http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/43233.css
http://forumfiles.ru/files/0015/36/99/24120.css
*/

Сommune bonum

Объявление

Добро пожаловать на Commune bonum!
Тучи над головами честных британских магов сгущаются. Геллерт Гриндельвальд, наконец посетил Британию, хоть и инкогнито. Набирающее силу в Англии "Равенство крови" на удивление австрийского гостя способно не просто дать отпор, а нанести первыми удар. Но обычным волшебникам пока нет до этого дела. Ведь у них есть: светская жизнь, проклятия, улыбки и страсть. Это Сommune bonum.
Навигация:
Гостевая Сюжет Нужные Анкета ЧаВо Правила
Внешности Роли Энциклопедия
Администрация:
Wane Ophelia Raven
06.03.15. - Обновлен дизайн и открыты новые квесты!
15.01.14. - А у нас тут новая акция, спешите занять одну из важных ролей — Акция №2. Равенство крови
11.01.14. - Нам месяц!
25.12.14. - А не хотите ли вы поучаствовать в новогодней лотереи?
16.12.14. - А мы тут Офелию веритасерумом напоили... спешите узнать тайны, тайнышки и тайнищи!!
15.12.14. - Открыта запись в первый квест !
11.12.14. - Итак, мы перерезали ленточку - проект открыт. Спешите присоединиться к нам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сommune bonum » АРХИВ ОТЫГРЫШЕЙ » Случайные встречи не случайны.


Случайные встречи не случайны.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://data3.whicdn.com/images/8535841/large.gif
Действующие лица: Mave Abbott, Gwendolyn Shafiq
Место и время действия: кабак "Дырявый котел", 1920 год, ноябрь, 15 число
Описание событий: мисс Мэйв Эбботт, казалось, зашла в "Дырявый котел" совсем ненадолго, однако кто мог знать, кого доведется ей там повстречать? Меньше всего Мэйв ожидала увидеть свою старую знакомую, еще со школьных времен, Гвендолин Шафик. "Рейвенкло, на три года младше", - без труда вспомнила девушка, будто школьные годы миновали только вчера. Удержаться от разговора с блондинкой было чертовски трудно, ведь они не виделись столько лет... А, впрочем, что может им помешать? Как там говорят... "Случайные встречи не случайны"?

+1

2

Мэйв не ходила по таким заведениям, как «Дырявый котёл», потому что приличным леди там было совершенно нечего делать. Поэтому каждый раз перед тем, как свернуть под грязную то ли от времени, то ли от ошивающихся там добродушных пьянчуг, вывеску, она нервно оглядывалась, несколько раз пристукивала каблучками по дорожке и, выдохнув, всё-таки входила. Каждый раз, когда ей по каким-либо причинам приходилось пользоваться не общественной каминной, а каминами Котла, ей необходимо было себя приводить в состояние полного душевного равновесия и старательно улыбаться всем и каждому, пусть даже эти все и каждые были заняты собственной выпивкой, закуской и обсуждением последней квиддичной игры.
И всё-таки, решила она, выходя из камина, тут не так и плохо, довольно мило: только народу много, и шумно достаточно. Мэйв поправила мантию, стряхнула с плеч зелёные крупинки — сейчас ей ещё отправляться домой, но она хотела пройтись до общественной каминной, так было лучше в том плане, что след путешествия было просто невозможно отследить (ей всё ещё было боязно, что кто-то может через её посещения найти домик Элли и Рика и тем самым нанести какой-либо вред её, Мэйв, друзьям), потом ещё раз огляделась, надеясь улыбнуться бармену, чтобы тот запомнил её как доброжелательного клиента — она обычно тут не обедала, предпочитая добираться домой или останавливаться в менее людном месте.
Однако вместо взгляда хозяина или ответственного в этот день, она выхватила из копошащихся по своим делам людей знакомую фигуру — и, прищурившись, всё-таки узнала в изрядно повзрослевшем личике Гвендолин Шафик, Рейвенкло, на пару курсов младше. Неужели? Тоже зашла пообедать? Впрочем, через пару минут сомнения насчёт цели пребывания Гвендолин в этом месте развеялись: та носилась с подносом и, кажется, зарабатывала себе на жизнь. Мэйв мгновенно вспомнила, что у Шафиков дела идут не очень, и посочувствовала бедняжке — той наверняка приходилось зарабатывать на жизнь, помогать семье.
Впрочем, возможно, это была вовсе и не она. Был только один способ проверить.
Мэйв попросила у стойки принести ей чаю и песочного тритончика — их закупали в кондитерской неподалёку, они были отменными — потом заняла столик и принялась ждать. Судя по всему, официантка была то ли одна, то ли ждала подмоги, но Мэйв пришлось подождать, пока к ней, наконец, подошли вместе с её заказом. При ближайшем рассмотрении Гвендолин Шафик действительно оказалась Гвендолин Шафик, и Мэйв это невероятно, просто ужасно порадовало! Надо же, они не виделись пару лет, а тут такая, абсолютно случайная, встреча!
Гвендолин! — она радостно улыбнулась ей. — Мэйв. Мэйв Эббот, мы учились в школе с разницей в пару курсов, — и на разных факультетах, но Мэйв надеялась, что подобная мелочь не остановит Гвендолин от узнавания старой приятельницы — настолько старой, что после выпуска из Хогвартса они совсем не поддерживали контакт. — Так рада тебя видеть! А ты здесь... работаешь?
И всё-таки не смогла сдержать удивлённого тона.

+2

3

Кажется, сегодня пятница. А может уже и суббота... Гвендолин тяжко вздохнула. "Как быстро летит время", – подумала она, отмечая про себя, что два дня без здорового сна сейчас окупаются с лихвой. Два дня подряд девушку мучает какая-то странная, взявшаяся словно из ниоткуда, бессонница. Причин Гвен не знала, а потому не могла и решить эту проблему. Она уже было хотела проштудировать все медицинские книги, которые не один десяток лет пылились в семейной библиотеке, но сил найти в себе не могла. Обычно жадная до знаний, желающая докопаться до сути, сейчас Шафик казалась себе столетней, уставшей от жизни, старухой. Как странно так себя чувствовать в какие-то девятнадцать лет.
В "Котле" сегодня было не протолкнуться. "Наверное, все же суббота". Поглубже вдохнув свежего воздуха у барной стойки, Венди вновь окунулась в бешеный водоворот запахов, разговоров, эмоций. Работать в такие дни было тяжело, даже если до этого вы всю ночь спали как убитый. "Котел" – это одно из тех немногих волшебных заведений, где мог оказаться кто угодно. Тут можно было встретить как дряхлого и бедного, словно церковная мышь, старика, так и даму благородных кровей, облаченную в темный плащ, дабы не выдать себя. Почему-то все аристократы считали "Котел" недостойным своего величия. Они говорили с жаром о том, что их нога ни в жизнь не ступит на порог этого насквозь провонявшего бедностью заведения. Гвендолин хмыкнула. После таких пылких речей было довольно-таки странно видеть их в этом самом "заведении", пьяных вдрызг с необъятной печалью в глазах. И все-таки у "Дырявого котла" была своя особая атмосфера. Сюда приходили самые разные люди, заливали свои проблемы огневиски или, наоборот, громко смеялись над очередной шуткой приятеля. Шафик здесь нравилось, и порой она даже просилась на дополнительную смену, лишь бы не возвращаться в холодный дом. Пусть тут не было ее шикарной комнаты с огромными французскими окнами, которые, к слову, уже изрядно постарели без должного ухода, не было кучи портретов предков, духа "великого чистокровного рода" и всех прочих благородных штучек... Зато здесь были люди, которые не слишком пеклись о твоей крови, и были рады видеть тебя просто потому, что ты – это ты.
Гвен кто-то окликнул с другого конца залы, отчего ей пришлось ловко лавировать между столиками, поставленными сегодня слишком уж плотно друг к другу. Это оказался постоянный клиент, мужчина преклонных лет с добрыми глазами. Его мохнатые усы забавно шевелились, когда она говорил своим, судя по всему, прокуренным голосом. Похлопав девушку по плечу, волшебник заказал горячее и пинту сливочного пива. Венди бросилась к стойке, прижимая к себе поднос, чтобы отрапортовать на кухню, чего желают, как минимум, уже четверо посетителей. Блокнот с ручкой девушке был без надобности, ведь та спокойно запоминала незатейливые названия блюд. Это уж куда проще, чем вся школьная программа по, скажем, заклинаниям. Хотя и тут Шафик видных проблем никогда не испытывала.
Доложив юнцу-стажеру, который, кажется был сыном одного из поваров, о заказах, Гвендолин хотела уже взять перерыв, как на стойке появился дымящийся чайник, чайная кружка и блюдце с десертом, по форме похожим на ящера.
– За десятый столик, Гвенни, – пробасил бармен, крупный и бородатый волшебник, который лихо управлялся с "Котлом", пока его настоящий хозяин где-то пропадал.
– Я сейчас упаду, сэр. Ноги будто свинцом налились, – протянула блондинка, прикрывая ладонью глаза. Она в общем-то не привыкла ныть и жаловаться, но голова обещала в любую минуту дать сбой, если ее хозяйка не переведет дух.
– Отнеси этот заказ, и у тебя будет перерыв до вечера. Все равно пора поднимать нашу "жертву обстоятельств", а то она что-то уж больно долго в депрессии для старшей официантки, – мужчина подмигнул девушке, а та сразу оживилась, предвидя долгий перерыв. "Сразу бы так", – подумала Гвендолин и быстренько составила посуду на поднос.
Ловко обойдя зазивавшихся клиентов у стойки, девушка стремглав бросилась к десятому столику. За ним сидела светловолосая девушка, немногим старше самой Шафик. "Аристократка", – сразу смекнула волшебница. Уж она-то умела различать кто есть кто. Столько времени провести в великосветском обществе и не научиться отличать аристократию от "простых смертных" было бы довольно странно.
– Прошу, ваш заказ, миледи! – улыбнувшись, Венди умело составила посуду на стол, и уже хотела было отчалить, как услышала свое имя, произнесенной с подозрительно радостной интонацией.
Подняв глаза на незнакомку, Гвендолин в шоке уставилась на девушку.
– Мэйв? – удивленно протянула Шафик, когда клиентка представилась. Конечно, она ее помнила, но Эбботт успела измениться. Не так уж и сильно, но, наверное, где-нибудь в потоке людей на улице Гвен вряд ли бы признала ее.
Девушка улыбалась так светло и радостно, как делала это еще в школе. Гвендолин стало неловко – встретиться в таком месте... Хотя Шафик было интересно узнать, что здесь забыла представительница чистокровной фамилии. Дело было даже не в чистоте крови, а скорее в самой Мэйв. Она совершенно не подходила этому месту. Шафик уже хотела было задать свой вопрос, но старая приятельница ее опередила. Все-таки Венди не любила говорить на эту тему, ей не нравилось обсуждать свою новую работу, особенно когда еще совсем недавно она и думать о поиске оной не желала. Но они так давно не виделись... Мэйв ей нравилась, поэтому Гвендолин все-таки присела напротив, положив поднос на колени.
– Да, как видишь, – блондинка не смогла сдержать саркастического смешка, но вскоре взяла себя в руки. – Ты, наверное, в курсе, что приключилось с моей семьей. Теперь это не для кого не секрет, похоже.
Шафик заметила, как забилось ее сердце. Она еще ни с кем это не обсуждала.

+2

4

Да, это ужасно, Гвенни... — грустно произнесла Мэйв. Естественно, сплетни и слухи о банкротстве Шафиков заполнили тесный мир чистокровного общества магической Британии так быстро, как дождевая вода впитывается в сухую землю. — У меня не было возможности выразить свои искренние сожаления по этому поводу, но мне очень жаль.
И Мэйв действительно было жаль — несмотря на то, что за семейными ужинами по этому поводу говорили исключительно про несостоятельность главы семьи как члена общества и его абсолютном неумении вести финансовые дела, раз уж он мог позволить себе выбросить на ветер всё семейное состояние, не обеспечив всех детей безбедным будущим. У Эбботтов детей было четверо, и у каждого на данный момент было всё, о чём только можно было мечтать: старшие дочери получили немалые суммы в приданное, сын получил в подарок собственное поместье и стартовый капитал, коль скоро он выразил желание уйти из отцовского бизнеса, а младшая Мэйв, покуда оставалась в родительском доме, просто занялась благотворительностью на деньги отца — которые, впрочем, никто и никогда не считал.
Это здорово, что ты помогаешь семье в такой сложный период, — хотя Мэйв прекрасно понимала, что работать на данный момент — жизненная необходимость для Гвендолин, она видела и другие пути развития. Шафики хоть и были теперь бедны, всё ещё оставались чистокровным родом, взять в жёны представительницу такого громкого имени был бы рад любой уважающий себя волшебник. И хотя Мэйв претила мысль о том, чтобы выйти замуж за того, кто ей не мил, она думала, что если бы у них случилась такая трагедия, она могла бы пожертвовать собственным благополучием ради того, чтобы семья оставалась на плаву. На деле это так и оставалось мечтами перечитавшей романов девицы, однако Мэйв всё ещё была уверена, что иногда о таких вещах можно и задуматься.
Но мне почему-то казалось, что ты поступила в школу авроров... — Мэйв задумчиво подняла взгляд к потолку. Слухами земля полнится, а чистокровное общество только на слухах и живёт.

Отредактировано Mave Abbott (2015-01-21 21:05:05)

+2

5

Гвендолин не слишком любила проявления жалости как к себе, так и к своей семье в целом. В такие моменты она чувствовала себя неуютно, появлялось желание спрятаться куда-нибудь в угол и заткнуть уши, чтобы не слышать "соболезнований". Да и если уж говорить на чистоту, то потеря состояния никогда не была для Шафик тем, о чем стоит высказывать свое сожаление. "Не умер же никто, в конце-то концов". Венди подумала, что будь перед ней кто-либо другой, а не Мэйв, она бы ответила в своей привычной манере – вставила бы саркастический комментарий или отшутилась как-нибудь. Да вот только присутствие Эбботт, в честности и участии которой можно было не сомневаться, останавливало девушку от колких высказываний. Так или иначе, но в школе они неплохо общались, и портить хорошие отношения еще больше не хотелось.
Вместо ответа Гвен лишь кивнула, принимая участие Мэйв. Она боялась открыть рот и сказать что-то не то, поэтому лишь выдавила грустную улыбку. Конечно, будь они до сих пор при деньгах, Венди могла сейчас бы общаться со своей старой знакомой на каком-нибудь приеме. И ей бы не приходилось притворяться, говоря, что все, в общем-то, не так уж и плохо, что все еще вернется на круги своя и будут Шафики жить, не зная проблем... На самом деле картина не была такой уж и красочной. Денег, заработанных в кабаке, хватало на самое элементарное. Умом Гвен разумеется понимала, что для возвращения ее семье былого величия не достаточно корячиться в "Котле", но иного выхода девушка пока не видела.
– Это здорово, что ты помогаешь семье в такой сложный период, – голос собеседницы выдернул Гвен из не слишком радостных мыслей, чему та была несказанно рада. Блондинка улыбнулась Мэйв уже радостнее.
– Кто, если не я, – Венди рассмеялась, переворачивая горькую правду в шутку. На самом деле в доме девушка видела лишь свои деньги, честно заработанные. Куда брат девал свою зарплату министерского работника, было загадкой номер один для Гвен.
Эбботт, казалось, задумалась о чем-то, все еще глядя на Гвендолин. Не решившись нарушить тишину, возникшую за их столиком, Шафик бросила взгляд в сторону стойки. У нее, еле передвигая ногами, суетилась рыжеволосая женщина средних лет с уже изрядно испачканным передником. Видимо, она еще не до конца проснулась, ведь обычно ее фартуки и форменная одежда были самыми опрятными. Гвен усмехнулась. "Да-а-а, расставание с сожителем иногда вгоняет в жуткую депрессию..." Блондинка вновь перевела взгляд на Мэйв, которая в ту же секунду обратилась к ней с вопросом.
– Тебе не казалось, – девушка улыбнулась кончиком губ. – Я действительно учусь на аврора. Несмотря на весьма плачевное состояние семьи, от своей цели я отказываться все же не намерена.
Гвен заправила прядку за ухо, откидывая волосы назад. Сегодня она почему-то запамятовала заколоть их. Как ее только не отчитали за это?

+2

6

И реплика Гвендолин звучала так отчаянно-горько, что Мэйв вдруг захотелось её пожалеть и погладить по волосам, так стало жалко бедняжку! Подумать только, она ведь на пару лет младше её самой, а уже должна работать в этом хоть и ставшем традиционным заведении, ассоциирующимся в первую очередь с миром магии и волшебства, но всё ещё ужасно грязном и совершенно неподобающем для юной леди из приличной семьи. Мэйв, хотя и в данный момент находилась здесь же по совершенно неубедительным причинам, всё ещё никак не могла взять в толк, почему Гвен приходится работать именно здесь и почему ей вообще необходимо думать о том, как держать семью на плаву. Бедная миссис Шафик!..
Но у тебя же есть отец и брат! Это их обязанность, как мужчин, поддерживать семью! — возмутилась было Мэйв, в которой с самого рождения жило убеждение, что именно мужчина должен зарабатывать деньги — а дело женщины радовать его своим присутствием и помогать по необходимости. Дети, уют, быт — да, всё это женская забота. Работа для души — это она могла понять. Но быть добытчиком!.. Но тут у Мэйв щёлкнула та часть разума, которая отвечала за абсолютную веру в добро и порядочность людей, и она практически испугалась своего столь горячного тона. Вдруг она всё-таки ошиблась и поторопилась с выводами и сейчас могла бы обидеть двух ни в чём не повинных людей! Поэтому она снова заговорила, сама поражаясь собственным заявлениям:
Ох, неужели что-то не так со здоровьем? О, нет, нет, это ужасно... — она сделала паузу. — Или дело в чём-то ещё? — произнесла Мэйв уже гораздо тише, памятуя о быстро расползшихся слухах о карточных подвигах Шафика-отца. Она старалась не давить на Гвен, зная, что подобные вещи наверняка неприятно переживать снова и снова, рассказывая о них каждому встречному, но она знала, что всегда сможет выслушать и по возможности поддержать — поэтому была готова оказать Гвендолин такую помощь.
И тебе не тяжело? Ведь в школе авроров наверняка довольно трудно... — Мэйв задумалась. Страшно было представить саму себя в форменной аврорской мантии — страшно смешно, пожалуй. — Тебе ведь и здесь тоже нелегко работать. Столько народу, а платят наверняка не так много, как хотелось бы...

+2

7

– Никто и не спорит, что это их обязанность, Мэйв...
Гвендолин сказала это как-то слишком тихо, запоздало подумав, что говорить, может, и не стоило. Разумеется. Мужчина – глава семьи. Добытчик, защитник, хозяин. В их обществе так было принято. Женщине следовало лишь нежиться в объятиях мужа, растить детей, посещать светские рауты. Гвен попыталась припомнить, когда мать в последний раз выходила в свет. Воспоминания были смутными, но, кажется, лишь полгода назад, когда в семье еще все было нормально. С того времени она пытается хоть как-нибудь содержать дом, дабы тот совсем не превратился в труху. Но главное, за что Венди ей безмерно благодарна, так это за бесконечные попытки вытащить отца из пучины отчаяния, куда он сам себя загнал.
– Нет-нет, все живы и здоровы, хвала Мерлину, – Шафик поторопилась успокоить взволнованную девушку. Все-таки чья-то бескорыстная забота очень грела душу. – Просто у отца сейчас сложные времена... Нужно расплатиться с долгами, в Министерстве всегда куча работы, да и сам он чувствует себя виноватым.
Шафик поморщилась, вспоминая расклеившегося отца с пустыми и бесцветными глазами, регулярно посещающего работу. Ей хотелось бы, чтобы он снова лучезарно улыбался как и прежде, но чувство вины давит на него со страшной силой. "Кажется, мама говорила что ему урезали зарплату..." Когда первые эмоции после случившегося сошли, девушка поняла, что совсем не зла на отца. Так или иначе, все совершают ошибки. Может, она тоже когда-нибудь натворит дел, поэтому она не смела обвинять отца. Гвен уже давно ему все простила и теперь желала, чтобы он побыстрее возвращался в строй. Одна она вряд ли потянет всю семью.
– А брат, он... В общем, там тоже не все так просто, – Шафик улыбнулась, переводя взгляд куда-то за спину Эбботт. Блондинка подумала, что рассказывать Мэйв – пусть она ей и доверяет – что-либо о своих подозрениях по поводу Томаса было бы не разумно.
Из раздумий Гвендолин вырвал голос приятельницы. Ей на секунду захотелось крепко обнять девушку, настолько она расчувствовалась. Давно о ней никто так искренне не волновался.
– Если скажу, что не тяжело, то совру, правда? – Гвен широко улыбнулась, стараясь избавиться от внезапно нахлынувших чувств. – Конечно, трудно, Мэйв. Но, знаешь, я воспринимаю это, как испытание. Бросаю вызов суровой реальности, так сказать.
Шафик вдруг рассмеялась, до того ее фраза показалась ей глупой. Но она ничего не могла с собой поделать. Она всегда старалась отшучиваться, тем самым не нагружая других своими проблемами. Иногда это помогало ей не думать слишком серьезно о жизненных трудностях, не сводя саму себя с ума от переживаний.

+1

8

О, ты такая храбрая и сильная, Гвендолин! Я бы так никогда точно не смогла, — горячо прошептала Мэйв — да, от переизбытка волнений от такого рассказа она умудрилась скатиться в театральный шёпот — и взяла Гвендолин за руку, тихонько сжала — это вообще был один из тех жестов, которые Мэйв повторяла часто, но неосознанно, пытаясь продемонстрировать свою поддержку и своё присутствие рядом. В конце концов, слова так мало значат, пусть даже это слова человека, который в своей жизни не сказал практически ни слова лжи.

Все они, в высшем чистокровном обществе, были людьми, привыкшими к роскоши и заботе со стороны если не близких, то хотя бы получающих хорошую зарплату посторонних. Мэйв везло от и до: все её родственники так или иначе владели хорошим доходом, а отец и вовсе был известен в магическом мире, как человек не только доброго нрава, но и большого достатка. Всё это позволяло младшей дочери в семействе не думать ни о галлеонах, ни о работе — она могла заниматься тем, чем хотела, и делать то, что ей казалось нужным. Её будни проходили совсем не так, как будни пусть даже полукровок — тем частенько приходилось не только работать, но и вырывать своё место под солнцем зубами. Дни Мэйв проходили совсем не так, как дни Элли или Гвендолин: Мэйв могла позволить себе наслаждаться вниманием своего тайного поклонника, сидя в своей комнате на втором этаже, и ухаживать за растениями в саду, но не бегать с подносами по грязной ночлежке или в поисках сенсаций старательно не замечать презрительные взоры чистокровных — как то приходилось делать её лучшим друзьям.

Расскажи мне об аврорате! — Мэйв решила перевести тему, чтобы не особенно зацикливаться на неприятной для собеседнице реальности. — Там, наверное, страшно интересно. И просто страшно, хотя сейчас спокойные времена, не то что раньше.
О, святая наивность.

+2

9

Шафик была далеко не любительницей комплиментов, считая, что даже люди с самыми искренними намерениями все равно будут тебе льстить. И пусть о Мэйв девушка была самого что ни на есть положительного мнения, она все равно отмахнулась от восторженных слов, будто это было само собой разумеющееся. Однако руку Эбботт сжала в ответ, не желая обидеть собеседницу.
Просьба рассказать о своем нынешнем месте учебы несколько выбила Гвен из колеи. Она растерялась, на пару минут зависнув, пытаясь лихорадочно придумать какой-нибудь интересный рассказ о курсах для будущих авроров. На деле ничего особо занимательного там не было. Та же школьная программа с несколькими изменениями, но на порядок сложнее, и, наверное, совсем новые для выпускников дисциплины. Например, их обучают правильной маскировке и слежке. Еще будущих мракоборцев гоняют на уроках по физ. подготовке и выживанию. "Универсальный солдат" – как-то она услышала это словосочетание от одного из преподавателей. Это точнее всего описывало то, какими они должны стать.
– Ммм, там скорее не страшно, – Гвендолин улыбнулась, глядя на искренне заинтересованную в ее словах Мэйв, – а сложно.
Да, это было точное определение. Обилие информации, которое на них выливали ежедневно, порой не успевало усвоиться, а от физических нагрузок жутко горели мышцы. И все-таки никто не смел жаловаться, ведь дать слабину значило забыть об аврорате навсегда.
– И самое главное, что сложность заключается не столько в утомительном обучении, а сколько в борьбе с самим собой. – Шафик на секунду задумалась, подбирая слова. – Иногда тебе становится так тяжело, что хочешь все бросить, но оглядываясь назад, понимаешь, что иначе все будет напрасно. Все часы, потраченные на заучивание материала или практику магии, окажутся потраченными зря. Аврор должен быть стойким, уметь наступать себе на горло и идти вопреки своим желаниям. Того требует работа.
Гвендолин улыбнулась, в душе надеясь, что не слишком уж нагнала ужаса на Мэйв. Ведь то, что казалось нормальным, в порядке вещей для Шафик, могло ввергнуть Эбботт в шок.
– Спокойные-то они, спокойные, но терять хватки нельзя никогда, – поджав губы, Венди прокомментировала последнюю реплику приятельницы. – Злодеи всегда были и будут. Они точно не дадут нам скучать, это уж к гадалке не ходи.
"Ни дня без сарказма" – во истину девиз Гвендолин. С таким-то отношением к жизни и в аврорат, м-да. Легких путей мы не ищем.

+1

10

А ты уже была на заданиях или пока это как в школе? У меня совсем никто из знакомых не работает в аврорате, поэтому я даже не знаю, как там учат, — посетовала Мэйв, думая, походит ли стажировка в отделе хит-визардов на авроратские стажировки. — Только брат в хит-визардах. Но это, наверное, совсем другое дело, я не знаю.
Сама она о работе даже и не думала: в крайнем случае, она всегда может открыть свои частные теплицы и продавать ингредиенты для зелий, а делами будет заправлять специально нанятый человек — или, может быть, даже её будущий муж или отец, коль скоро пока кандидатуры не выстраивались в ряд с плакатами "выбери меня, я хороший". Это очень облегчало жизнь: Мэйв знала, что не будет ни в чём нуждаться, поэтому даже не рассматривала для себя возможности трудоустройства, особенно в такие опасные места, как аврорат. Ей было по душе оставаться хранительницей очага и талисманом в доме — в будущем растить детей и пить чай в БельВи, обсуждая с подругами модные нынче фасоны мантий и успехи чадушек.
Гвендолин говорила, и Мэйв понимала, что ей это нравится — нравится такой образ жизни, который сама Мэйв сочла бы ужасным и катастрофическим, нравится, несмотря на такие сложности в собственной жизни. Гвендолин упорно шла к своей цели, а это было совершенно похвально, хотя Мэйв и было жаль её положения — жаль, что ей приходится расплачиваться за ошибки своих родителей.
Конечно. Хорошо, что всегда на страже закона будут люди, которые горят этим и не отступаются от своего. Можно спать спокойно, — согласилась Мэйв, улыбаясь.
О, я тебя не задерживаю? Ты ведь работала, а я тебя совсем заболтала... — спохватилась Мэйв и виновато посмотрела на Гвендолин. Возможно, в зале она работала не одна и это позволяло ей оставаться у столика так долго, как она того хотела, но Мэйв совершенно не хотелось быть причиной конфликта с руководством, тем более, что найти работу наверняка было не так просто, когда нужно совмещать её с учёбой. — Не хочется, чтобы у тебя были проблемы из-за меня.

+1

11

– Пока я только учусь, – с досадой заметила Гвен. – Еще где-то полтора года до моего первого задания... Ты просто не представляешь, как охота выпуститься. Какой бы интересной не была учеба, она всегда напрягает.
Шафик подперла голову рукой, устремляя взгляд на Мэйв, но будто не видя ее. Мыслями она была уже далеко в будущем, где выполняла интересные, но опасные задания, стояла на страже безопасности волшебного мира. Тяга к подобной работе немного озадачивала Венди, ведь ей, как девушке, подобное должно быть чуждо. Наверное, родители были бы рады, выйди она замуж за какого-нибудь знатного и богатого волшебника, который помог бы Шафикам восстановить былое величие... Гвендолин поморщилась, уже представив во всех красках, во что превратится ее жизнь. "Уж лучше я буду работать, как ломовая лошадь, чем выскакивать за первого встречного". Гвен не переносила лжи и притворства в отношениях, чувствах настолько, что ей становилось плохо всякий раз, стоило ей увидеть нечто подобное. Какой толк в браке, если один из супругов ничего не испытывает к другому или, хуже того, ненавидит его? Наверное, Шафик была слишком романтичной натурой, ожидающей "того самого принца на белом коне". Покачав головой своим собственным мыслям, Гвендолин вернулась в реальность, заметив, что Мэйв продолжает что-то говорить. Чуть не стукнув себя по лбу за излишнюю задумчивость, Гвен вся обратилась в слух.
– Спасибо за доверие, – решив изменить своим принципам хоть раз, Венди благодарно улыбнулась, принимая завуалированный комплимент девушки. – Будем стараться, – неопределенно махнув рукой, уверенно произнесла Шафик.
В следующее мгновение Эбботт вся встрепенулась и обеспокоенно поинтересовалась, не задерживает ли она Гвендолин. Это вызвало теплую улыбку на губах Шафик, а затем тихий смех при взгляде на виноватое лицо Мэйв. Все-таки эта девушка была на удивление светлой, искренней и немножко наивной, но это ничуть не портило ее.
– Не волнуйся, Мэйв, – хихикнув, протянула Гвендолин. – У меня перерыв до вечера. Лучше расскажи о себе. А то я все о себе, да о себе... У тебя ведь, наверное, есть о чем рассказать.
Гвен была бы рада услышать что-нибудь из жизни Мэйв. Из ее спокойной и беззаботной жизни. Внезапно накатила волна ностальгии, вызвав немного грустную улыбку на лице Шафик.

Отредактировано Gwendolyn Shafiq (2015-01-29 17:24:15)

+1

12

Учиться Мэйв всегда нравилось, хотя она и не могла похвастаться абсолютной склонностью ко всему на свете. Главное, что она знала — хорошая учёба положена для настоящей леди, поэтому старалась соответствовать. Ещё она была убеждена, что без тщательной учёбы ни в коем случае нельзя приступать к делу, особенно к такому опасному, как работа аврором — но Гвендолин была совершенно другой, куда более своенравной, чем Мэйв, поэтому она просто кивнула и улыбнулась, улыбнулась и кивнула. Несколько раз, поддерживая диалог. В конце концов, сама она никогда не пробовала учиться на аврора — это наверняка куда сложнее, чем ухаживать за цветами в родном саду.
Долгие у вас перерывы... — абсолютно ни к чему произнесла Мэйв, раздумывая, что, может быть, такие свободные графики в такого рода заведениях действительно были основной причиной, почему Гвендолин оказалась здесь. Ей нужно было время для учёбы, которой она должна была старательно заниматься, чтобы стать хорошим аврором, и наверняка нужно было какие-то часы уделять сну, еде и родственникам, друзьям, которые даже с появлением такой огромной катастрофы, которая произошла в доме Шафиков, не должны были никуда деться. Жизнь, в конце концов, не заканчивалась.
Ну, моя жизнь не такая интересная, как твоя, — засмеялась Мэйв. — Дома ухаживаю за садом, иногда занимаюсь благотворительностью. Недавно была в Мунго, кстати.
И Элли даже делала колдографии — не забыть бы их забрать, даже любопытно посмотреть на них.
Об Ирвинге она, конечно, умолчала: о нём она не говорила даже хранительнице своих секретов Элли, лучшей подруге, которая была рядом с того самого первого сентября, когда они обе только поступили в Хогвартс на Гриффиндор. Это пока было для Мэйв тем самым, что она предпочитала держать при себе и наслаждаться чувством собственной радости наедине с собой — при мыслях об Ирвинге кровь всегда приливала к лицу.

+3

13

- Долгие у вас перерывы... - донеслось с противоположной стороны стола. Гвен вскинула голову, пару раз удивленно хлопнула глазами, а затем хмыкнула, улыбнувшись. На самом деле такие перерывы были редкостью, как правило, шеф давал на перерыв от получаса до часа, чтобы успеть проветрить мозги и что-нибудь перехватить на кухне. На памяти Шафик это был всего лишь третий или четвертый раз, когда ее отпускали в такое свободное плаванье.
Такой маленький и скромный рассказ о жизнь Мэйв вызвал на лице Гвендолин мягкую улыбку. Наверное, она бы сама была не прочь вот так вот просто ухаживать за собственным садиком в фамильном поместье. И все же это занятие казалось ей каким-то слишком простым и спокойным, как будто из другого мира. Наверное, ее мать в молодости занималась чем-то подобным, как и пристало благородным леди. То ли Венди так сильно сжилась с образом грозной волшебницы-аврора, то ли это всегда было не в ее характере, но она с трудом представляла себя на месте мисс Эбботт. "Гм, наверное, я просто не предназначена для такой жизни..." Однако все эти размышления заняли не больше минуты времени, и Шафик поторопилась откинуть эти мысли. Так или иначе, но сейчас она учится на аврора и подрабатывает официанткой, и бесплодные размышления на тему "а вот если бы..." - лишь пустая трата времени.
- Что ты, Мэйв, - отмахнулась блондинка, - твоя жизнь как раз-таки нормальная. Нор-маль-на-я. И пусть многие считают, что быть "нормальными" скучно, я все же придерживаюсь мнения, что это то, что нужно. Ну, знаешь, - Шафик задумалась, подбирая слова. - Постоянство. Уверенность в завтрашнем дне.
Гвен улыбнулась, теша себя мыслями, что и у нее когда-нибудь появится "уверенность в завтрашнем дне". Может, когда она станет полноценным аврором? У нее будет надежная служба, постоянный доход. Тогда она, наверное, и семье сможет помочь, действительно помочь, а не только приносить жалкие чаевые. "М-да... было бы неплохо, весьма неплохо..."
Только Шафик собралась еще о чем-то спросить, как на весь кабак разнесся громогласный голос шефа.
- Гвендолин, тащи свою ленивую задницу на кухню! Быстро! - прогремел бородатый мужчина, указывая пальцем точно на Гвен, а затем скрылся в дверях кухни.
Девушка обреченно вздохнула, прикрыв ладонью глаза, и начала мысленно осыпать безруких практикантов всеми известными ей словами, притом далеко не лицеприятными. "Понабрали идиотов и теперь еще и официанток заставляют рассказывать, как правильно тесто замесить или заставить плиту гореть". Пробежавшись взглядом по залу, Гвендолин с досадой заметила, что рыжая бестия и еще парочка новеньких молоденьких официанток вовсю носятся по залу. "Ну, конечно, как сразу, так Гвендолин. Больше козлов отпущения не нашлось!"
- Гвендолин! Мне тебя ждать до второго пришествия?! - рявкнул басом начальник, выглядывая из-за двери и хмуря брови. Через секунду он вновь скрылся в кухне, то теперь Шафик поняла, что нужно срочно бежать и молиться, чтобы ей не досталось по первое число. Этот тон она знала хорошо, и он не предвещал счастливого конца смены.
- Прости! - блондинка вскочила из-за стола, с сожалением улыбаясь и смотря на подругу. - Пора бежать, а то этот изверг со свету сживет, если не потороплюсь! - Шафик рассмеялась, дабы Мэйв не восприняла это за правду. А хотя это могло вполне себе оказаться правдой. Самой правдивой из всех. - Рада была тебя увидеть, а то, кажется, еще с самого выпуска не общались... В общем, я побежала! До встречи, Мэйв!
Шафик широко улыбнулась и помахала на прощанье Эбботт, попутно продирая себе путь в сторону подсобных помещений. Прижав поднос к груди, чтобы его никто ненароком не снес, Венди в последний раз глянула на девушку, сидевшую за столиком, и отвернулась в сторону барной стойки, у которой кружила рыжая лиса.
- Не говори ни слова, сама знаю, что меня пустят на фарш вместо какой-нибудь хрюшки, - продекларировала Гвендолин, выставляя вперед руку, как бы предостерегая коллегу от уже готовых вырваться язвительных комментариев.
Оставив поднос на стойке, Гвен толкнула дверь в кухню и осторожно ступила за порог.
"Теперь главное - дожить до конца смены".

+1


Вы здесь » Сommune bonum » АРХИВ ОТЫГРЫШЕЙ » Случайные встречи не случайны.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC