http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » АРХИВ ОТЫГРЫШЕЙ » Серая кошка в тёмной комнате


Серая кошка в тёмной комнате

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

-
Действующие лица: Cantankerus Nott, Elly Twilfitt
Место и время действия: 3 декабря 1920 года, 11.00, приёмная архивов Министерства Магии
Описание событий: практическое пособие по переговорам с чиновниками на тему "Хочу найти то-не-знаю-что".

0

2

И чего Элли стукнуло в голову искать людей, которых она никогда не видела? Мать она не видела ни разу в жизни, не считая небольшой фотографии, на которой детишки в школьной форме Хогвартса машут ручками и держат большой Кубок Школы. Если приглядеться, то во втором ряду, с самого краю, стояла девочка с такими же вьющимися светлыми волосами, как у Элли, и с большими голубыми глазами. Здесь ей было пятнадцать, и в следующем году она в школу не вернётся, как не вернётся и домой, прислав коротенькую писульку, что она в Норвегии, и её мир никак не пересекается с учёбой и ателье... Одним словом, выход своей деятельности незамужняя домохозяйка Элли Твилфитт искала всеми возможными способами, благо, что Рик её не ограничивал и не запрещал. О, да, эти двое были похожи - Рик рано потерял отца и очень хотел отыскать хоть какие-то сведения о том, где он пропал, да и пропал ли вообще, а Элли... Своих родителей Элли в лицо не знала, как не знала, где она родилась, кто её отец, а также как выглядит её мать в жизни, чтобы при случае узнать её лицо и задать ей вопрос вида "Какого чёрта, мама?"

Многие говорили, что в Министерстве Магии есть способ узнать и дату рождения, и кто родители - все магические дети записывались в особую книгу, которая и давала нужную информацию. Так, дядя Делвин узнал дату рождения своей племянницы, которую принесла блудная мать домой; именем отца, правда, он не стал заморачиваться. Сейчас же этим решила озаботиться Элли, незанятая, безработная, а потому крайне деятельная; заодно, при случае, можно было бы и задать вопросы о Рике и его родителях, зная его желание найти хоть что-то об отце. Несколько дней девица потратила на поиски нужного кабинета в Министерстве Магии и, пройдя тернистый путь от секретаря к секретарю, записалась на приём к мистеру К. Нотту, служившему в Отделе Тайн. Вероятно, именно этот отдел и отвечал за выяснение вопросов, ответы на которые хотела услышать юная Твилфитт. На приём, назначенный к 11 утра, Элли пришла минутка в минутку, одетая аккуратно, чисто и скромно; в конце концов, ей предстояло вести переговоры, а не брать интервью. Расположившись в углу приёмной, она смиренно ожидала, пока к ней выйдет чиновник, и обдумывала, какие именно вопросы она ему задаст.

Как только мужчина появился около неё, Элли встала, хотя бы это и нарушало этикет, и протянула ему руку:
- Элли Твилфитт. Мне назначено на одиннадцать утра.

+1

3

Вообще-то до одного прекрасного дня Нотт не считал себя настолько важной в департаменте фигурой, чтобы к нему записывались на прием. Но так, видимо, посчитало непосредственное начальство, сообщив ему, что следует явиться в один из кабинетов на нижнем уровне, чтобы помочь посетителю с решением какого-то там вопроса. Что за посетитель, какой вопрос, и насколько теперь распространялись его полномочия, Кантанкерусу, разумеется никто объяснять не стал. Отдел тайн оставался отделом тайн.
Решив разобраться на месте, он закончил текущие дела в архиве, запер помещения, позлорадствовав о том, сколько своего драгоценного времени потеряют вечно смотрящие на таких сотрудников, как он, исследователи, и направился по запутанным коридорам в направлении того самого кабинета. Впрочем, он с большей или меньшей степенью точности мог предугадать, какие требования будет выдвигать посетитель. Доступ к информации, разумеется. Время от времени такие люди появлялись в Министерстве, очень уж любопытные. Их ничуть не смущало, что архивы департамента, достаточно обширные надо сказать, все наперечет носили гриф секретности, им надо было знать. Они выдвигали совершенно различные аргументы: от упоминания демократических свобод до необходимости защищаться от опасности внешнего вторжения. Последних Нотт ненавязчиво отсылал в Мунго: именно в отделе ментальных расстройств работали агенты ОТ под легендами колдомедиков, они же могли выписать нужные зелья.
В общем, так или иначе, отказывать интересующимся приходилось, но никогда еще в официальной обстановке с назначенным для приема временем. Видимо, клиент оказался очень настойчив, раз был удостоен таких почестей.
Клиент оказался клиенткой. Что было уже довольно неожиданно: у женщин обычно находились куда более настоящие проблемы и заботы, а совсем уж праздное любопытство в Отдел тайн не приведет.
- Добрый день, мисс Твилфитт, - он пожал протянутую руку и вновь указал на кресло для посетителей, из которого только что поднялась девушка. Сам он не представлялся, такие уж правила, или даже скорее традиции, на нижних этажах. Если посетители все же добираются сюда, они и так точно знают, к кому пришли. - Изложите, пожалуйста, ваши вопросы, желательно по сути, можно без вежливых вступлений. И, если это в моей компетенции я постараюсь вам помочь.
Еще  одной традицией департамента были обтекаемые формулировки.

+1

4

Перед Элли появился средних лет мужчина с умными глазами, смотревшими поверх неё самой, как будто по привычке избегая взгляда её больших сине-зелёных глаз. С другой стороны, встреча с чиновником из Отдела тайн и не могла выглядеть иначе - этот самый мистер Нотт, который её принимал, скорее всего, был как следует проинструктирован относительно своего поведения в компании посетителей. Элли, как журналистка, могла бы даже прикинуть, как именно выглядит его должностная инструкция - возможно, список, возможно - регламент, состоящий из полусотни пунктов. В любом случае, свой шанс выяснить суть дел давно ушедших дней упускать Элли не хотела. Жизнь с ирландцем, ветераном маггловской войны, человеком спокойным и мужественным во всех смыслах этого слова, научила Элли понимать мужчин с первого раза, без повторений. Если требовалось объяснить, в чём суть, значит, юная Твилфитт брала себя в руки и чётко излагала факты, без лишних эмоций и сокращая собственное восприятие произошедшего.
- Ясно. Итак, мистер Нотт, вопрос касается способа Министерства проверять - или, если угодно, отслеживать - родословные. Не секрет, что все рожденные волшебники, точнее, их имена, появляются в особой книге. Именно так Министерство имеет возможность зачислять в Хогвартс детей, появившихся в неволшебных семьях. По этой книге можно узнать дату и место рождения волшебника; а можно ли по ней узнать, кто родители, их статус крови, а также факт их смерти? Объясню подробнее. Я лично - волшебница, правда, о статусе своей крови не знаю. Воспитывалась в волшебной семье, родилась от волшебницы, отца своего не знаю. Дату рождения узнавал мой дядя - 31 августа 1899 года. Но, сами понимаете - хотелось бы знать несколько больше, да и не только мне. Возможно, моему... Другу, - Элли запнулась. Она не знала до сих пор, имеет ли она право называть Рика мужем - впрочем, на статус ей было плевать самой: иногда требовалось объяснить другим людям, кем приходятся друг другу мужчина и женщина, живущие под одной крышей. Вариант "друг" подходил как нельзя лучше - в конце концов, он включал в себя и любовника, и мужа, и даже донора, про которого любила шутить Элли. - Так вот, ему тоже было бы интересно узнать, скончался ли его отец. Естественно, мы оба понимаем, что Отдел тайн не раскрывает своей деятельности, мы этого не требуем. Но если у нас есть шанс получить информацию о том, кто мы и откуда, мы были бы благодарны. Способ на ваше усмотрение.

+1

5

Нотт пробежал взглядом по её лицу, на мгновение прикрыл глаза, затем еще раз присмотрелся, отпечатывая в памяти недостающие детали. Пожалуй, в этом не было бы смысла в обычных условиях. Но речь прямо с порога зашла о вещах настолько странно связанных с небольшими дополнительными исследованиями Кантанкеруса, что впору было заподозрить не простое совпадение, а нечто большее. Например, настойчивый интерес начальства к этим исследованиям, которые вообще-то должны были оставаться его личным небольшим секретом. Или другого его начальства, того самого, которое он и в лицо-то не знал, поскольку руководители РК предпочитали действовать через посредников. Или - кто знает - может интерес этот принадлежал людям из совсем другой организации. Вариантов могло быть множество, и каждый из них предполагал осторожность, бдительность и всякие другие несомненно полезные качества, которые развивал факультет и опыт работы в ОТ. В том числе и способность удержать в своей памяти еще одно лицо, будь оно даже не настолько примечательным, как у Элли.
- Вы, в общем, правы, мисс Твилфитт. Определенные книги регистрации новорожденных существуют. Вы не совсем точны в деталях, да и списки будущих студентов, которые создаются в Хогвартсе - это не совсем то же самое, что можно найти в архивах Министерства. Но, понимаете ли, проблема даже не в этом. Я могу понять ваше стремление узнать свои корни, но с точки зрения законодательства, ваши родители вправе сохранить свои имена в тайне. Возможно, ваш отец вовсе не хотел бы воссоединения семьи и, пусть такое решение и не слишком благородно, но - увы - оспорить мы его не можем.
Кантанкерус сочувственно улыбнулся посетительнице, отмечая, что её формулировки не менее обтекаемы, чем принятые здесь.
Атмосфера ли так влияет, или у нее тоже слизеринские замашки?
- В особенности, в случае, когда речь идет не о вас, а о вашем друге. Семейные узы, знаете ли, конфиденциальная информация, и если бы мы выдавали её всем желающим во всех подробностях, в мире могла бы настать, - он с сожалением вздохнул и развел руками, - анархия. Вам бы этого не хотелось, не так ли? Поэтому, к моему величайшему сожалению, я должен сообщить вам, что законных способов узнать то, что вас интересует, совершенно нет. Министерство вам в этом не помощник.
Закончив свою проникновенную, исполненную сочувствия и глубочайшего и уж конечно как нельзя более искреннего уважения ко всевозможным законам речь, Нотт сомкнул пальцы в замок, но уходить из кабинета и возвращаться к своим непосредственным рабочим обязанностям не спешил, наблюдая за реакцией девушки. Если она была настолько настойчива, что сумела добиться такого вот приема, едва ли беседа закончится на этом.

+1

6

Элли чуть было не расплылась в довольной улыбке, как только услышала, что в общих чертах она права. Как и всякий уважающий себя труженик пера и вспышки, она умела выдирать слова из контекста; впрочем, если к этому добавить ещё и немного прикладного душеведенья, то, в целом, её диалог можно счесть даже удачным, как и поход в Министерство, к одному из чиновников. А чиновников Элли не любила.
- Вы верно заметили про тайну моих родителей. Внесу свои правки, чтобы вы не считали меня ни преступницей, ни, прости Мерлин, дурой, - Элли сложила ручки на коленке, закинув ногу на ногу. Прямая спина продолжала ныть, и, пожалуй, только сейчас она поняла всю прелесть всех этих дамских ухищрений вроде туго затянутых корсетов: даже если бы ей и захотелось, ссутулиться было бы как минимум затруднительно, как максимум - больно. Тугая шнуровка, казалось, могла обжечь ребра, но, нащупавшая под ногами почву какой-никакой объективной истины, Элли не собиралась обращать внимания на физические неудобства. Как и всякая уважающая себя выпускница факультета Гриффиндор, перед лицом проблем и трудностей разного рода она проявляла себя на редкость стойко. Если же удавалось ещё и сохранить чувство юмора, то дело было в шляпе - как раз в такой, фетровой, с бантиком, которая сейчас лежала рядом с ней.
- Я знаю, кто моя мать, её родословную и её привычки. Я знаю также, что она находится сейчас вместе с моим биологическим папочкой, скажем, в научной экспедиции. Я просто желаю знать, кто он. Воссоединять эту семью я не собираюсь - ибо для этого должна быть семья, а у меня она давно своя, без участия моих родственников, - пояснила Твилфитт, слегка склонив головку набок. В конце концов, она не врала и сообщала чистейшую правду. Узнать имя того наргла, с которым спуталась её дорогая родительница, было бы неплохо - по крайней мере, уж она бы приложила все усилия, чтобы рассказать эту правдивую историю жадной до сенсаций публике. Она даже видела заголовки - "Девочка на пороге жизни: волшебная безответственность!" или "Семь раз отмерь, один раз роди: left outside alone". Но всё это - дела скорее футуристически сюрреальные, чем вполне себе осуществимые. В конце концов, Элли хотела знать.
- Родословная моего друга меня интересует ещё меньше, чем прогноз погоды в городе Корк на будущей неделе, - спокойно привела сравнение девушка, покачав ногой в туфельке в знак того, что она говорила чистейшую правду. Она знала, кто семья Рика, безусловно, интересовалась ими, но до их чистоты крови и коленного родства с королями Элли было дела столько же, сколько раз в месяц им домой звонил премьер-министр Британской Империи. Министр им не звонил, телефона не было. - Я задаю вопрос, имеет ли право волшебник, знающий своих родителей, узнать их судьбу. Вообще. В принципе. Считайте это праздным дамским любопытством - или обыкновенным вопросом дамы, которая хочет угодить своему мужчине. Чем угодно, мистер Нотт - я добилась приёма у специалиста, и я хотела бы получить кое-какие ответы. По меньшей мере, мне интересно, с чего можно начать поиск человека, судьба которого неизвестна - но в наличии метрические данные.

+1

7

Нотт внимательно слушал девушку и удивлялся, как иногда плавно и ненавязчиво можнт поменять курс беседа. Внезапно оказалось, что посетительница неплохо осведомлена о своей родительнице, её местонахождении и даже о том, что интересующий её человек тоже где-то неподалеку. И, надо сказать, это признание несколько уменьшало её и так невысокие шансы на получение интересующей её информации: одно дело пытаться надавить министерским на жалость и рассказать историю о сиротке, которой хотелось бы хоть раз в жизни взглянуть в глаза родной кровиночке - такой подход вполне мог подействовать на кого-нибудь не из Департамента, того, кто сидел достаточно высок, чтобы лично провести девушку в архив, если понадобится - но совсем другое - признавать праздное любопытство. Может, и не слишком приятно считаться дурой, но нельзя отрицать, что иногда именно такой подход самый действенный. От глупого человека не ожидают опасности или подвоха, да и само его существование становится в некотором роде комплиментом собеседнику. Что располагает. Впрочем, в данном и конкретном случае это бы все равно не сработало: у Нотта элементарно не было полномочий, чтобы дать девушке допуск в архивы.
- Вообще и в принципе, мисс Твилфитт, такое право не зафиксировано, насколько мне известно, ни в одном законе. Но точно так же как вашим родителям никто не запретит скрываться - вам никто не может запретить их искать, ведь так? Как я уже говорил, Министерство вам в этом не помощник, официально вы здесь - да и где-нибудь еще - вряд ли сможете добиться чего-нибудь.
Впрочем, кажется, посетительницу интересовала вовсе не официальность способов добычи данных, а результат. И нельзя не заметить, что если в дополнение к заявленному немалому объему информации у неё были еще и деньги, это давало неплохие шансы на успешность этого самого результата. Но, конечно, не здесь и не таким образом.
- Но с такими блестящими исходными данными, которые у вас есть, вы вполне можете искать и другие пути: расспросить родственников, возможных знакомых, соседей, однокурсников вашей матери, к примеру. Затем по итогам открывшейся информации, искать новые нити, которые, возможно, при должном везении, рано или поздно выведут вас к интересующим вас ответам. Пожалуй, начать можно с этого. Правда, скорее всего, это займет все ваше время и силы, да и продлиться может довольно долго. С другой стороны, вы можете попросить кого-нибудь действовать в ваших интересах. Ведь наверняка в мире есть люди, которые делают такого рода услуги своей профессией. Вполне возможно, они быстрее и качественнее смогут добыть информацию и о вас, и о вашем друге и о других ваших близких и дальних знакомых, и о погоде в городе Корк на будущей неделе заодно.

+1

8

- Как это мило, не находите? - Элли улыбнулась, настолько мило, насколько ей позволяла ситуация. Скорее всего, её собеседник вряд ли ставил себе целью во что бы то ни стало отказать посетительнице в выдаче каких-то сведений. Она говорила плавно, почти напевала: - Человек приходит в Министерство, рассказывает всё, что знает, а Министерство говорит, что нет закона, который бы позволил узнать имя настоящего отца. Превратности судьбы, мистер Нотт.

Твилфитт не пыталась играть какую-то определённую роль; она шла в архивы с одной целью - узнать, какие альтернативы архивам существуют в мире магов. В конце концов, на сразу положительный ответ чиновников, которые с готовностью распахивают перед ней дверки своих секретов, надеяться было бы по меньшей мере глупо; как раз-таки глупой она себя и не считала. Инфантильной, возможно, несколько экспрессивной, отчасти заражённой максимализмом - возможно.

- Официальные сведения нужны тому, кто будет их использовать официально, верно? А моя цель - ответ на вопрос "Кто мы и откуда?" - Элли с готовностью достала своё зачарованное перо, не требовавшее чернил, и небольшой блокнотик, на страницах которого можно было с равным успехом найти как рецепты эльфов мадам Эбботт-старшей, так и разнообразные пометки и мысли, впрочем, ничего особенного не говорившие рассматривавшему их. Они были записаны настолько вразнобой, что Элли бы поставила пару галлеонов на то, что её ближайшие люди тоже потратили бы немало времени на расшифровку почти рунической руки.
- Ничего общего с заполнением свидетельств, метрик и протоколов мой интерес в себе не несёт. Кому вы дадите эти сведения? - она черкнула что-то в блокнотике. - В смысле, если я принесу вам разрешение Министра Магии, вы будете готовы заглянуть в книгу и назвать имя и фамилию волшебника, от которого была беременна моя мать? Мне интересно, каким образом законы дают дышать людям, - Элли улыбалась и вела беседу мягко, хотя хотелось бы пойти сразу в кабинет к Министру Магии и продемонстрировать ему испанский belén* с непосредственным участием раков в зимний сезон. Наверное, потому они с Риком и были так близки - им обоим хотелось знать ответ на извечный философский вопрос.
- Однокурсников, говорите. Значит, мне надо отправиться в Хогвартс, чтобы узнать, кто они были, ведь вы же, вероятно, даже до этих сведений не допускаете средний класс без значка, не так ли? - взгляд Элли скользнул по форменной мантии мистера Нотта. Впервые в её голосе прозвучали нотки горечи и немого разочарования. - В любом случае, вы мне предлагаете заняться расспросами - или нанять кого-нибудь из Лютного переулка, чтобы за энную сумму узнать ночью то, что вы не расскажете днём, - она засмеялась, довольная своей ироничной шуткой. В конце концов, у Нотта было чувство юмора, раз он, служащий Министерства, почти открыто предложил ей прибегнуть к услугам знающих людей. Насколько было известно Элли, в мире волшебников не было профессии "частный детектив", но была масса способов подслушать, подсмотреть и раздобыть информацию. В глазах журналистки её собеседник резко прибавил в весе - чиновник с юморком был нынче редкостью, почти что радужным единорогом, и Нотт, безусловно, заслужил её уважение. - Неплохая идея, буду иметь в виду, мистер Нотт. Главное, чтобы меня дельцы не прикончили, как массу наших европейских собратьев. Говорят, там ради общего блага убивать начали. Континентальные варвары, - пригвоздила Элли, делая ещё какие-то пометки в блокнотике и убирая его назад в маленькую прямоугольную сумочку, привязанную к поясу по последней моде. - Никогда не была по ту сторону торговых рядов Косого переулка, да и не собираюсь, не смотрите на меня так, мистер Нотт. Шутка же, - она потянулась за своей шляпой и тонкими шоколадного цвета перчатками. - Но если вам придёт в голову, кто может нам помочь, буду рада выслушать. В этой приёмной, правда, - она откашлялась, - постараюсь больше не появляться. Всё равно мне откажут, поэтому можете отправить, например, сову на моё имя.
Она встала с кресла.
- По крайней мере, таким как я в магическом сообществе часто приходится слышать слово "нет". Нас спасает только то, что мы его не слушаем.

Belén, исп. "рождество"

Belén - традиция южных европейских народов, включая испанцев и итальянцев, украшать витрины (например, магазинов), дома, офисы, улицы на Рождество сценой самого рождения Иисуса. Как правило, такая инсталляция представляет собой кукольных размеров хлев с колыбелью, Деву Марию, Святого Иосифа и Волхвов. Опционально могут звучать рождественские гимны, а также может включаться подсветка. Проще говоря, это тематическая зимняя инсталляция, а также женское имя, означающее "рождение, новая жизнь".

Отредактировано Elly Twilfitt (2015-01-02 14:53:03)

+1

9

- Это печально, мисс Твилфитт, но таковы уж реалии нашего мира. Чтобы изменить их, пришлось бы устроить революцию.
Кантанкерус сдержанно улыбнулся, всем своим видом демонстрируя смирение перед объективной реальностью бюрократической машины.
- Если вы принесете мне разрешение, подписанное Министром, не думаю, что это что-нибудь изменит. Другое дело, если вы принесете его главе Департамента, а тот даст мне соответствующие распоряжения. Как видите, здесь я не более чем исполнитель. Не думаю, что надо отправляться в Хогвартс для того, чтобы выяснить имена хотя бы некоторых однокурсников вашей матери, если вы знаете год её выпуска. Достаточно посмотреть подшивки светских хроник "Пророка" за июнь-июль того года, где вы обязательно найдете множество более или менее развернутых статей о балах в честь окончания школы отпрысков богатых семейств. С вашей настойчивостью, полагаю, не составит особого труда побеседовать затем с этими самыми отпрысками.
Однако уже следующие слова девушки поселили на лице невыразимца весьма выразительное удивление.
- Я? Предлагаю вам отправиться в Лютный? Ни один нормальный законопослушный гражданин не посоветовал бы такого другому, не так ли.
Другой вопрос о том, можно ли было считать Нотта законопослушным или, к примеру, нормальным. Лично ему самому оба эти определения казались смешными.
- Увы, увы, общее благо - не моя парафия, мисс, поэтому, к сожалению, не могу рассуждать о нем со знанием дела. Лично мне казалось, что в Лютном куда больше озабочены благами личными и убьют скорее ради галеона, чем каких-то философско-политических абстракций. Но мне сложно сказать наверняка. Как и о том, кто конкретно сможет вам помочь: как вы, возможно, догадываетесь, лично у меня никогда не было необходимости просить третью сторону исследовать мою родословную. Но если бы пришлось, то вместо того, чтобы ожидать сову от представителя Министерства, я бы, пожалуй, начал активно распространяться о том, что именно ищу. Знаете, как говорят, кто ищет - находит, и, возможно, мироздание само подарит вам встречу с нужными людьми.
Выслушав последние слова, которые девушка, похоже, могла бы высечь на своем гербе, если когда-нибудь захотела бы им обзавестись, Нотт одобрительно кивнул и усмехнулся.
- Возможно, мисс Твилфитт, возможно. Или же вы настолько настроены на "нет", что слышите его даже там, где собеседник пытается донести до вас что-то совершенно иное.

+1

10

Элли подумала о том, что её собеседник, скорее всего, предпочел бы революции небанальный бланкизм, смешанный с некоторым фаворитизмом. Целая куча управляемых людей, которые подчиняются этим хитрым глазам мужчины, который вряд ли собственноручно кого-то убивал, а если это и делал, то, естественно, магическим способом. Два с хвостом года жизни с ветераном маггловской войны заставили девушку как следует выучить два десятка немагических способов совершить убийство. Вслух она засмеялась.

- Революция - не наш метод, мистер Нотт, - она закончила про себя: "Хотя вы, даю два галлеона, слышали сплетню, что наследница ателье живёт с магглорождённым вне брака". Впрочем, пикантные факты из её собственной бунтарской жизни могли быть и не известны чиновнику - в конце концов, он производил впечатление человека, который себя уважает и оценивает больше, чем в дурацкую сплетню, пусть даже и правдивую. Когда визави упомянул богатые семейства, Элли не отказала себе в удовольствии заразительно серебристо расхохотаться.

- Прошу прощения, - улыбка всё ещё не сходила с её губ. - Мистер Нотт, если бы мои родители были представителями, - как вы сказали? - аристократии, я бы не сидела сейчас у вас и не отнимала ваше время. Моя мать не окончила Хогвартс, говоря прямо - она убежала оттуда во время С.О.В., пока курс писал Историю Магии, как гласит легенда. Я думаю, что всё-таки после экзамена - школа-то охраняется лучше, чем киоск с газетами, и история приукрашена, сильно.
Элли натянула перчатки, невозмутимо надела шляпку, одернула тёплую мантию, застёгивая её на все пуговицы. Министерство Министерством, а декабрь выдался прохладным, и нести домой простуду не хотелось - после приёмной Нотта ей нужно наведаться на рынок, как самой банальной домохозяйке на свете.

- Вы предложили нанять специалиста. Специалисты сидят именно там. Я туда не пойду, - быстро присовокупила Элли. "Одна не пойду", - добавила она про себя, прикидывая, сможет ли ей бравый сожитель сохранить спокойствие от новой информации и планов своей подружки при врождённой ирландской вспыльчивости.

- У людей вашего круга, безусловно, есть фамильные пергаменты с длинными родословными, - Элли протянула руку Нотту, прощаясь. - Простым людям приходится думать, как найти ответы, вот таким образом - обивая пороги и слыша нет... Или слушая собеседников внимательно. Я думаю, что я вас поняла. Дайте знать, если Вам станет что-то известно. О поиске, конечно, знаете не только Вы, - Элли, конечно, не лукавила: чисто юридически знали они с Риком, Нотт, и ещё несколько чиновников, через которых она пробилась на приём. - Поэтому буду благодарна, если вдруг Вы натолкнёте меня на идею - или человека с идеей. Помните - речь идёт не о том, чтобы бахвалиться роднёй, спасшей Рим, а о том знании, что делает нас счастливыми. Откуда мы.

Элли вежливо попрощалась с Ноттом, мягко улыбнувшись чиновнику и прежду выслушав его. В конце концов, он чётко дал ей понять одно - кое-где родословные изучают детальнее, чем того бы хотелось. Как только он закончил реплику, она сделала книксен, почти так же, как делала это её чистокровная подруга Мэйв, и покинула приёмную.

В конце концов, она - банальнейшая домохозяйка, и ей надо на рынок, чтобы было, что приготовить на ужин.

+1

11

Как скажете, мэм, не ваш - так не ваш.
Кантанкерус одобрительно кивнул в ответ на её слова. Отличная позиция среднего класса. Удобная для официальных властей. Как чиновник Министерства, Нотт одобрял её более чем полностью. Как участник РК - делал ставку на тех, кто готов выбрать революцию своим методом.
Он улыбнулся в ответ на смех сидевшей перед ним девушки.
- Хогвартс в некотором роде пропагандирует равенство. В школе всего четыре факультета, и на каждом из них есть представители аристократии. Поэтому даже если ваша мать не слизеринка, думаю, у неё вполне могли бы быть обеспеченные однокурсники.
А что касалось истории с побегом несовершеннолетней студентки, то такое событие и вовсе не могло не оставить следов. В общем, на тот случай, если посетительница все-таки не решится идти в Лютный, а Лютный сам не придет к ней - у неё определенно были шансы получить кое-какую информацию и самостоятельно. Но сейчас, глядя на Элли Твиллфит, Нотт пытался представить себе, что она отступит перед такой преградой - и не мог. Собственно, его догадки подтвердил фамильный перстень, скрытый под перчаткой, который начал нагреваться в тот самый момент, когда девушка заявила, что на задворки Косого не отправится.
- Вот и отлично. Верное решение, - усмехнулся он в ответ на её слова, предполагая, что она вполне в состоянии понять, что речь именно о решении, а не о том, что она только что озвучила.
Кантанкерус поднялся из-за стола, чтобы опять пожать посетительнице руку, теперь уже на прощание.
- Фамильный пергамент с длинной родословной - исключительно дело вкуса. И лично я не сказал бы, что все семьи, у которых есть такие, вполне счастливы. Но если именно это знание подарит вам такое прекрасное состояние, что ж, могу только пожелать вам удачи. И не останавливаться, даже если на пути возникнут преграды. В конце концов, аврорат всегда готов прийти вам на помощь. - Или расследовать вашу скоропостижную смерть. - До встречи, мисс Твилфитт
Девушка наконец откланялась, и Нотт, закрыв кабинет, двинулся по направлению к своему обычному рабочему месту. Для начала неплохо было бы узнать, в каких именно родственных связях состоит мисс Элли Твилфитт с владельцами заведения в Косом, над дверьми которого красуется одноименная вывеска.

+1


Вы здесь » Сommune bonum » АРХИВ ОТЫГРЫШЕЙ » Серая кошка в тёмной комнате


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC