http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » АРХИВ ОТЫГРЫШЕЙ » Между нами, девушками


Между нами, девушками

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://40.media.tumblr.com/d69d0262da68552ae39eabf8972d5e05/tumblr_nf9yet865w1sgjum7o1_500.jpg
Действующие лица: Belvina Burke, Elly Twilfitt
Место и время действия: 15 сентября 1918 года, Косой переулок, кафе-мороженое семьи Фортескью; уединённый столик у высокого окна.
Описание событий: В сентябре 1918 года Бельвина Берк, прогуливаясь по Косому переулку, увидела, как девчонка, подгонявшая её мантии по размеру целый год в ателье "Твилфитт и Таттинг" и куда-то внезапно исчезнувшая, сидит и... Ест мороженое у Фортескью. Свободных столов больше нет, и Бельвина, используя ситуацию, решает нарушить уединение модистки и задать ей несколько вопросов о её прошлом и настоящем.

0

2

"Скучно", - надулась Бельвина, стоя у крыльца магазина "Совы". Бедный домовик, находившийся позади, пыхтел, силясь удержать в тощих ручках все пакеты сразу, но что-то хронически падало, шуршало и бряцало об мостовую. Миссис Бёрк это беспокоило меньше всего: даже если домовик все покупки  вывалит в ближайшую канаву, она его не пнет и даже не отругает, мало того, Бельвина уже даже забыла, что у нее там в пакетах было. Периодически прогуливаясь по магазинам Косого переулка, она лишь стремилась развеять скуку, которая не давала ей покоя дома. Ну раз позавтракаешь, два позавтракаешь, потом почитаешь "Пророк", закажешь ужин, а дальше что? Снова ходить по садику и нюхать розы? Увольте! В первые два года после школы такое добровольное заточение казалось раем, но по прошествии десяти с лишним лет изрядно надоело. Бельвина задумчиво перебрала монеты, звеневшие в кармане, и решила пойти налево. Потом вспомнила, что она все-таки приличная дама, а в той стороне был Лютный переулок, который "цвел и пах" плесенью и пылью, и развернулась идти в правую сторону от крыльца магазинчика.

Кафе Фортескью заманчиво мигало искорками на вывеске, и женщина уже решила было отведать тамошнего мороженого с мятой, но все столики оказались заняты, а знакомых лиц за ними видно не было. Бельвина разочарованно вздохнула, оглядев летнюю веранду, а затем присмотрелась к небольшому помещению внутри. Девушка в уголке казалась подозрительно знакомой, и миссис Бёрк даже зажмурилась, пытаясь вспомнить, кто она. Кажется... Кажется, та девочка, о которой ходили весьма пикантные слухи! Какой шанс посплетничать! Домовик был в срочном порядке отправлен домой, а сама Бельвина, как будто забыв зазубренные правила приличия, впорхнула в кафе и бесцеремонно уселась на свободный стульчик.

- Мисс Твилфитт, какая удача! Свободных столов совсем нет, а мороженого так хочется. У вас же здесь не занято, нет? - по виду Бельвины было ясно, что даже ответ "занято" ее не смутит и не заставит уйти. - Я вас так давно не видела, а вы ведь были одной из лучших в том магазинчике! Куда же вы пропали... - миссис Бёрк ненавязчиво бросила взгляд на грудь девушки в поисках таблички с именем, но ее там не оказалось. Какая досада! - Келли? - после секундной заминки обворожительно улыбнулась Бельвина.

+2

3

Бабье лето восемнадцатого года в Лондоне выдалось на редкость привлекательным для пеших прогулок и для работы затвора на колдографоаппарате. Солнце, светившее не так ярко, как в жарком июле, создавало абсолютно особую игру теней, точно заставляя до одури знакомые очертания готических кампанил и модерновых фасадов играть со временем; такой мягкий тёплый свет, ложившийся на всё вокруг, придавал абсолютно новые оттенки холодной осени, уже вступавшей в свои права и шагавшей по Лондону, но всё ещё не одержавшей окончательную победу над летними длинными деньками. Одним словом, старушка Англия, уже сменившая грязно-зеленый оттенок ленты Темзы на чуть более синевато-морозный, выглядела, как немолодая красавица, которая вот-вот накинет белую мягкую шубку на плечи и покинет журфикс в летнем саду - и такая атмосфера не могла не радовать творчески настроенную Элли Твилфитт, чью свободу отныне не ограничивала ни чёрная с золотом форменная мантия ателье "Твилфитт и Таттинг", ни какие другие атрибуты пленения. На ней не было ни роскошного обручального кольца, которое сдавливало "сердечную" вену безымянного пальца левой руки, ни кандалов-браслетов, какие обычно носят узники волшебной тюрьмы Азкабан; зато её шею оттягивал фотоаппарат, и она, отныне безработная и потому трижды весёлая, могла позволить себе выйти в другой Лондон, Лондон немагический, Лондон, где ещё были видны следы Великой Войны, Лондон, где...

Утро пролетело незаметно. Её новая роль бравой домохозяйки ещё не давила привычным для многих мадам хомутом, да и вряд ли задавит - замужем Элли не была, а оттого всё предприятие выглядело несколько веселее, чем у других девушек, которых всё-таки заставили сменить фамилию. Завтрак, рубашки Рика, чай, газетные новости, радиопередачи - у неё, девочки, сбежавшей из-под власти pater familia, теперь было больше, чем ещё каких-то три месяца назад. Роскошь залов не даёт тепла, а труд в ателье, хотя и сделал бы из обезьяны модельера, никогда не позволял действовать, как того хочет бессознальный эйдос. После рутины дневных забот (рынок, кое-какая уборка, снова рубашки, а потом ещё и изобретение ужина) она принадлежала себе - а это значит, что можно было, взяв колдографоаппарат, пойти ловить кадры, а потом позволить себе лишнего - взять один шарик мороженого за девять кнатов, со взбитыми сливками за два сверху.

И вот Элли уже сидит за маленьким неудобным столиком у Фортескью, и вот перед ней стоит креманка с тем самым единственным шариком тропического мороженого с горкой сливок. Немного в стороне лежит открытый дневничок, куда она записывает, что отсняла и на какую плёнку, чтобы не запамятовать и не засветить хорошие кадры (а такие, как думала Твилфитт, у неё сегодня получились). Мимо проходили люди, чьи лица Элли помнила по работе в ателье; кто-то красивый, кто-то высокий, кто-то богатый, кто-то - всё перечисленное одновременно. Ничто, ничто не беспокоило - и даже тяжесть не снятого с шеи фотоаппарата доставляла только приятное неудобство, сравнимое только с тяжестью, скажем, возлюбленного мужского тела...
"Келли?" - Элли медленно повернула голову налево. На свободном стуле, как на троне, сидела одна из тех обладательниц красивых лиц, которую Элли, безусловно, помнила по своей работе в ателье. И такое спортивное запоминание тоже было частью работы - мадам Бельвина Берк, замужняя, чистокровная, красивая. Супруг, кажется, глава отдела чего-то там в Министерстве Магии, носит очки и дорогие костюмы, и тоже появлялся в "ТТ". Сделав усилие над собой, чтобы не вскочить со стула и не раскланяться перед уже-не-её-клиенткой, Элли улыбнулась. Пропала, куда, одна из лучших, Келли - слухами земля полнится...
- Миссис Берк! Присаживайтесь, что Вы! - Элли расплылась в ответной улыбке. Бельвина не обязана помнить всё тех, с кем имеет дело. - Элли, - со смехом исправила собеседницу девица. - Я... Я не пропадала, миссис Берк. Я просто переехала, и решила, что мне нужно - скажем, взять творческий отпуск. Вот, фотографирую, пишу заметки, живу новой жизнью! - Твилфитт ткнула в фотоаппарат на шее, захлопнула тетрадочку, отправила в рот ложечку с мороженым, почти не ощущая его вкуса. И флоббер-червю было понятно, что мадам Берк что-то слышала о том финте ушами, который провернула Элли с уходом из дома - но скрывать его не было ни желания, ни смысла. - А магазинчик и без меня обойдется, - она махнула ручкой, откинувшись назад на стульчике.

+2

4

- Что там миссис Бёрк! Бельвина, можно просто Бельвина, - кивнула женщина, подзывая официанта. - Мне, пожалуйста, ваше фирменное, мятное. Два шарика. Нет, три. И повторите заказ очаровательной мисс Твилфитт - творческий отпуск требует как минимум вдохновения, ведь так? Я угощаю, - сама того не подозревая, Бёрк действовала по всем законам жанра: мороженое для того, чтобы собеседница не ушла раньше времени, и легкое, но безостановочное тарахтение, чтобы показаться хорошей подружкой. А как иначе завязать разговор с девушкой, с которой раньше и разговаривали только на тему "подлиннее или покороче"? А поговорить-то хотелось...

Бельвина покладисто сложила ручки на коленочки и откинулась на спинку стула.
- Магазинчик-то, конечно, не пропадет, но там определенно стало гораздо скучнее. Я ведь любила приходить именно к вам, - уже в нормальном темпе мечтательно вздохнула женщина. - Теперь вот все больше приходится на дом вызывать, а это лишает некой толики... азарта, что ли? Так вот придешь к вам, старых знакомых встретишь, - ностальгически выдала Бёрк. - Но что-то я замечталась, - одернула себя женщина и перевела взгляд с видавшей виды столешницы на Элли. - И как она, новая жизнь? Нравится? Манящее ощущение свободы: хочешь, иди направо, а хочешь - налево, да? Даже завидую, правда, - кивнула Бельвина, припоминая, что у троюродной бабушки супруга на неделе юбилей будет, 105, кажется, лет, и ей обязательно надо там быть. Обнимать совершенно незнакомую дряхлую старушку, улыбаться ей и ее еще более древним гостям, делать вид, что она польщена приглашением на обед, который закончится далеко за полночь воспоминаниями о любовниках, якобы существовавших у виновницы торжества в молодости. По крайней мере, прошлый юбилей именно этим и закончился. От картин разной степени брезгливости, которые то и дело всплывали в ее памяти, Бельвину тогда воротило еще месяц. Выход один: объесться мороженого и заболеть. Нет, Элли в какой-то степени действительно была счастливей ее. Но не во всем, как казалось Бельвине.

- Разве что творческий отпуск плох тем, что рано или поздно придется вернуться к рутине. К работе, прошлой или какой-то новой. К журналистике, может быть? У меня знакомая в одной редакции есть, - Бёрк кивнула на колдографоаппарат. - Или сразу замуж, чтобы о материальном благополучии беспокоился кто-то еще. В магазинчике говорили, что скоро надо будет платья подружкам невесты шить, они же не ошиблись? - Бельвина вопросительно подняла брови и хитро улыбнулась. Времена-то, конечно, меняются, на дворе уже, слава Мерлину, аж двадцатый век, но отношения разной степени серьезности должны быть либо узаконены, либо прекращены. А то что люди говорить будут!

+2

5

«Ну да, просто Бельвина…» - Элли задумчиво убрала со стола тетрадочку в недра небольшой кожаной сумочки абсолютно немагического происхождения, купленной позавчера в маленьком магазинчике на углу Денмарк-стрит и Чаринг-Кросс-Роуд. Конечно, дамский аксессуар был уже подвержен магическому улучшению – по крайней мере, заклятию незримого расширения и небольшому наговору от карманных краж, поскольку район, где теперь жила Элли вместе со своим бойфрендом, хотя и не был криминальным, как Кэмден, но доставлял некоторые неудобства молодым девицам нежного возраста. – Право слово, не стоит, я и сама могу заплатить, - вяло отнекивалась Элли, однако, не торопясь отказываться радикально. В конце концов, из всех подруг у неё осталась только Мэйв, и вот так вот посидеть на равных с высокородной леди у Элли получится ещё нескоро; хотя бы даже леди и ждала от неё сплетен и новостей, готовая сразу же после выхода из кофейни забыть, как её зовут, а историю – украсить новыми фактами. До описания постельных сцен, оно, конечно, не дошло бы, но уход юной племянницы хозяев ателье был бы расписан с замахом на Уильяма нашего Шекспира.

- Ну, вы всегда сможете ко мне обратиться, мадам, если нужны именно мои руки, - Элли продолжала мягко улыбаться. – В конце концов, другие девочки в магазине ничем не хуже, а то и лучше, но, думаю, что это как с парфюмом – однажды влюбившись в тихий миндаль, трудно заменить его модным сандалом. Да и потом, я уже знаю, как подогнать вам плащ, а как – платье. Вы любите красивую одежду спокойных тонов. В вашем случае хозяйка всегда прекраснее платья, и не потому, что оно пастельно-палевое…

Умение вести светскую беседу Элли пока не пропила, да и воспитание было, что называется, «дадено» хорошее. В конце концов, догадавшись, что дама чуть младше её потенциальной биологической матери хочет услышать историю от первоисточника, Твилфитт не убежала в ужасе, но как ни в чём не бывало продолжала беседу. – Да и в ателье всегда приятнее, это вы правы. Дома оно конечно удобнее, но атмосферу творчества модисток гостиные не заменят.
Девушка послушно следовала заданной Бельвиной траектории диалога, вежливо поддакивая и внимательно слушая, что говорит мадам Берк. В конце концов, даже если визави и не производила впечатления сплетницы со стажем, нельзя было дать повод для совсем уж откровенного смака над амурной историей Элли и Рика.

- Свобода даёт крылья, как у гиппогриффа! – в глазах юной девушки запрыгали бесенята. На щечках появился здоровый румянец, она облизала пересохшие губы. – Я много, очень много фотографирую, но я фотограф свободный, без обязательств перед газетой, - «хотя там мои снимки появляются». – А ещё я пишу и наблюдаю. Кто знает, чем это закончится… Простите, мадам Берк, то есть, я хотела сказать, Бельвина, я… - Элли поморщилась. – Но материальное благополучие не обязательное следствие свадьбы! – девушку чуть не перекосило от мысли о том, что её небольшое тельце упакуют в белую ткань, подобную шторе, на голову нацепят ещё больше штор, присобачив всё это хозяйство лентами, шпильками, коронами и прочими разноцветно-похабными атрибутами, о которых, как водится, мечтала каждая девочка и далее по тексту. Следующая картина, которую услужливо нарисовало воображение – толпа одинаковых малознакомых личностей её «подружек», в которые записали всех незамужних девчонок до восемнадцати лет. Так мало того, что записали – ещё и одинаково нарядили, ещё и заставляют тихо ненавидеть и без того закупоренную в белый сатин Элли, которая на картинах в голове и сама не рада такой перспективке. В конце концов, несчастную Элли добили мысли о том, что половину действа, именуемого в народе «первая брачная ночь», несчастному свежепреставившемуся холостяку, а ныне супругу, пришлось бы выковыривать жену из белой «консервной банки» платья, доставая из её причёски шпильки, заколки и бантики, чтобы не пробить голову оными в процессе. Контрольным проклятием не в бровь, а в глаз стал вид самого жениха, которому пришлось бы выслушать массу лицемерия и ложно скромных поздравлений.

Самым большим враньём был бы белый цвет платья. Если бы она до сих пор сохранила бы повод публично нацепить белое в символ чистоты и невинности, на месте ирландского джентльмена она бы обиделась. Да и сама бы тоже удивилась – Элли не считала себя первой красавицей на Хогсмиде, но уж симпатичной она точно была.

- В магазине никогда не ошибаются, Бельвина, - строго, но весело добавила Элли. – Мы обслуживали и Вашу собственную свадьбу, помните? А когда я уходила в отпуск, начинались приготовления к женитьбе моего старшего кузена. Однако, всё сорвалось, не спрашивайте, почему, я не знаю. Но он не женится, а более у нас свадеб не запланировано. По крайней мере, о готовящихся торжествах с регистрацией, - как говорится? - «союза мужчины и женщины» и наличием торта, голубей и распорядителей мне не известно.
Элли счастливо заулыбалась, когда принесли ещё одно мороженое. Жить становилось на порядок веселее.

Отредактировано Elly Twilfitt (2015-01-06 11:17:51)

+2

6

мне достоверно не известно
как там с конями на скаку
но фуры влёгкую на трассе
оксана с ольгой тормозят
© Arman Teo

Возражения Бельвина пропустила мимо ушей: она скорее бы больше удивилась, если бы их не последовало. И сумочка Элли миссис Бёрк понравилась - таких она не видела ни в магазинах, ни в каталогах. И даже очень изысканное замечание насчет духов и цветов весьма кстати польстило Бельвине, которая при всем желании не умела цветасто выражать собственные мысли, заранее не заготовив шаблонные фразочки. Но вот отношение к жизни и такие странные речи о свободе бывшая Блэк, выросшая под хроническим давлением со стороны морализатора-отца и поддакивающей ему матери, понять (и уж тем более принять!) не могла никак. Чувствуя за собой право давать советы как минимум в силу возраста и собственного замужнего статуса, Бельвина с полным осознанием собственной правоты ... молча поглощала мороженое. Значит, слухи все-таки правдивы.

Неужели у этой бедной девочки не было друзей и родителей, которые втолковали бы ей, что, дескать, милая, не хорошо жить под одной крышей с мужчиной, не являясь его женой? Неужели они не намекали ей, что так пятнать свою репутацию совершенно нельзя - от нее же откажутся все приличные люди! Неужели никто не сказал, что бордель есть там, среди прочих злачных местечек Лютного переулка, а не в какой-нибудь скромной квартирке (или где они там обитают)? Бельвина могла спорить на ключ от шкатулки с драгоценностями, что Элли обо всем этом говорили. И то, что она не спохватилась и не вернулась в магазин, надеясь, что самые дотошные сплетницы вскоре о ней забудут, уже говорило о сознательности ее выбора. Пока ледяное мороженое под аккомпанемент рассуждений о свадьбе едва ли не вызывало слезы на глазах Бельвины, сама женщина соображала, может ли она что-то сделать для того, чтобы справедливость и моральные устои восторжествовали над разгулом еще пока очень юношеского наплевательства.

- Ну как же! Супруга куда проще уломать на какие-то значительные траты нежели родителей. Вот оно и материальное благополучие, когда совершенно не надо заботиться о том, что там будет дальше. И можно из творческого отпуска даже не выходить, - ломая шарики мороженого, чтобы побыстрее подтаяли, заметила Бельвина. - Ага, свою свадьбу забыть нельзя... И даже несмотря на массу штампов и шаблонов, праздник удался настолько, что его хочется вспоминать. Эдакое официальное начало личного "долго и счастливо". Это стоит пережить, не находите? - Бельвина прикусила нижнюю губу, ожидая реакции собеседницы. Откуда же берется в девочках, хронически играющих в принцесс и ждущих принца, такое неприятие брака? Или это всего лишь бунт и вызов обществу едва оперившихся птенцов? В конце концов, если бы Элли и ее возлюбленный спали вместе, не афишируя свои отношения, слухи бы так бурно не плодились. А вот сам факт гласности незарегистрированных отношений, побега от родных и даже переезда - вот что убивало. Растление, начавшееся среди средних слоев населения, рано или поздно доберется до умов и девиц аристократического происхождения, что вполне может подорвать всю жизнь магического сообщества. О дальнейшем Бельвина предпочитала не размышлять, опасаясь за собственное душевное спокойствие.

+2

7

Junge, warum hast du nichts gelernt?
Guck dir den Dieter an
Der hat sogar ein Auto... ©

Элли смотрела на Бельвину; она слушала Бельвину, пыталась понять Бельвину - и ей казалось, что она собирает какую-то головоломку, решение которой ускользает каждый раз, когда мадам Берк продолжает предложение. Казалось бы, доведи мысль до конца, позволь ребёнку переварить сказанно, побалуй её минуткой на размышления и молитву! Но нет; миссис Берк очень убедительно тарахтела о важности брачевания двух ячеек общества, о том, что "долго и счастливо" обязательно должно начаться официально, с разрешения властей, с уведомления всех-всех людей на свете о том, что, мол, нате, съешьте, мы теперь вместе! Элли мысленно произнесла эти слова с башни Парламента, показав всему Лондону огромный кукиш, в её воображении почему-то обильно смазанный сливочным маслом и так же обильно присыпанный маком - но кроме грязи на руке ничего не почувствовала. Интересно, а мадам Берк чувствовала какую-то долю личного удовлетворения, когда говорила "Я согласна!" на свадьбе с этим дядькой из Министерства? Хотелось ли ей показать, как хорошо ей стало после того, как власти разрешили мистеру Берку её раздеть? А, самое главное, что бы поменялось в их отношениях, не связывай их вот это вот "...и пока смерть не разлучит нас"? Несмотря на то, что Элли и Рик не менялись клятвами, они планировали, что смерть и не будет пытаться их разлучить, и уж если им и придётся умирать - так только чтобы встретиться over there в условленном месте и попасть в одну очередь за перерождением.

Und wie du wieder aussiehst
Löcher in der Hose
Und ständig dieser Lärm
(Was soll'n die Nachbarn sagen?) ©

Впрочем, ответ пришёл, как только Бельвина заговорила о тратах, на которые супруга было легче "уломать". Элли мысленно прикинула, какие такие богатства ей должны были бы предложить, чтобы она, счастливо помахивая белым платочком Рику, на внезапно выросших крыльях полетела на торговые улицы. Считать до таких цифр она явно не умела, и учиться не желала -таких чисел ещё не придумали; смысл пытаться измерить то, что никогда не существовало? Деньги были и у неё; а смысла в хождении по Косому переулку в поисках хоть какого-нибудь развлечения, отличного от садоводства, чтения или живописи, она не видела. Будь она чуточку посмелее, она бы предложила Бельвине посетить Бейкер-стрит, выпить орчату в Ковент-гардене, поесть, наконец, жареных каштанов около Кэмденского рынка - а то и заглянуть на сам рынок, чтобы выбрать какую-нибудь вещь с историей, прикупить её и целый день сидеть в пабе, выдумывая эту самую историю, предполагая и фантазируя... Между ними с мадам Берк была целая пропасть, грозившая стать ещё больше. Элли продолжала улыбаться, склонив белокурую головку набок.
- А какие значительные траты могут быть, если у меня всё есть? - она лукаво сощурилась. - Дом, машина - не такая, конечно, как в Министерстве Магии, у них автопарк круче некуда! - но есть же. У меня много всякой одежды. Есть пара мётел. Украшения я почти не ношу, разве что вот это, - Элли продемонстрировала круглый амулет на шее, изображавший циферблат с отверстием посередине. - У меня есть любимый человек, мечта, уютная постель и вкусная еда. Что может сделать меня ещё более счастливой?

So viel schlechter Umgang
Wir werden dich enterb'n
(Was soll das Finanzamt sagen?) ©

Бельвина, очевидно, была очередным вестником "хорошего тона"; когда-нибудь в школах, где будут учиться девочки и мальчики вместе, будут преподавать сексуальное воспитание, и, по скромному мнению Элли, мадам Берк подошла бы для вещания традиционных ценностей. Впрочем, ответы на вопросы Элли Бельвина пока не дала. Элли решила снова попытаться счастья:
- Бельвина, скажите, зачем? Я... Я не хочу никаких официальных начал, многочасовых лицемерных речей, поздравлений и крокодильих слёз от едва знакомых мне людей. Всё, что мне нужно - быть. Праздники проходят, мишура падает, омела увядает, - Элли хмыкнула. - Переживать стоит что-то великое, что впишет тебя в историю - то есть, даст возможность рассказать детям, что случилось, лучше понять себя. От того, что у меня появится кольцо на безымянном пальце, я не стану счастливее - просто счастливее некуда уже.

Und du warst so ein süßes Kind
Du warst so süß... ©

Inspiration spoiler

Пост написан совместно с группой Die Ärzte: Junge

+2


Вы здесь » Сommune bonum » АРХИВ ОТЫГРЫШЕЙ » Между нами, девушками


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC