http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » АРХИВ ОТЫГРЫШЕЙ » School for scandal


School for scandal

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://www.you-author.com/wp-content/uploads/2013/02/jurnalist-kriminal-595x282.jpg
Действующие лица: Adrianna Lestrange, Elly Twilfitt
Место и время действия: редакция "Ежедневного Пророка", 7 декабря 1920, около пяти часов пополудни
Описание событий: скромно сидящая в уголке девушка с фотоконвертом - Элли Твилфитт. Внимание, вопрос: а кто же та дама, которая твёрдым шагом идёт по редакции? Через одну минуту, господа знатоки, ответьте на этот вопрос...

0

2

Голова, честно говоря, раскалывалась: в самом главном органе до сих пор не находилось места новости о скорой свадьбе лучшей подруги. Несмотря на спокойный нрав, Элли не могла смириться с тем, что Мэйв совсем скоро станет ей кузиной, и тем более не могла согласиться, что её возлюбленный - достойная пара для самой близкой ей девушки в этой жизни. Сколько Элли помнит себя, Мэйв была рядом: на церемонии распределения, в женской спальне Гриффиндора, за партой; потом - в её с Риком доме, на днях рождения; Мэйв успокаивала Элли после визита к матери Рика, Мэйв кормила её пирогом с яблоками. А потом Мэйв взяла - и выбрала себе в женихи её никчёмного кузена Ирвинга, заставив готовую к практически любым поворотам Элли понервничать. И даже сейчас, шагая по Косому переулку в сторону редакции "Ежедневного пророка", чтобы отдать Рику уже готовые снимки из поместья Эбботт, призванные сопроводить статью о том, как же прекрасно некоторые устроились в жизни...

Всё утро Элли щёлкала затвором, то располагая Мэйв в саду, гармонично стоящую между яблоневых деревьев, то усаживая её в реставрированное кресло посреди роскошной что ваш Прадо гостиной, то делая "случайный" кадр, где подруга была занята чтением или письмом в Сент-Мунго - ведь Мэйв была видной благотворительницей. Отснятого материала должно было хватить с лихвой; разве что на фотографиях отсутствовала морда лица родственничка, который, готова была поклясться Элли, любила не Мэйв, а её большие, золотые галлеоны в банке. С него станется; уж своего-то кузена Твилфитт знала неплохо. Хотя, раз ему пришло в голову жениться, то, видимо, ещё предстояло познать кое-какие занимательные факты из жизни Ирвинга.

Проявив одну из шести отснятых плёнок, Элли отобрала три лучших кадра - достойных того, чтобы тут же отнести их в редакцию и отдать Рику, пока она мучается с остальными. Мысли с делами не расходились, и вот она уже заходит в двухэтажное здание посреди Косого переулка и поднимается по лестнице. Она бывала здесь и раньше, но знакомых лиц почему-то не было; кроме одного, девичьего. Она определённо видела эту даму на вечере у Малфоев - и, не мешкая ни секунды, улыбаясь, она обратилась к ней:
- Добрый вечер! Я ищу Патрика Доннелли. Не могли бы Вы сказать ему, что Элли принесла фотографии?

Понадеявшись на сговорчивость девушки с фамилией Лестрейндж, насколько ей не изменяла память, Элли отошла в сторонку, в уголок, где была, вероятно, местная гостиная - несколько кресел, стол, заваленный газетами, и даже тарелка с позавчерашним печеньем.

Отредактировано Elly Twilfitt (2015-01-05 22:14:07)

+2

3

День Адрианны не задался с самого утра, как и предыдущий. В поместье Лестрейндж приехали погостить некоторые дальние родственники и близкие друзья жены главы семьи. Несмотря на то, что это были гости Брианны, они пугающе похожи характером на Уилфорда Лестрейндж. «Как маму угораздило?» - Адрианна старалась даже не думать. Вот уже второй день с самого утра и до позднего вечера стайка сплетниц и «любителей порассуждать о жизни обыденной и возвышенном»  жужжала в гостиной, периодически перемещаясь в столовую, чтобы набраться сил для новых бесед. Стоит ли говорить, что Адрианне это было совсем не по душе. Даже светской леди нужен отдых от подобных «развлечений». Единственным её шансом сбежать от этого был брат Джаспер, но он успел ускользнуть за несколько часов до прибытия гостей, ссылаясь на важные дала и «вопрос жизни и смерти». На прощание он, по-доброму смеясь, пожелал сестре удачи. Адрианна осталась единственной мишенью для желания гостей обсудить кого-нибудь, затронув все известные им аспекты жизни объекта. Несмотря на незавидную роль, девушка ничуть не злилась на брата.
Волшебница, как могла, отбивалась от «атак» гостей, которые желали расспросить её и дать советы, особенно часто упоминая её возраст и отсутствие мужа. Стоит заметить, что Адрианне хорошо удавалось давать им отпор. Однако нервы её были на пределе, поэтому она старалась ухватиться за любую возможность выбраться из дома, вопреки всеобщим уговорам остаться. Так она изъявила желание самостоятельно доставить новую статью в «Ежедневный Пророк», объяснив это необходимостью поговорить с редактором. Конечно, это была ложь.
Адрианна ожидала, что эта вылазка поднимет ей настроение и успокоит, но этого не произошло. Вместо желанного покоя, она ощутила вырвавшуюся на свободу злость. Казалось, если кто-то хотя бы не так посмотрит в её сторону, она примет к несчастному «Круциатус» и даже не пожалеет о содеянном.
Уверенно шагая по хорошо знакомому коридору, так что стук каблуков гулко отдавался от стен, Адрианна старалась думать лишь о следующей статье, поэтому сейчас отвлекать её было не лучшей идеей. Однако улыбчивая волшебница, наверняка, об этом не знала, поэтому обратилась к Лестрейндж с вежливой просьбой. В другой ситуации Адрианна, возможно, повела бы себя иначе, тем более, если бы перед ней была волшебница из чистокровной семьи. Однако она узнала в говорящей полукровку Элли Твилфитт, о которой она немного знала, как так ей сожитель работал в Ежедневном Пророке, и эта же девушка была на последнем приёме в доме Малфоев. В издательстве мисс Лестрейндж знала всех, пусть многих только по имени и в лицо, но знакома не была.
- А я похожа на почтовую сову? – возмущение и накопившееся злость были чётко слышны в голосе Адрианны, когда она обратилась к Элли, - Я не намерена быть на побегушках у забывшей свой статус полукровки и какого-то… Маглорождённого, - она почти прошипела последнее словно, явно желая употребить что-то гораздо более грубое, - Носитесь со своими фотографиями в надежде, что кто-то оценит сплетки, которые Вы собираете? Не надоело копаться в чудом грязном белье? Хотя почему я спрашиваю, с таким сожителем, как у Вас, уже ничего не может быть хуже. Возможно, остатки Вашей гордости не позволяют выйти за него замуж, но я сомневаюсь, что Вам знакомо понятие «гордость» для волшебницы. Пробираетесь на приёмы к чистокровным семьям и подло лезете в их личную жизнь. Вы не журналист, а обычная сплетница, у которой своя жизнь не удалась, вот в чужую и лезете.
Закончив свою злобную тираду, Адрианна лишь переводила дыхание, готовая сказать ещё что-то, если её оппонентка решит защищаться.  Девушка была явно не удовлетворена таким малым количеством гадостей, что сказала в адрес мисс Твилфитт.

+2

4

Элли спокойно потянулась за одним из позавчерашних печений, лежавших на кошмарной тарелке с цветочками; видимо, оную притащил кто-то из журналистов, сочтя пародию на шедевр китайской фарфоровой мысли достойным элементов дизайна редакции. За почти год в ателье она успела возненавидеть всяческие принты и орнаменты, которых было слишком много, поэтому и такая банальная деталь, как тарелка с лежалым печеньем, бросилась в глаза с успехом, сравнимым с корридой, где ярко-красная мантилья тореро - самый верный способ разозлить быка. Впрочем, нрав Твилфитт за два года с Риком стал куда более покладистым, не сказать пофигистичным. Их сосед сидел на опиуме, их соседка следила за ними, их знакомые тыкали пальцами, а уж круг общения Рика, хотя её касался очень редко и вскользь, но, в общем-то, тоже мог вывести любого адекватного человека. А сейчас, размышляя над тем, какие именно кадры пойдут на полосу, и как их лучше дать - в чёрно-белой печати или в сепии, она точно выплыла из параллельного мира, когда мадам Лестрейндж с чего-то сорвалась на неё. Адрианну она знала и до приёма - и не могла сказать, что по тем супер-ивентам, на которых доводилось греть руки на слухах, а также по приёмам и прочей дребедени, на которую приглашают и тюленей, и оленей, лишь бы с чистой кровью, об Адрианне складывалось впечатление нервного и скандального человека. Впрочем, могло случиться всё, что угодно, и уж битву за титул "Шмара Года" на ринге "Ежедневного Пророка" Элли собиралась как минимум не слить, аки воду в туалете.
Продолжая со спокойствием, как у мёртвого удава, жевать печенье, в котором узнавались собственные результаты труда, Элли, чуть-чуть прищурившись, попыталась собрать свою волю в кулак, чтобы доказать, что её кунг-фу не хуже кунг-фу Лестрейнджей:
- Ну, когда глаза выпучиваете - наверное, скорее да, чем нет. Может, повернете голову, проверим? Выйдет забавно. Заголовок можно придумать неплохой, типа "В роду Лестрейнджей победили совы".
А вот про Рика и сожительство было обидно. В конце концов, их "гражданский", как было модно говорить, брак был крепче некоторых! А говорят же, что оные свершаются на небесах, лицемеры; у них даже районный магистрат не был поставлен в известность, что они спят вместе, и... Ни-че-го! Все живы, здоровы. От этого, правда, слова её потерявшей хорошее настроение где-то по дороге в редакцию визави не стали более дипломатичными.
- Ох, ну, даже не знаю. Как это связано с тем, что наши сплетни раскупаются лучше ваших? - Элли сделала вид, что задумалась, дожевав своё же печенье и решив на досуге испечь ещё для редакции. - Не выйду замуж, говорите... О, хотите загадку? Аристократы любят играть в шарады, вот и мы сейчас сыграем, - Твилфитт загадочно улыбнулась, как будто у неё в конверте лежал уже готовый компромат на Адрианну. - Лает и кусает, потому как в двадцать восемь лет её никто не раздевает! Даю три подсказки: чистокровная, с неплохим слогом и складом ума, правда, стерва порядошная. Но порядошная же! И, наконец, третья подсказка... Она завидует грязнокровке-коллеге, который живёт с не менее порядошной стервой, судя по всему. Не уверена.
Элли очень мило улыбнулась. В конце концов, добыть жареных фактиков о своей случайной ругучей подружке она успеет и после этой беседы, а пока Рик где-то пропадает (и где его кальмар носит?), можно было и поупражняться в злословии, тем паче что Лестрейндж была соперником достойным, каких среди наркозависимых соседей-магглов не сыскать днём с огнём. Возможно, мазохистское начало Элли даже получало некоторое удовольствие от перепалки с Адрианной - в своих странностях девица всё ещё была достаточно мила, чтобы не скатываться в банальную истерику. По результатам этой специальной олимпиады Твилфитт была готова прислать Лестрейнж пакет домашнего печенья в качестве спасиба за отличную разминку нервишек.

Отредактировано Elly Twilfitt (2015-01-06 16:31:42)

+3

5

Внешнее спокойствие оппонентки удивило Адрианну, но не настолько, чтобы заставить растеряться, однако достаточно, чтобы откровенная злость превратилась в насмешку. Порцию нелестных слов относительно её глаз, после собственного вопроса о сходстве с совой, девушка ожидала, поэтому лишь притворно и зло засмеялась.
- Ну конечно, - протянула она, - Как предсказуемо. Не стоит завидовать моей внешности, говорят, зависть – ядовитое, разрушающее чувство, а Вам уже некуда дальше рушиться. Жуйте-жуйте, моя дорогая, сожитель, верно, совсем Вас не кормит, что Вы и старому печенью рады. Только зубки не сломайте об этот чёрствый кусок теста, иначе лаять будите и того смешнее. И так походите на мелкую комнатную собачку, смешно до слёз.
Со следующими словами мисс Твифитт, Адрианна чуть не потеряла уверенность и самообладание. На эту тему она за два дня наслушалась слишком много осуждающих советов и подбадривай. От гостей она была вынуждена это терпеть, скрипя зубами, едва сдерживаясь, чтобы не сжечь их и всю гостиную заодно. Так, на всякий случай можно было и всё поместье спалить, чтобы наверняка. Не то, чтобы тема замужества сильно её волновала, но окружающие своими разговорами набили ей мозоль. Подобные болячки, как известно лучше не тревожить, дабы зажили, но нет же, все считали своим долгом задеть именно это место. Чем чаще задеваешь, тем хуже становится, поэтому сейчас эта «загадка» была, как булыжник, лёгший на чашу терпения мисс Лестрейндж. К слову, там уже скопилась горка мелких камешков, за которые ей стоит сказать «спасибо» любезным гостям.
- Не имею представления о ком Вы, - Адрианна всё же не потеряла самообладание. Негоже разбрасываться такими вещами, особенно сейчас, - Видимо, Вы побаиваетесь этой загадочной особы, поэтому так о ней отзываетесь. Однако будь я на месте этой леди, я бы поблагодари Вас за лестные отзывы среди прочей грязи. Хоть на что-то кроме сплетен Вы оказались способны. Всё же думаю, эта леди не завидует Вашей доле точно так же, как я. Вы, наверняка, от отчаяния выбрали такого сожителя. Никто другой не захотел бы с Вами и один день провести, - говорила она ядовито ласково, а затем с усмешкой добавила, - И ночь тоже. Не советую так хвастаться и кричать о ваших мерзких отношениях. А о моих статьях не беспокойтесь, они раскупаются отлично, ко всему прочему я в состоянии жить, не беспокоясь о деньгах, но Вам не понять, - Адрианна фальшиво улыбнулась, слегка наклонив голову, - Какого Вам жить в условиях катастрофического минимализма и грязи, когда Вам с трудом хватает на то, чтобы обеспечить себя даже самыми простыми вещами? Всё ещё рады своему сожительству? Я бы посоветовала Вам выбраться из этого мерзкого, пропахшего маглами, болота, но Вы уже стали его частью, по странным причинам Вам там нравится. Не мазохиста ли Вы часом? Любите усложнять себе жизнь и наслаждаться страданиями?
Эта словестная перепалка стала отдушиной для Адрианны, она выпускала накопившуюся за два дня злость, поэтому в поместье рассчитывала вернуться уже не такой раздражительной и с новыми силами. При лучшем раскладе можно было надеяться и на неплохое расположение духа.

+2

6

Элли сдавленно хихикнула - то ли успешно замаскировав очень требовательный "Ик!", то ли просто потому, что она, известная своими причудами, чуть ли не с визгом готова была продолжить увлекательный досуг на двоих. При определённом раскладе обстоятельств мадемуазель Твилфитт могла бы даже предложить собеседнице сходить в ирландский паб, спустить пар, выпить "Гинесса", закусить его фиш-энд-чипс, пообщаться по-девичьи, посоветовать Адрианне, в конце концов, пойти во все тяжкие, найти себе маггла, переспать с ним, потом прикончить, мотивировав этот поступок вселенским девичьим "Ой, всё! Я так захотела"... Захотелось то ли вздохнуть, то ли отправить Лестрейндж за огневиски - воспринимать её становилось труднее с каждым словом.

- Ну, да, красавица - это про вас, - Элли послушно потянулась за вторым печеньем, решив, что раз уж она их пекла, то может и смело сжевать, коль скоро от обеда у Мэйв пришлось отказаться. Пришедший в гости "жаних" грозил испортить не только аппетит, но и вообще неиллюзорно нагадить на остаток рабочей недели. Приготовившись декларировать восемьдесят третий сонет Шекспира, Элли элегантно выставила вперёд ножку:

- "Я думал, что у красоты твоей
В поддельных красках надобности нет;
Я думал: ты прекрасней и милей
Всего, что может высказать поэт..."
- Элли откашлялась, со всей грацией и изяществом отсалютовав Лестрейндж кусочком печенья и дожевав-таки его, и продолжила:
- "Меж тем другие немощным стихом
Бессмертную хоронят красоту.

Твилфитт задумчиво почесала кончик носа. Ей в голову пришла крамольная мысль, что Адрианна, как человек благовоспитанный и образованный, не должна знать маггловских поэтов, как и не должна знать о том, кто был этот Уильям наш Шекспир. В конце концов, если она выдаст себя знанием - значит, чистокровное образование дало трещину, в которую забились произведения бессмертных простецов; а если не выдаст - ну, и Мерлин с ней, не очень-то и хотелось, чтобы талант к художественной декларации сонетов оценивали всякие дочки богатеньких папашек.

- Последний раз прошу, позови Рика, где бы он ни бродил, а не то я своими ручонками предательницы крови, живущей в болоте маггловских перипетий, сейчас дотронусь до тебя, королева тусовки! - взмолилась Элли, драматично снимая перчатку, как будто собиралась швырнуть её в Адрианну. В конце концов, драться с ней было бы гнусным занятием сомнительной степени увлекательности: не женское это дело. А вот поругаться, как в лучший базарный день на площади - другое дело, можно сказать, милое. - Да ладно, так уж прям и способна, - Элли продолжала улыбаться, прикидывая, куда бы ещё можно было направить содержательную беседу, чтобы было не так скучно ждать своего бойфренда. - Не в деньгах счастье, эх Вы!... Я пыталась честно уколоть признанием и публикой, а не презренным металлом. Нам, конечно, до свершений Ваших почтенных родственников далековато, но не бедствуем - и на том спасибо Мерлину и Моргане, - вполне миролюбиво пояснила Элли, припоминая, как обычно выражала своё чистокровненькое удивление Мэйв. Маггловского слэнга всё равно бы тут не оценили - а Элли же старательно его учила!

Обилие вопросов выдало, что беседа шла с журналистом, можно сказать - рыцарем круглого рабочего стола, кавалера ордена гусиного пера и чернильницы третьей (на первые две дочка богатого папочки не тянула в силу возраста и не слишком продолжительного опыта писчебумажной работы) степени. Элли театрально поправила причёску, представив себе, что она даёт интервью.
- Гм... Денег нам хватает, конечно, на всё нужное. Живём скромно, но чисто, ничего лишнего, ничего ненужного. От мусора избавляемся с той же лёгкостью, с которой зима покрывает Лондон снегом; не бедствуем, не жируем. Запечённым с артишоками трюфелям предпочитаем "Гиннесс" и немного фри, советую, божественная еда, - она стянула обе перчатки, убрав их в небольшую сумочку на поясе. - Сожительству рады - оно ведь крепче некоторых браков! Вот выйдете замуж - поймёте, о чем я толкую, - с видом профессора Вилкост и должным градусом нравоучительности в тоне пояснила Твилфитт. Не ей, конечно, быть педагогом, но раз уж обстановка располагает... - Совет хороший, от опытного и умного человека. Я подумаю, право слово, но в этом болоте, знаете, так тепло и хорошо, что... А, чего я, у вас же бабуля была известный тиран, поди тепла было только от пожара. А чего Вы к сожителю-то привязались и обсуждаете его со мной? Если он Вам нравится - позовите его в паб, сделайте вид, что вас интересуют машины - расскажите про автопарк в Министерстве, - загибала пальчики Элли, вспоминая, как и почему они сошлись с Риком. - Я честно сделаю вид, что поверила, что в тот вечер он задержался в редакции!

+2

7

В этой перепалке Адрианна ожидала всего, но никак не декларирования стихов. Жест Элии перед последними строками заставил Лестрейндж брезгливо скривить губы. Солютование печеньем она сочла за невежество. Однако же процитированные собеседницей слова были ей знакомы. Когда она только окончила Хогвартс, кто-то из родственников секретно подарил ей книгу кого-то магловского автора. Тогда девушка сочла, что «врага надо знать как можно лучше» и прочитала несколько произведений, но в силу неприязни ко всему магловскому книга была выброшена. О том, что стихи ей понравились она не призналась даже себе. Сейчас Адрианна уже не могла вспомнить, ни имени автора, ни тем более из какого произведения эти строки.
- Браво! – она слабо похлопала, криво изображая восторг, - Если бы не Ваш неуместный жест, я бы даже сочла, что можете держаться в светском обществе. Как Вас со скандалом не выгоняют с приёмов? Наверно, хорошо умеете исчезать. Может быть, Вы анимаг? Превращаетесь во что-то мелкое и живучее, - девушка сделала вид, будто задумалась, кто бы мог подойти, - Например, в мышь, Вам бы очень подошло. А впрочем.., - Адрианна оценивающе оглядела Элли с головы до ног, - Я Вас переоцениваю. Да, определённо, я погорячилась.
Угроза Элли о том, что она попытается задушить её (как думалось Адрианне), если она не позовёт магрождённого журналиста, вызвала у мисс Лестрейндж искренний смех. Чистокровная волшебница просто не поверила, что Элли перейдёт к рукоприкладству. Не настолько невоспитанной она считала Твилфитт.
- Можете попытаться, но если хоть коснётесь меня своими грязными ручищами любительницы маглов, то я сделаю так, что больше не сможете даже поднять руку. Не пытайтесь мне угрожать, я даже под страхом смерти не стану выполнять Ваши поручения и бегать искать какого-то маглорождённого, - последующие спокойные ответы на риторические вопросы Адрианны, вызвали у неё негодование и сильное возмущение. Она даже была готова почувствовать себя оскорблённой, - Вы считаете, что я беру у Вас интервью? Слишком много о себе возомнили! Кто Вы такая, чтобы я всерьёз интересовалась Вашей жалкой личной жизнью среди маглов и их отпрысков, некоторые из которых по роковой случайности имеют наглость называть себя волшебниками. Больше всего в Вашей речи меня поражает то, что вы решаетесь давать мне советы. Не забывайте о своём статусе и возрасте. Ваш опыт меня не интересует, зря полагаете, что Вы всё знаете об отношениях. Ваше сожительство с этим магловским писакой не делает Вас знатоком семейной жизни. А вот мою семью затрагивать не следует, Вы ничего о них не знаете. В особенности о моей бабушке. Как я росла и сколько тепла получала – не Ваше дело, Вам самой в этом плане не повезло. Кстати, где Ваша матушка? Не с маглом ли сбежала? Много тепла Вы от неё получили? – Адрианна покачала головой в фальшивой сочувствующей манере, - Бедняжка. Куда мне до Ваших несчастий. Возможно, из-за детской травмы Вы так привязаны к своему сожителю. Вы его явно переоцениваете, думая, что он может быть мне интересен. А предлагать мне встречу с ним – это Вы считаете хорошими семейными отношениями? Какие же у маглов ужасные принципы. Они ещё хуже, чем я думала. Не забывайте своё место, не все так вежливы и сдержаны, как я. Впрочем, и моё терпение не бесконечно. Если выбрали себе жизнь на магловском болоте, то там и плавайте. Вы слишком мелкая рыбёшка для моря магического общества, чтобы тягаться со мной. А хотите давать советы, так напишите книгу для глупых скучающих домохозяек и маленьких мечтательных девочек – это Ваша аудитория. К преклонным годам дорастёте до кулинарных книг и инструкций по вязанию. А если тяга к фотографиям совсем замучает, то снимайте цветочки, только на это Вы и годны.

+2

8

Вместо эпиграфа...

Элли вздохнула, посмотрев на Адрианну тем самым взглядом, которым обычно оценивают солдат королевской гвардии в состоянии ну очень сильного алкогольного опьянения. В конце концов, два с половиной года жизни в маггловском квартале, когда сосед слева сидит на опиуме, соседка справа - на сплетнях и измене - это вам не фанатов на квиддиче заставлять гимн Британской Империи петь. Это жизненный опыт с примесью розовых пузырей безудержной романтики, царившей по воскресеньям в доме тринадцать-двадцать девять по Лонгдаун Роуд. В данную конкретную минуту Лестрейндж показалась Элли очень понятным человеком, даже в какой-то степени близким по духу; она не сдавалась, продолжая атаковать безобидную, миролюбивую, демократично-либеральную Твилфитт, которая, впрочем, в свою очередь, позиций сдавать не собиралась. Конечно, с тяжёлой артиллерией словесных перепалок она и не лезла, но отвечать - отвечала. В какой-то момент ей даже показалось, что даже неплохо, хотя и с запрещёнными приёмчиками: Адрианна вряд ли знала, как обычно выясняют отношения магглы, а Элли среди них жила, повизгивая от восторга.

- Помилуйте, барышня Лестрейндж, какой шкандаль! - с деланным ирландским акцентом оборвала Адрианну Элли, кладя свободную от конверта с колдографиями правую руку на сердце в жесте обиженной шишуги. - Мы - волшебники, журналисты. Лет через двадцать я даже добавлю к этой реплике "гиганты пера и шпаги", а сейчас - пока просто журналисты. Потому и приглашают - мы не кусаемся. Кстати, у вас, по ходу, кариес, - Элли ухитрилась сделать вид, что посмотрела в рот говорящей Лестрейндж, покачав головой. - Это когда зуб гнить начинает - но это лечится, не бойтесь! - Твилфитт успокаивающе понизила голос. В конце концов, её забавляло, что то, что Лестрейндж хотела сделать скандалом с настоящей бабской дуэлью (заклинание расцарапанного лица, проклятие выдернутых волос), Элли с успехом превращала в водевиль с цирковым уклоном.

Потом Адрианна разразилась длиннющей зануднейшей репликой, что этот ваш вулкан в Исландии - долго, противно, только разве что пепла не летало вокруг, и магглы не ужасались по радио, сколько это может продолжаться. Пока визави, всё больше похожая на, сама того не подозревая, Отто фон Бисмарка, доносила до слабо развитой совести Элли идеи невозможности потрогать чистокровных грязными ручками, последняя, со всем изяществом, на какое была способна, зевнула, прикрыв ротик, а потом подобрала с пола какой-то пергамент, назло Адрианне сделав это не магией, а ручками.
- У вас упало, ага, - устало присовокупила Элли, отметив, что после трудодня в поместье Эбботт ей всё труднее становилось удерживаться на каблучках в два дюйма, поскольку привычнее всего ходить было босиком. - Стоп, притормозите, пожалуйста, метлу перед кольцами, Адрианна! - Элли не стала дожидаться, пока Лестрейндж возьмёт упавший пергамент, положив его на журнальный столик, к печенью. - Вот вы тут сказали, что не интересуетесь моей личной жизнью, но... Но вы же сами о ней поддерживаете беседу. И знаете о ней, по ходу монолога, больше, чем хотели бы, вероятно. Да и совет дала не я Вам, а Вы мне - ну, помните, пару минут назад, про переезд из болота? Я же говорю - реально хороший совет, - Элли осторожно провела кончиком пальца по нижнему веку, убирая слегка осыпавшуюся тушь и стараясь не задеть аккуратно подведённый по последней моде глаз. Когда речь зашла о её маман, грустно стало всем: упоминаний о мадам Твилфитт Элли давно уже не слышала, и выводили они её не хуже собаки-поводыря, ведшей слепого. Она понизила голос:
- Маман сбежала с волшебником, думаю, благополучно покинув этот мир. О мёртвых или хорошо, или никак. Я вот о вашей гран-маман высказалась хорошо, теперь ваша очередь помянуть мою покойницу незлым тихим словом, черт подери, - Элли злобно посмотрела на собеседницу исподлобья, на какой-то момент потеряв мысль: а ведь сказать хотелось так много! Впрочем, Адрианна уже толкала речь про Рика и годность для цветочков, и на ум Элли пришла интересная мысль - высадить наконец эти самые цветочки на клумбе около дома, а то негоже их держать голыми третий сезон к ряду.
- Да ладно, чего там, я ж хотела как лучше, - беззлобно улыбнулась Элли, прикидывая, как бы смотрелась Лестрейндж посреди паба с пинтой "Гиннесса". - И приз в номинации "Сдержанность Года" уходит... Не смотрите так на меня, он просто уходит по-французски*, не прощаясь, даже вам не достанется, сдержанная вы наша!

*в английском языке выражение "уйти по-английски" - to leave French

+2

9

Видимо, почти весь ядовитый пар злости Лестрейндж выпустила, поэтому девушка стала сравнима уже не с нежеланно разгоревшимся огнём, а с глыбой льда. Слова собеседницы больше не играли роли веток, подбрасываемых в пламя, заставляющих его гореть сильнее. При столкновении с ледником они оставляют лишь мелкие царапины. Адрианна была даже немного благодарна Элли за эту маленькую перепалку, ставшею отдушиной для чистокровной. Однако о том, чтобы озвучить это не могло быть и речи, так как волшебница даже для себя не стала заострять на этом внимание. Подобные мысли были ей неприятны. Чувство пусть и слабой благодарности вне зависимости от причин были неприемлемы в отношении «осквернительницы рода волшебников».
- Вы так лестно внимательны ко мне, - презрительно фыркнула Адрианна, - Однако предположу, что у Вас галлюцинации, так как с моими зубами всё в полном порядке. На Вас, наверно, подействовал ядовитый воздух магловского болота или, о Мерлин, - волшебница театрально изобразила шок, приложив руку к сердцу, - Вы что-то не то пьёте, душенька. А может, виной всему это чуткое печенье, которые вы съели, верно, по причине отчаянного голода, - она покачал головой, при этом цокая языком, будто отчитывая ребёнка за мелкую провинность.
Все следующие реплики Элии ничуть не задели Адрианну, за исключением упоминания о том, что миссис Твилфитт возможно мертва. Этот весьма вероятный факт вызвали у чистокровной волшебницы укол совести. Она бы никогда так не отозвалась о покойной, но незнание от ответственности едва ли  освобождает. Всё же извиняться Лестрейндж не собиралась. Хоть у неё и были свои рамки, за которые она ненароком вышла, исправлять это она не собиралась. Не в этот раз. Даже злой взгляд Элии не заставил Адрианну прервать свой нелестный монолог. Ей ещё было, что сказать и останавливаться было не в её привычках. Даже в словестной дуэли она считала это отступлением, если не позорным, то точно не заслуживающим даже капли почёта. Слова Твилфитт о призе только она приняла, как повод к завершению этой нелицеприятной беседы. В продолжение мисс Лестрейндж не нуждалась, она уже получила, что хотела – освободила накопившуюся злость. Конечно, было нечестно вымещать свои эмоции на первой встречной, но Адрианна не считала Элли той, кого стоит жалеть и перед кем извиняться за подобное.
- Ох, какая жалость, что я не получила этот замечательный приз, - притворно расстроилась волшебница, - Я так старалась быть с Вами сдержанной, но мои труды не было оценены по достоинству. Трагично, не находите? А к чему нам здесь трагедии? Здесь и так состоялась неплохая сцена, достойная ушей самых заядлых сплетниц. Может, стоит ещё красиво это завершить? Думаю, продолжить в том резком ритме, поэтому я словно в знак сильной обиды уйду, как этот ценный приз, по-французски.
Адрианна ухмыльнулась и направилась к выходу уверенным шагом, как шла до встречи с Элли, словно и не было этого разговора.

+1

10

Элли глубоко вздохнула. В конце концов, беседа с Адрианной начала напоминать фарс, плохо отрепетированный, но хорошо смотревшийся экспромтом. Уже не первая волшебница говорила ей о том, как сильно статус, по сути, любовницы сказывается на повседневной жизни - ни тебе на санях покататься, чтобы олени не ткнули в это рогом, ни тебе на забор влезть, чтобы гвоздь за это укоризненно не оцарапал.

- Галлюцинациями не страдаю, у вас правда зуб гниёт, - Элли зевнула, катастрофически устав после целого дня работы. Не то, чтобы колдография была непосильным трудом, но есть и правда хотелось - в чём-чём, а с голодом визави попала в самое что ни на есть наливное яблочко. Впрочем, всё хорошо, что хорошо кончается, и спускать на тормозах эту беседу Твилфитт не собиралась.
«Сплетниц, говоришь...» - Элли внимательно дослушала, чем её снова задела Адрианна. Ничего нового - трагедии, оскорбления, полное отсутствие тормозной жидкости в сегодняшнем настроении. Своим картинным уходом Лестрейндж только подтолкнула Элли к мысли о том, что было бы неплохо помочь чистокровной наследнице оказаться героиней первой полосы. Ну, не Рика же просить её совращать, что за детский сад! Интересно, на чём можно поймать заядлую хамку?...

Элли внимательно посмотрела ей в след. В конце концов, она вечером лично отдаст фотографии в руки журналисту, а сейчас время пойти домой - и подумать о вечном на кухне, зажаривая рыбу. Выйдя из редакции, Твилфитт трансгрессировала.

+1


Вы здесь » Сommune bonum » АРХИВ ОТЫГРЫШЕЙ » School for scandal


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC