливого путника со всех сторон, способных вызвать леденящий кровь ужас у юного Хаффлпаффца. Холодный свет полной луны продирался сквозь густые кроны высоких деревьев, разрушая черноту зловещего леса. Воздух был тяжёлым, будто лёгкий туман, слабо стелющийся по земле, был пропитал сладким дурманом. Общая картина создавала впечатление, будто каждый шаг в этом лесу приближал к опасности, а в худшем случаи вёл к смерти, соткав саван из смелости идущего.
По пути уже возникали мысли для статьи, поэтому она держала палочку направленный на пергамент и шёпотом диктовала слова, которые ровным красивым почерком возникали на бумаге. Несмотря на это, она шла осторожно и очень тихо, что не требовало у неё стараний, таким умением она обладала всегда.
В поле зрения Адрианны появился отряд, ради которого она явилась сюда, волшебница поспешила убрать начатую статью в карман мантии, а палочку продолжила крепко держать в руке. Просто на всякий случай. Способностью хорошо видеть в темноте Лестрейндж не владела, но, к счастью, и в глубину леса лунный свет проникал в достаточной степени. Адрианна осторожно пробиралась ближе, прячась за деревьями, стараясь остаться незамеченной и неуслышанной другими волшебниками.
Подойдя максимально близко, чтобы разобрать, что говорили члены отряда и хорошо видеть каждое их действие, аристократка стала точно с той стороны дерева, которой не коснулся свет луны, увидеть её было очень сложно. Она особенно пристально следила за мисс Поттер, почему-то ей хотелось не только поставить под вопрос эффективность работы служащих Министерства, но и ярко отметить в этом Рейвен, тем самым поставив её в неудобное положение в глазах всего магического общества.
Адрианна тогда и представить не могла, чем обернётся эта ночь и настолько сильно изменится её мнение.

+1

3

Новое дежурство во время полнолуния впервые явило предо мной новые возможности. Снова появился шанс улизнуть от реальности, которая то и дело доставляла мне лишь неприятности и расстройства. То ты Мерлинова дочь, которая никак не не станет кроткою, как того требует высшее общество. То ты вновь оказываешься на балу смерти под названием «смотрины». То вновь показала свой ум в крайне неловком и щекотливом вопросе у аристократки, так и получившей удовольствие от своего мужа. Я была настолько далека от всего этого, что душа терзалась желанием вновь оказаться в Дурмстранге, под полным контролем и снова поддаться суровым реалиям школы. Но сегодня у меня в душе не было ощущения предвкушения чего-то необычного, холодящего кровь, заставляющего нервничать. В последний раз такое просыпалось во мне при первой вылазке в Запретный лес. Теперь же, я делала всё слишком спокойно и размеренно - чётко, как и было нужно. Без эмоций, холодно, равнодушно на то, что очередные несколько жизней могут уйти со своего пути. В такие ночи мог умереть каждый, от зверя, что пробуждался в сущностях этих страдальцев, до ловких охотников, что пытались уже который год усмирить пыл оборотней. Просто они мешались. Когда-то в юности я был убеждена, что можно обойтись без крови, пока сама не окунула туда руки. Если ты уж раз омыл руки кровью, то остановиться будет сложно. Это словно ген в ДНК, наполненный ненавистью к самому же себе и требующий продолжения жертв. Внутри будто бы процветает темнота, желающая своей порции кормёжки. И самое ужасное, я могла всегда оправдать себя. Каждое деяние, которое я совершала, я оправдывала, напоминая себе, что становлюсь тем, кем так боялась стать.Дыра внутри меня, увы, требовала какого-то движения, хоть какого-то. Хоть какая-то иллюзия жизни и того, что я ещё жива. 

- Мерлин, Вы хоть представляете, сколько сегодня новообращенный в первый раз будут выть на луну? – ехидно отметил мистер Боулман, который с особой любовью относился к этим существам. Его рвение оказаться в этом Богом забытом месте, довольно настораживала, но Рейвен единственная из всех прекрасно знала причину такого поведения. Его возбужденность была лишь отголоском ярости мужчины. Его душа была пропитана горечью утраты собственной жены, которую, по слухам, убили маглы, а на самом деле задрал новообращенный оборотень – его сын. Это стало трагедией для такого храброго и самоотверженного волшебника, относящего себя к бюро. Всех брала дрожь от того, как плохо он переживает потерю семьи. По сути, мало кто знает, каково это быть злым. Злым, когда был тем, кто противостоял злу. Когда тьма тёмными щупальцами раскрывает душу и впитывается в каждую клетку тела, наполняя злостью. Все мы злимся. Каждый. Но каждая злость - как вспышка, у каждой злости есть почва. Вы копите её и взрываетесь. Он же зол постоянно. Он просто пропитан ядом злости. Немного людей знает, каково это - злость в наших костях.
- Сегодня придется держаться как можно ближе к друг другу, иначе есть шансы вернуться в бюро неполным составом. – Шепнула девушка и подняла глаза на взволнованных, и охочих до тотального контроля оборотней, мужчин. Каждый из них мог поведать Вам увлекательную историю о том, как оказался здесь. У одного не было родных, да и терять ему собственной нечего; второй – предпочитает выброс адреналина в крови, который стал несравненен по отношению к другим блаженствам в его жизни; третий – оправданный, после Азкабана, мог рассчитывать только на эту хорошо оплачиваемую, но грязную работу. А Рейвен… Рей только здесь смогла себя реализовать, с учетом всех факторов: отношения к женскому полу, абсолютное неповиновение правилам и нежелание мириться с собственным положением в обществе. Долгие годы девушка стремилась к новой ступени в карьере, и только спустя шесть лет ей удалось добиться успеха. Эта команда –  единственная защита мира волшебников и маглов, от нападений существ страдающих ликантропией.
Сунув в небольшую сумку пергаменты, в которых велся учет оборотней, девушка обошла свой стол и трансгрессировала следом за мужчинами. Перед ее взором оказалась на опушке Запретного леса, где обычно они находились, по правилам установленными волками. Это их маленькое, первое, а так же последние ограничение, способное хоть как-то повлиять на передвижение «обычных» на территории чащи. Привыкшая к темноте Рейвен, стала оглядывать местность, точно угадывая где могли находится мелкие сошки, докладывающие Лиару, где они находятся.
- Никого нет, видимо посвящение все-таки будет. – Эти звери не могли удержать свой животный нрав даже будучи в обличии человека. Они словно одичалые кидались друг на друга в ярости и в желании отгрызть какую-нибудь конечность. Команду это не пугало, но если, не приведи Мерлин, пред их взором появится ученик или любой другой «ночной гость» - оному не дано и шанса на выживание. Лезвие, которое блеснуло под светом луны, в руках волшебницы, перебралось из сумки на ремень ее брюк. С волшебной палочкой, конечно, безопасно, но когда под рукой постоянно находится нечто настолько же смертоносное – удачливости прибаляется баллов на пять.
- Все равно нам придется ждать, пока они выйдут на нейтральную территорию. Может даже в воющую хижину придется наведаться, дабы проверить ее на наличие этих тварей. Да и не может быть такого, чтобы новенькие сегодня не появились на горизонте. – Положительно кивнувшая на высказывание Рейвен стояла рядом с деревом и смотрела вдаль, слегка щурясь и в душе надеясь на то, что ночь пройдет спокойно.

+1

4

Не отражая небосвод,
Застыла гладь угрюмых вод.
И тени башен пали вниз,
И тени с башнями слились,
Как будто вдруг, и те, и те,
Они повисли в пустоте.
Меж тем как с башни – мрачный вид! –
Смерть исполинская глядит.
(с) Эдгар Аллан По «Город на море».

Адрианна не страшилась зловещего леса, как и не дрожала при мысли о бродящих где-то рядом оборотнях. Она достаточно видела за свои пока молодые годы, особенно в Европе, где провела несколько лет в окружении ярых сторонников РОБ, местных революционеров, как она тогда их окрестила. Опыт, приобретённый на континенте, делал её уверенной в том, что из этого леса она выберется живой и невредимой. Впрочем, мисс Лестрейндж всегда была самоуверенна.
Было ли дело в атмосфере этого места или же это действительно было предчувствие, но аристократке казалось, что что-то должно было случиться с минуты на минуту. Она уже испытывала подобное, когда в детстве приходила к отцу на работу в больницу Святого Мунго. Там она видела все возможные человеческие недуги, там девочка впервые увидела смерть предельно близко. Это произошло случайно, никто не ожидал, что ребёнок станет свидетелем страшной картины, но исправить что-либо было уже поздно. Впечатление, замораживающее тело и сжигающее разум, осталось с Адрианной навсегда. Избалованная абсолютной безопасностью маленькая мисс тогда не представляла, что в мире бывают трагичное непоправимые вещи. Это стало шокирующим открытием, яркость которого с годами утихла, но шрам остался. В тот день она кожей чувствовала холодное порывистое дыхание смерти за своей спиной, а затем во всём пространстве вокруг. Словно огромный дементор плавал в воздухе, наполняя чёрным ядовитым дымом воздух, не позволяя маленькой девочке сделать вдох, превращая кислород в свинец, чтобы он уничтожал лёгкие, чтобы воздух стал иллюзорно осязаемым. Жуткий Дух кружил под потолком и громко хрипло дышал в предвкушении скорой победы, пока врачи суетились рядом с умирающим человеком. Вскоре мать нашла оцепеневшую дочь и поспешила увести её подальше, но было уже поздно. Бедный ребёнок был смертельно напуган.
Это был не единственный раз, когда Адрианна видела, как кто-то испускал последний вздох. Позже это уже не вызывало у неё такого сильного страха, частые визиты в больницу закалили её к виду страшных ран, болезней и прочих ужасов жизни. Однако то чувство слабым отголоском преследовало её. Ощущение липкого холода вокруг и жара костра внутри.
В тот момент в лесу чистокровная волшебница снова это ощутила. Чувство было слабым, и она поспешила списать это на жутковатую ночь, ведь отряд был в полном порядке, а опасности и вовсе не было видно. Однако это продлилось недолго. Звук тяжёлых шагов тонул в земле, но хруст веток ничто не заглушило. Адрианна замерла, сжимая палочку, когда это раздалось за её спиной. К счастью, достаточно далеко. Затем волшебница уловила такое же тяжёлое дыхание, как у зверя, готового броситься на добычу. "Я не мастер сражений с оборотнями, - судорожно думала девушка, полностью уверенна в том, что за ней не волшебник из министерства, - Единственный путь спасения ведёт к отряду, Мерлин побери оборотней!". Быстро рассудив, что оборотень-аристократка – это слишком даже для семьи Лестрейндж, а мёртвая она статью не напишет, Адрианна резко развернулась и выкрикнула заклинание, которое отбросило оборотня назад так, что он сильно ударился о дерево и оказался временно дезориентирован в пространстве. Девушка, воспользовавшись моментом, поспешила выбежать к отряду. Приветствовать волшебников она не собиралась, сразу же развернувшись спиной к ним и пытаясь заметить в темноте того оборотня. Она кожей чувствовала, убивающий, кровожадный взгляд на себе, но не могла понять, где его обладатель.
- Вам следовало быть внимательнее! – не миролюбиво обратилась потенциальная жертва к отряду из Министерства.
"Здесь действительно есть в чём усомниться, чёртовы оборотни, чёртов отдел! Я выберусь отсюда и сделаю так, что эта ночь станет их позором".

+1

5

История этой колонии началась задолго до того, как Рейвен поступила на службу в Министерство, но только с ее приходом, оборотни ощутили, что значит понятие «тотальный контроль». Любой обход закона, который существовал ранее, стал их смертью. Молодая девушка смогла организовать всю практику так, что любое постороннее движение могло обратиться для них плохими последствиями. Казалось бы, что такого страшного и нового привнесла мисс Поттер в их жизнь? Да, собственно, ничего особенного, разве что, под полным контролем находились молодые оборотни, и если их количество превышало норму – депортация была неизбежна. Сложно было объяснить причину такого решения Министерства магии, но после того, как абсолютно бесконтрольный молодняк не смог сдержать свой пыл и напал на нескольких маглов – проблемы были у всех, и не только у бюро. Ужасающие картины представлял любой, кто имел хоть какое-то понятие о том, на какую кровожадность способны оборотни во время своих мучительных превращений. Только у анимагов был маломальский шанс остаться в живых, попадись они проклятым на пути.

Любовь к своей работе побуждала Рейвен приучиться чувствовать нутром то, что с самого детства не являла ей даже интуиция. Не умея думать сердцем, девушка упорно пыталась воссоздать в себе обостренное женское чутье и спустя довольно огромную гору опыта, у нее это получилось. Наставленная на путь убийцы, волшебница чуяла присутствие противника. Ей нравилось это ощущение легкой нотки напряжения в воздухе. За ними следили. Этот вывод сделала не только она, но и ее компаньоны, способные не хуже тех же самых зверей, реагировать на наличие иных живых особей в доступном радиусе. Насторожившись, словно остроухий эльф, Рейвен смотрела в сторону чащи, откуда они сами и пришли. Отчетливо произнесенное заклинание долетело молнией до их ушей, а следом за ним, спустя минуту, перед взором всей команды показалась прекрасно одетая белокурая леди.
- Вам следовало быть внимательнее! – слегка разъяренно произнесла она и подняла на всех голову. мисс Поттер тотчас узнала в ней ту самую зазнайку, что портила ей жизнь на протяжении детства и юности. На ее личике играло разочарование смешанное с львиной долей нервозности. Видимо, она впервые присутствует в этом лесу в период обращения. В голове Рейвен смерчем вертелся только один вопрос: «Какого Мерлина ей здесь нужно?!»  Фыркнув, Фрейвар прошла мимо новоприбывшей волшебницы и, отодвинув ветки деревьев подальше от себя, прошла в чащу леса. Хватило и трех секунд, чтобы определить масштабы катастрофы. У векового дерева лежал без сознания один из старших оборотней, дежуривших на территории. Он был одним из тех, с кем Министерство проводило мирные переговоры и вело внеплановый учет поголовья, а это значило, что только что был подорван статус главенствующего административного учреждения магов. Сжав кулаки до побелевших костяшек, девушка рухнула рядом с мужчиной на колени. Злость бурлила словно молодой ручей в груди Рей. Ее приводила в ярость уже мысль о том, что из-за этой нахальной блондинки у них будут проблемы. Но мисс Поттер следовало сосредоточится на пострадавшем оборотне, посему она одним резким движением достала у него из спины, торчащий сук, на который он, видимо, напоролся после примененного заклинания. А потом бережно расправив волосяной покров по сторонам от раны, направила волшебную палочку на рану и шепотом произнесла:
- Волнера санентум. – Кровь с резвостью молодой кобылки вернулась на свое положенное место, а ткани, словно тугая вязка, стали срастаться, приобретая первоначальный вид. Потрепав в холке, пострадавшего от женской истерии, ведьма встала с колен и вышла обратно на поляну. Первое, что бросилось в глаза – это то, что никто не сдвинулся с места и у каждого в руках были сжаты волшебные палочки. Рейвен оставалось только хмынуть и повернуться лицом к той, что подпортила своим явлением их дежурство.
- Пользуясь полномочиями заместителя главы Бюро по регистрации и контролю оборотней, имею право истребовать объяснений. Что здесь делаете, мисс Лестрейндж? – Волшебнице было непонятно, что забыла в глухой чаще та, которая всю жизнь только и умела, что скрывать за юбкой матери, неспособная дать отпор даже возникшей маломальской проблеме. Такие нежные леди должны сидеть дома, следить за своим мужем и не высовывать нос дальше собственного порога или домов таких же истинных дам.

Меня всегда поражало то, как она держится на людях, даже когда основательно подпортила им жизни. Никакого раскаяния в глазах. Никакой совестливости. Ничего, кроме собственного достоинства и высокомерия.  Адрианна могла быть моей подругой, но тогда, когда мне нужна была ее поддержка, она отвернулась от меня, не посчитав нужным помочь той, что отличается от нее. Полная противоположность, если не сказать иначе. И что мне теперь делать? Заставить ее уйти, оставив на растерзания стае или дать возможность провести ночь в отряде, посылая к Мерлину правила и устав?

+1

6

Поняв, что тот оборотень больше не представляет опасности, Адрианна почувствовала себя очень глупо, однако внешне никак это не выдала. "О, Мерлин! Какого чёрта я вообще здесь делаю?" - туманная дымка этого леса будто проникла в её голову, а рассеялась только тогда, когда весь её план оказался у гиппогрифа под хвостом.
В безопасности собственный испуг казался ей почти беспочвенным, но в тот момент она не видела иного выхода. По правде говоря, самым большим, а потому самым тщательно скрываемым, страхом молодой Лестрейндж являлась опасность самой стать оборотнем. Она видела, как страдает человек с этим недугом, как он ненавидит свою жизнь, мучается в полнолуние. Жуткая боль при превращении, дикий взгляд в нечеловеческом обличии, неконтролируемая звериная натура – это ей довелось видеть. Воспоминания об этом стояли у неё перед глазами, а пока были свежи, мучали аристократку в кошмарных снах. Смерти она не боялась так, как жизни оборотня. С ужасом ждать следующего полнолуния, каждый раз в муках обращаться, теряя свою личность, забывая собственное имя и лица близких, становясь жутким кровожадным зверем без толики человеческого благоразумия. Быть изгоем, которого все обходят за милю, на которого даже не смотрят. Стать для общества хуже маглорождённой.
Этот страх был слишком силён, чтобы беспокоиться о том, что пришлось раскрыть свою личность всему отряду. Всё же ничем в своём поведении она не выдала всю причину своего поступка. Страхи и слабости, если о них узнают посторонние, могут стать неким оружием против неё, поэтому Адрианна держалась уверенно и высокомерно, будто это работники Министерства во всём виноваты.
- Такая юная и уже на довольно высокой должности, - улыбнулась мисс Лестрейндж, но эту улыбку нельзя было назвать дружелюбной, как нельзя назвать и злой, - Поздравляю, мисс Поттер. Обучение в Дурмстранге определённо принесло свои плоды. Не подумайте ничего дурного о Хогвартсе, я сочувствую Вам в том, что Вы обучались не там. Надеюсь, Вы понимаете, что я имею право находиться на территории школы, в которой успешно училась много лет, - Адрианна развела руками, будто прогулка по Запретному лесу под полной луной – обычное дело для любого выпускника Хогвартса, - Скажем, я желала посетить некую персону в стенах замка, а по пути решила заглянуть сюда - природа красивая, знаете ли -  но так вышло, что я заблудилась.
Она даже не пыталась выдать это за правду, а говорила в таком тоне, что любому члену отряда, слушавшему их разговор, было ясно, что мисс Лестрейндж врёт и не стыдится этого. Все её слова были глупой формальностью, всем известно, что это ложь, но что же поделать? Люди нередко прибегали к подобным нереалистичным выдумкам для Министерства, когда знали, что им ничего не будет, так как они ничего не нарушили. Аристократы прибегали к подобному гораздо чаще, по причине того, что даже если их было в чём обвинить, они всегда могли откупиться. Благо, семья Лестрейндж была более чем достаточно богата.
- Как Вам такой вариант, мисс заместитель главы? – вопрос был риторическим, так как Адрианна была уверенна в том, что выйдет сухой из воды.
В тот момент её волновало другое: как отреагируют другие оборотни на то, что она применила заклятие к их сородичу, да ещё и вырубила его. "Возможно ли, что это разозлит их настолько, что они решат напасть? Что если это нарушило какую-то договорённость? Захотят ли они отомстить? Пробудит ли это в них сущность кровожадных зверей? Или она уже была на свободе, и я поступила правильно?.. Сейчас я не выйду одна из этого леса".
Адрианна была уверенна, что если попытается выбраться одна, то оборотни обязательно отомстят, напав на неё. Поэтому ей придётся провести ночь среди министерского отряда – радости такие мысли не придавали, но это лучше, чем быть разорванной на куски или обращённой. Аристократка была готова с боем отстаивать возможность не покидать компанию других волшебников.
Что несколько человек могут проводить её до безопасного места, откуда она сможет аппарировать, показалось ей абсурдным. "Они на такое не пойдут, всё же у них здесь важные дела. Тем более я немало насолила мисс Поттер, а она хоть и добрая девочка, но вряд ли окажет мне такую услугу. Догадалась же, что я здесь не из добрых побуждений".

+1

7

Как Рейвен раздражал ее голос, ее манера держать себя так высокомерно, словно она сам Ахилес, а все  окружающие люди – не более чем ее подданные. Волшебница слушала девушку внимательно, внимая каждому ее слову, доставляя наследнице дома Лестрейндж неимоверное удовольствие.  Она была словно дорвавшаяся до трона львица, которой вскружила голову ее же самоуверенность и тщеславие. Но улыбаясь ей в лицо, мисс Поттер знала, что противницу это неимоверно раздражает и заставляет злиться. Неважно, что результат своих эмоциональных инсинуаций Рейвен не увидит на нежном личике Адрианны, но само знание реакции уже привносило хоть какую-то радость заместителю главы. Она была действительно счастлива наблюдать за тем, как испуганная мисс Лестрейндж пытается выкрутиться и нагло врет всем прямо в лицо. То детское вранье не вызывало ничего, кроме улыбки на лицах всего отряда. Даже лишенный какой-либо интуиции мистер Торрен не смог удержаться и хохотнул в голос, явно пренебрегая всеми приличиями и задевая гордость новоприбывшей гостьи. Как вы думаете? Что понравится Пиноккио больше всего, когда он станет настоящим мальчиком?Он сможет спокойно врать сколько угодно, а нос останется прежних размеров. Его бесконечно злил сам факт, что все могут врать, а он нет. Поэтому, как только он стал настоящим мальчиком, он врал, врал и врал. Ха! Ха! Ха! Вуаля! Он обманул Джерпетто! А светловолосая заноза, видно, настолько наплевала на приличия, что не удосужилась даже достойно, как того требует хотя бы ее знаменитая фамилия, соврать на зависть всем. Складывалось такое впечатление, что она даже под пытками не скажет причину своего нахождения здесь. Впрочем, не могу сказать, что я не догадываюсь. Только она могла согласиться или решиться прийти сюда, лишь бы насолить мне. Выслушав браваду старой знакомой, Рей с довольной ухмылкой подошла к ней и шепотом процедила ей на ухо:
- У тебя был шанс остаться с нами, в безопасности, но ты его благополучно отправила к Мерлину. – взгляд Рейвен был как никогда серьезен. Девушка не желала видеть рядом с собой ту, что так по-хамски обходилась со всеми, кого она считала ниже себя. Хоть мисс Поттер была и чистокровной волшебницей, ненависть Адринанны коснулась и ее тоже. Как же было глупо ругаться между собой, когда они были еще детьми. А теперь, даже после того, как они не виделись столько лет, волшебница все равно позволяет омывать грязью Дурмтсранг, словно это Азкабан, а не еще одна достойная школа чародейства и волшебства, не учитывая даже саму мисс Поттер.
- Итак, я думаю, что мисс Лестрейндж довольно позабавила нас своим присутствием и вольна покинуть нас, как только встретиться со столь смертельно нужным ей человеком, которого, скорее всего, уже задрали оборотни. – язвительно объявила Рейвен, поворачиваясь к лгунье спиной. Она не переносила ложь, даже если она была во благо. А сейчас от нее несло лишь мертвечиной и скорой смертью. Нечего ждать от человека, который даже в тени опасности не может признать свои ошибки. Волею случая, заместитель главы бюро растеряла всю свою добродушность еще в стенах Дурмстранга и не стыдилась того, что может запросто отвернуться от человека, который неспособен ни на что, кроме предательства. Теперь она смело подставляла спину брани, благой ругани и ненавистному, даже яростному, взгляду.
- Мистер Боулман, как всегда, на точку R. Билл сегодня ты понадобишься мистеру Оллману. – девушка кивнула своим подопечным, чтобы те немедля исполнили ее приказ, но взволнованные взгляды троих устремились на нее с молниеносной скоростью.  Словно распятая, Рейвен она смотрела на всех в ответ уставшими, уже считай выцветшими, глазами. В ночи ее зеленые очи превращались в не более чем безжизненное озеро, способное только к сокрушению, но никак не к ласке, заботе или толике улыбки.
- Но мисс, Вас нельзя оставлять одну! – Воскликнул самый молодой из волшебников, что находились на территории оборотней в эту ночь.
- Кто сказал? – Легкая улыбка коснулась ее пересохших губ и девушка слегка подтолкнула молодого человека в плечо, направляя на нужную тропинку. – Я прошу тебя, не отступай от Олла ни на шаг. – Её шепот коснулся слуха мужчины и тот еще более испуганно повернул на нее голову. По выражению девичьего лица, он сделал вывод о том, что вопросы сейчас ни к чему, и что он сможет получить все ответы с самого утра. Если они выживут.
Как только в глуши затихли шаги сотрудников бюро по регистрации и контролю оборотней, Рейвен спешно подошла к своей сумке и стала рыться в ней. Вытянув под лунный свет пергамент и перо, девушка слегка дунула на него, развевая остатки старого заклинания, и принялась писать от руки. Первая строчка гласила о том, что в группе произошло чрезвычайное происшествие и ранен представитель власти оборотней. Вторая о том, кто присутствовал при этом и кто совершил ошибочное деяние мнимой защиты. Третья же была более красочной и многогранной по сравнению с сухими и официальными первыми двумя:

«Я, Рейвен Фрейвар Поттер, прошу исключить наказание мистера Боулманна, мистера Моргана и мистера Оллмана за проваленную операцию. В случае  гибели Адрианны Лестрейндж, виновными лицами в случившемся будут лишь она сама и мисс Поттер, уполномоченная и ответственная за проведение операции. Решение о применении мер предосторожности приняты Заместителем главы Бюро по регистрации и контролю оборотней.»

Рассвет не скоро, а уже хочется умереть. Внутри все клокочет от страха и непонятного угрызения совести. Пред кем? Перед собой, за то что позволю себе слабость рядом с ней? Нет, скорее всего, я просто боюсь, что пострадают они. Те, кто так бесприкословно выполняют мои приказы. А вдруг я ошиблась? Вдруг именно туда направятся звери? Что же, остается только уповать на Мерлина, что этот старый черт сможет уберечь их от гибели.

+1

8

От услышанных слов Адрианна была готова перегрызть горло Рейвен в прямом или переносном смысле она не успела решить. Однако пока Поттер отдавала приказы, у журналистки было время всё обдумать, прежде чем снова совершать глупые импульсивные поступки. Решение сменить гнев на дружелюбие далось ей с большим трудом, но мысль о стае оборотней не оставляла выхода.
Придётся быть милой. Кто знает, возможно, доброта Поттер превзойдёт мои ожидания. Только бы она не оказалась злопамятной. Её так задело, то я недолюбливала её? Не моя вина, что она неуклюжа. С другой стороны, я её почти не знаю. Она часто казалась мне ребёнком, хотя они с моим братом одного возраста. Не могу вспомнить, почему я так думала, но теперь она командует министерским отрядом. Стоит отдать ей должное хотя бы в этом.
Лестрейндж, до этого вглядывающаяся в безжалостную черноту леса, развернулась к Рейвен, собираясь что-то сказать. Однако она не произнесла ни слова, успев только набрать воздуха в лёгкие, так как увидела, что капитан отряда что-то сосредоточено пишет. Что именно было на пергамента догадаться было несложно.
Отчёт. Документ для Министерства, в котором точно будет моё имя. Если всё сложится плохо, то это станет первыми строчками некролога. Замечательно! Но это не понадобится. Умереть в лесу под вой оборотней и зловоние из их жутких пастей не входит в мои планы.
Адрианна всё же подошла к мисс Поттер, попутно оглядываясь по сторонам и надеясь, что оборотни не настолько бесчестные звери, чтобы нападать на двух беседующих девушек. К собственному счастью она не услышала никаких подозрительных шорохов или рычания и не увидела странных силуэтов. Пока она могла успокоиться.
- Рейвен, - фамильярно, но вежливым тоном обратилась она к собеседнице, - Мы обе знаем, что ты не так жестока, чтобы бросить кого-то в компании оборотней. Может, Дурмстранг и закалил тебя, но есть в людях качества, которые нельзя убить, - порой это к сожалению, - Мы можем договориться, даже оказать друг другу помощь.
Я не напишу статью, а ты вычеркнешь упоминания обо мне из отчёта. Мне такая слава не нужна. Мерлин меня дёрнул пойти сюда сегодня!
Аристократка снова огляделась, мысль о том, что оборотни могут быть где-то поблизости, не покидала её. Это рисковало перерасти в паранойю, особенно если всю ночь она будет беззащитна. В своих способностях она никогда не сомневалась, но на вещи смотрела здраво. Одна я даже с половиной стаи не справлюсь… Сколько их в стае? Двадцать? Больше?
Она снова посмотрела на Рейвен и ей начало казаться, что эта девочка могла бы учиться на Слизерине и добиться там успехов. Возможно, Адрианна была права в своих мыслях, но сама не заметила, как причисляя Поттер к своему факультету, стала лучше к ней относиться. Был ли это страх за свою жизни и надежда найти спасение или она начала разглядывать в ней то, что по её мнению достойно уважения – в любом случаи Рейвен уже не казалась ей той, с кем можно не считаться и не воспринимать всерьёз.
- Из тебя бы получилась хорошая студентка Слизерина, - озвучить свою мысль она почитала хорошей идеей, возможностью смягчить настроение собеседницы, - Мы уже не узнаем наверняка, но опять не сочти это за грубость в отношении твоей школы.
С самого начала их разговора Адрианну мучал вопрос, который она наконец решила задать.
- Ты держишь на меня зло за то, что я была… несправедлива к тебе?
Если я назвала это несправедливым, это честно? Она считает это несправедливым? Думаю, да, мне это поможет, немного сожаления и симпатии, затем вызвать сочувствие к моей беззащитности – всё так просто. Но я её не знаю, не знаю, что у неё на уме теперь, мы давно не сталкивались.

0


Вы здесь » Сommune bonum » АРХИВ ОТЫГРЫШЕЙ » Смерть дышала нам в затылок.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC